Лучшие средства от боли в суставах и остеохондроза

(Проверенно лично нашей редакцией сайта)

1.Пантогор

Пантогор
Гель “Пантогор” - разработка российских ученых, которая успешно лечит заболевания суставов и опорно-двигательного аппарата.
Сам по себе гель эффективно справляется с болью в суставах, снимает воспаление, устраняет отек, восстанавливает подвижность. Такой эффект достигается благодаря уникальной формуле на основе пант алтайского марала
Так же проверенно лично Еленой малышевой.
На сегодняшний момент это лучшее средство..
Подробнее...

2. Крем Здоров

Здоров
В 2016 году, в Научно-исследовательском институте по заболеваниям опорно-двигательного аппарата и костно-мышечной системы успешно закончены клинические испытания третьего поколения - крем-воска ЗДОРОВ®, созданного для борьбы с заболеваниями опорно двигательного аппарата.
Пресс служба института обнародовала следующее: Подробнее...
   

Аномалии шейного позвоночника

Cмирнов В.В., Малиновский Е.Л., Саввова М.В., Лебедева В.В., Новосельцев С.В.
Аномалии и пороки развития шейного отдела позвоночника в практике врача-остеопата. Критерии лучевой диагностики.
СПбМАПО, Институт остеопатии, г. Санкт-Петербург
                   ООО «Центр реабилитации», г. Обнинск
                       ФГУЗ КБ №8 ФМБА России, г. Обнинск

Ключевые слова: шейный отдел позвоночника, аномалии развития, мануальная терапия, остеопатия.

В обзорной статье описаны аномалии развития шейного отдела позвоночника, нередко обуславливающие дисфункциональные нарушения структурного, органического плана. Приведены критерии лучевой диагностики в вариантах рентгенологических и компьютерных исследований. Отражена тактика мануальной и остеопатической коррекции при описанных нозопатологиях.

В структуре заболеваний шейного отдела позвоночника доминирующее значение имеют межпозвонковые дисфункции, формируемые как функциональными, так и органическими нарушениями. Органические поражения, носящие также название структурных, обусловлены деформацией позвонков или же межпозвонковых дисков, обусловленных дегенеративными и дистрофическими процессами.

Кроме того, существенную долю в структурных нарушениях шейного отдела  позвоночника имеют аномальные отклонения. Аномалии, как вариант отклонения от морфологической нормы связаны с нарушением  филоонтогенетической историей развития структур позвоночника.

По образному высказыванию В.А. Дьяченко, аномалии – это эксперимент природы, условия которого мы сегодня не можем учесть. Аномалии развития позвоночника подчас клинически не проявляются и обнаруживаются случайно при рентгенологическом исследовании или на аутопсии. В отдельных случаях они могут влиять на клинический полиморфизм других заболеваний соответствующего отдела и, в  частности, шейного остеохондроза. Некоторые из аномалий могут иметь самостоятельное клиническое значение [4, 6, 9, 11, 18].

Аномалии и пороки развития отдельных позвонков оказывают существенное влияние на статику позвоночника в целом и кинематику каждого позвоночно-двигательного сегмента (ПДС). И именно данные факторы и являются важными для мануальных терапевтов.

Следует заметить что в настоящее время существуют следующие методы биомеханического обследования позвоночника [2]: 1) клинические тесты; 2) механические измерительные устройства; 3) методы визуализации (функциональная рентгенография, видеорентгенография, МР-томография); 4) инвазивные методы; 5) динамометрия; 6) специализированные программно-аппаратные комплексы (для оценки статических положений – контактные и бесконтактные; для оценки процесса движения – контактные и бесконтактные).

Несмотря на все попытки усовершенствовать методы биомеханического обследования, ни один из вышеперечисленных способов не является исчерпывающим. Одни из них в значительной степени субъективны, другие - малоинформативны, третьи – дорогостоящи и сложны в применении. Однако среди всех вышеперечисленных методов биомеханического обследования такие методы визуализации, как функциональная рентгенография и МРТ, все же приоритетны, как наиболее информативные и способные максимально отразить картину структурных и функциональных нарушений.

Также привлечение рентгенодиагностики на этапе предварительных исследований дает возможность выявления большинства противопоказаний для проведения активных мануальных манипуляций, особенно в области позвоночника [14].

Наибольшее внимание врачей – остеопатов и мануальных терапевтов привлекают аномалии развития позвонков краниовертебральной зоны.
По данным М.К. Михайлова (1983) аномалии развития позвонков краниовертебральной зоны встречались у 8 % обследованных пациентов.
Наиболее часто из аномалий развития шейного отдела позвоночника диагностируются: незаращение задней дуги атланта - у 3,3% пациентов, конкресценция второго-третьего шейных позвонков у 2,4%,  седловидная гиперплазия атланта в 17,3%, гиперплазия реберно-поперечных отростков С7 (шейные ребра) в 23%, аномалия Киммерле в 17,2% случаев [1, 7, 10, 17].

Щели  дуг  позвонков – наиболее часто встречающаяся  аномалия развития.  Щели в дугах атланта определяются у 3,3 % пациентов.

Щели дуг – это отсутствие костной спайки дуги, что может объясняться или аномалией окостенения – отсутствие окостенения замкнутой хрящевой дуги, или отсутствием самой дуги. И дефект дуги, и аномалия окостенения на рентгенограмме представляются щелью.

Щели в задней дуге атланта являются, скорее, дефектами окостенения, чем неслияниями полудуг. Гистологические исследования обнаруживают в таких щелях или дефектах волокнистую соединительную ткань [3, 5, 6, 8].

На рентгенограмме в прямой проекции определяется центрально расположенная  полоса просветления в пределах контуров задней дуги атланта. На спондилограмме в боковой проекции отмечается отсутствие внутреннего контура основания остистого отростка (рис.1, В).А В.

Рис.1. Аномалия развития. Врожденное незаращение задней дуги атланта. Spina bifida posterior C1. Рентгенограммы и схемы шейного отдела позвоночника в прямой (А) и боковой (В) проекциях. Условные обозначения, здесь и далее: поз. «а» - рентгенограмма, «b» - схема. На рентгенограмме в прямой проекции определяется расщелина задней дуги атланта. На рентгенограмме в боковой проекции отсутствует внутренний контур позвоночного канала в основании остистого отростка С1.

Рис.2.  Рентгеновская компьютерная томография. Аксиальная проекция. Spina bifida posterior C1.

Рис. 3.  Рентгеновская компьютерная томография. Аксиальная проекция. Spina bifida posterior C5.
При аномалиях развития (незаращение дуг позвонков) возможны манипуляции только на выше- и нижележащих двигательных сегментах.
Пороки  сегментации – это пороки задержки развития позвоночника, при которых дифференцирование или совсем не наступает, или не доходит до конца. Данные пороки распространяются на целые отделы позвоночника и на отдельные позвонки.  Наиболее часто наблюдаются пороки сегментации шейного отдела, известные под названием синдрома Клиппеля – Фейля, в основе которого лежит блокирование деформированных шейных позвонков, укорочение шеи, ограничение ее подвижности. Аномалия      внешне      проявляется  выраженным   укорочением шеи.   С первого взгляда создается впечатление, что шея отсутствует [3, 9, 16].          

Рентгенологическая картина может быть разнообразной.   Патологический процесс может охватывать только три позвонка в шейном или грудном отделе позвоночника, а в некоторых случаях отмечается тотальное слияние всех шейных позвонков. На рентгенограмме шейный отдел искривлен, прослеживаются боковые клиновидные позвонки, конкресценция, блок из несегментированных шейных, верхних и, реже, средних грудных позвонков, иногда с единым крупным остистым отростком, межпозвонковые отверстия круглые или овальные, малых размеров (рис.4).


Рис.4. Порок сегментации шейного отдела (болезнь Клиппеля-Фейля).  Конкресценция тел С4 – С5.

Данная аномалия является не только пороком сегментации, но и пороком формообразования.

Синдром Клиппеля-Фейля необходимо дифференцировать со спондилитом. Для синдрома Клиппеля- Фейля характерно отсутствие деструкции позвонков, теней абсцессов и дополнительного костеобразования.

Мануальная терапия при болезни Клиппеля-Фейля не проводится.

Среди аномалий сегментации наибольшее значение имеют врожденные блоки одного или нескольких ПДС.

Под   конкресценцией (анатомическим  блокированием) позвонков следует понимать врожденный дефект дифференцирования соседних позвонков, проявляющихся в их костном слиянии. Аномалия выражается, преимущественно, в слиянии двух позвонков. В редких случаях встречаются слияния и трех позвонков [3, 15, 18].          

Различают полное блокирование, когда сливаются тела и дуги, и частичное – при слиянии преимущественно дуг и остистых отростков. Наблюдается как двустороннее, так и одностороннее слияние костей. При частичном блокировании межпозвонковый диск резко сужен, по краям тел позвонков имеются частичные костные соединения. Слившиеся позвонки сохраняют свою высоту, не деформированы, поперечные отростки не изменены, межпозвонковые отверстия нормальной величины. Костная структура сросшихся позвонков обычная, без дефектов и склерозирований. Граница между позвонками не всегда исчезает – часто можно отметить край позвонка, узкую полоску плотной костной ткани (рис.5-7). А В
                         
Рис. 5. Аномалия развития. Полный блок (слияние тел и дуг С2-С3). На рентгенограммах и схемах шейного отдела позвоночника в прямой (А) и боковой (В) проекциях отмечается отсутствие межпозвонкового диска С2-С3, остистые и суставные отростки соединены.

Рис.6.  Частичное блокирование тел С6 – С7. На рентгенограмме шейного отдела позвоночника боковой проекции отмечается частичное блокирование тел С6-С7. Условные обозначения: «а» – рентгенограмма, «b» – схема.

Рис.7. Магнитно-резонансная томограмма шейного отдела позвоночника. Т2-ВИ. Срединный сагиттальный срез.  Условные обозначения: поз. «1» - конкресценция тел С4-С5, поз. «2» - протрузия межпозвонкового диска С5-С6, поз. «3» - грыжа межпозвонкового диска С6-С7.

Блокирование позвонков встречается  у 2,4 %  пациентов и чаще всего наблюдаются между вторым и третьим шейными позвонками. Обычно наблюдается полное блокирование. Возникновение блокирования может быть следствием нарушения дифференцирования в раннем периоде эмбриологического развития или недоразвития межпозвонкового диска с последующим костным слиянием [4, 6, 10, 12].

Слияние позвонков может быть не только врожденным, но и приобретенным. Приобретенные блоки могут возникнуть в связи с инфекционными или воспалительными заболеваниями (чаще всего: остеомиелит, туберкулез, бруцеллез, тиф), а также выраженным остеохондрозом в стадии фибротизации диска (табл. 1).

Таблица 1
Дифференциально-диагностические признаки врожденного и приобретенного блока

Конкресценция

Приобретенный блок

Сохранение нормальной высоты тел в блоке

Уменьшение высоты тел позвонков, особенно в передней их части

Прямая вертикальная линия в области задней части блока

Углообразная деформация аномалии задней границы блока вследствие деструктивного процесса

Сращение остистых отростков

Отсутствует сращение элементов дуг

Сохранение замыкательных пластинок тел позвонков

Признаки разрушения костной структуры тел и дисков

Уменьшение высоты межпозвонкового отверстия и правильная округлая его форма

Уменьшение или увеличение межпозвонковых отверстий и их деформация

Наличие сопутствующих аномалий

Нехарактерны сопутствующие аномалии

Отсутствие анамнестических сведений о перенесенных инфекциях, травмах и т.д.

Анамнестические сведения о перенесенных инфекциях, травмах и т.д.

 

При конкресценции тел позвонков (врожденный блок) мануальное воздействие направляется на выше- или нижележащий двигательные сегменты позвоночника, но, ни в коем случае,  не на область патологических изменений.

В краниовертебральной области наблюдаются аномалии, известные под названием  ассимиляции  и   манифестации   атланта. Ассимиляции атланта встречаются в 0,14 – 2 % случаев [3, 4, 9, 11]. Аномалии ассимиляции состоят в том, что атлант частично или полностью сливается с затылочной костью. Ассимиляция атланта сопровождается отсутствием или недоразвитием поперечной связки атланта. Это создает условия для вывиха головы вперед, даже при легкой травме.

Анатомическая сущность ассимиляции атланта состоит в том, что боковые части его на одной или на обеих сторонах, а также дуги частично или полностью срастаются с затылочной костью, большей частью асимметрично. Атлант обычно уплощен и истончен. Виды срастаний чрезвычайно разнообразны. Обычно при ассимиляции передняя дуга атланта срастается с базальной частью затылочной кости, задняя же большей частью представляется расщепленной (рис. 8). Различаются односторонние и двусторонние ассимиляции – при слиянии, соответственно, одной или обеих сторон позвонка.

Рис.8. Ассимиляция атланта. На рентгенограмме шейного отдела позвоночника в боковой проекции задняя дуга атланта сращена с затылочной костью. Конкресценция тел и дуг С2-С3. Верхушка зуба аксиса находится выше линии Чемберлена и Мак-Грегора.

Манифестация проатланта - аномалия, проявляющаяся с различной степенью выступания  костных краев у большого затылочного отверстия. Эта аномалия чрезвычайно разнообразна по форме и развитию. Так, в одних случаях выявляется передняя дуга, в других – задняя, либо боковые элементы (околососцевидные, яремные, околозатылочные, околосуставные отростки). Эти костные образования иногда настолько развиты, что сочленяются с поперечными отростками атланта.

Манифестация проатланта может проявиться незначительным уплотнением заднего края большого затылочного отверстия, а также наличием отдельных косточек в проекции задней или передней атлантоокципитальной мембраны [15, 18]. По данным Ю.Н. Задворного (1977) манифестация проатланта встречается довольно часто и принимает вид дополнительного ядра окостенения, располагающегося в пространстве между передней, задней дугой атланта, вершиной зубовидного отростка аксиса снизу и основанием или чешуей затылочной кости сверху [6, 12] (рис.9).

Рис.9. Манифестация проатланта. На рентгенограмме шейного отдела позвоночника в сагиттальной плоскости в проекции задней атлантоокципитальной мембраны определяется ядро окостенения полуовальной формы с четкими контурами. а – рентгенограмма, б – схема.
Ассимиляция атланта и манифестация проатланта относятся к аномалиям развития сегментарного плана, а именно, к численным вариациям, так как в этих случаях наблюдается увеличение или уменьшение числа сегментов позвоночника [3, 18].

У больных с ассимиляцией атланта при отсутствии у них очаговой неврологической симптоматики можно проводить мануальную терапию по поводу вертеброгенных головокружений и цефалгического синдрома. Из приемов мобилизационной и манипуляционной техники, во избежание травмирования спинного мозга, необходимо исключить «кив», «закив», «предкив», ротацию С1 – С2 [11, 16, 17].

Седловидная   гиперплазия    атланта  -  увеличение в размерах боковых масс атланта. По данным А.М.Орла (2006) она диагностируется у 17,3% обследованных. На рентгенограммах в прямой проекции боковые массы атланта увеличены в размерах, расположены симметрично, их верхний контур расположен выше верхушки зуба аксиса. На рентгенограммах в боковой проекции верхний задний контур боковых масс располагается выше задней дуги атланта (рис.10).

Рис. 10.  Седловидная гиперплазия боковых масс атланта.

При седловидной гиперплазии атланта необходимо исключить манипуляции и мышечные релаксации на область шейно-затылочного сустава.
Аномалии в  шейно-грудном отделе сводятся преимущественно к появлению реберных элементов у седьмого шейного позвонка или к редукции ребер у первого грудного позвонка.

Шейные   ребра – это видоизмененные реберные отростки, преимущественно седьмого шейного и в редких случаях других шейных позвонков. По величине и степени развития шейные ребра очень вариабельны: от небольших добавочных фрагментов у поперечного отростка до вполне сформировавшихся ребер, которые синостозируют с первым ребром и даже достигают рукоятки грудины.

Различаются следующие степени развития:

  • первая: шейное ребро не выходит за пределы поперечного отростка;
  • вторая: шейное ребро не доходит до хрящевой части первого ребра;
  • третья: шейное ребро достигает хряща первого ребра и соединяется с ним;
  • четвертая: шейное ребро сформировано наподобие грудного и достигает рукоятки грудины, соединяясь с хрящом первого ребра.

Шейные ребра, по данным разных авторов, встречаются в 1,5 – 7 % случаев, в  2/3 случаев в виде парной аномалии, чаще у женщин [7, 12, 16] (рис.11).

Рис.11. Типы шейных ребер в рентгеновском изображении. Условные обозначения: «a», «c» – рентгенограммы, «b», «d» – схемы.

При шейных ребрах часто возникает синдром передней лестничной мышцы. При боковом наклоне в сторону удлиненного шейного ребра компремируются позвоночная и подключичная артерии или передняя лестничная мышца. Поэтому, перед началом курса мануальной терапии помимо рентгенологического исследования необходимо выполнить ультразвуковую допплерографию брахиоцефальных артерий для выяснения степени заинтересованности позвоночной артерии. При проведении мануальной терапии необходимо исключить боковой наклон в сторону удлиненного ребра.

Превращение борозды позвоночной артерии, располагающейся на дуге атланта, в канал (вследствие образования костного мостика над этой бороздой) – называется  аномалией     Киммерле.  Выделяют медиальное положение костного мостика, когда он связывает суставной отросток и заднюю дугу атланта, и боковое, если мостик перекидывается между суставом и реберно-поперечным отростком атланта, образуя аномальное кольцо, латеральнее суставного отростка (рис.12).  

Рис. 12. Латеральный (а) и медиальный (б) аномальные костные мостики атланта, формирующие кольца для позвоночной артерии.


Рис.13. Аномалия Киммерле. На рентгенограмме шейного отдела позвоночника в боковой проекции определяется костная перемычка, соединяющая задний край боковой массы атланта и заднюю дугу атланта.

По данным М.А.Бахтадзе (2002) наличие полного или неполного заднего мостика атланта встречается в 17,2 %  случаев. Размеры отверстия, образованного на задней дуге атланта при наличии заднего мостика атланта, достаточно постоянны и сравнимы с размерами отверстия позвоночной артерии в поперечных отростках атланта. Кроме того, необходимо учитывать и то, что позвоночная артерия никогда не занимает всего объема отверстия (позвоночная артерия в костном канале занимает в среднем 35 % от его объема).

Фиброзная ткань,  окружающая позвоночную артерию, ее венозное и симпатическое нервное сплетение, а в области задней дуги атланта и затылочный нерв, служит для них каркасом. Эта фиброзная ткань может быть патологически уплотнена и фиксировать позвоночную артерию к окружающим мягким и костным тканям, тем самым, ограничивая экскурсию позвоночной артерии при движениях головы [1, 11].

По статистическим данным шейные ребра и аномалия Киммерле выявляются у 25% пациентов с синдромом хронической вертебрально-базилярной недостаточности [13]

Аномалия Киммерле приобретает клиническую значимость в связи с присоединением других неблагоприятных факторов: утраты эластичности сосудистой стенки, пораженной атеросклерозом или васкулитом, периартериального рубцового процесса, наличия других аномалий краниовертебральной области, несоответствия ширины артерии и величины отверстии в костном канале, наличия шейного остеохондроза и др. [1, 3, 5, 9].

У больных с аномалией Киммерле с размером отверстия более 6х6 мм проводят мануальную терапию, исключив из приемов мобилизационной и манипуляционной техники вертикальную тракцию, техники мышечной релаксации, ротационные манипуляции и манипуляции на разгибание в шейном отделе позвоночника.
Костные аномалии распознаются посредством рентгенографии и продольной томографии. Возможности рентгеновской компьютерной томографии (РКТ) и магнито-резонансной томографии (МРТ) в оценке позвоночника при искривлениях ограничены в силу плоскостной природы изображения.     При краниовертебральных аномалиях рентгенография является основным методом выявления костных изменений, для детализации которых необходима продольная томография.

Библиография

  1. Бахтадзе М.А. Роль аномалии Киммерле в развитии компрессионных синдромов позвоночной артерии// Дисс… канд. мед. наук. М., 2002.
  2. Гладков А.В., Черепанов Е.А. Клиническая биомеханика в диагностике патологии позвоночника // Хирургия позвоночника. 2004, № 1. – С. 103-109.
  3. Дьяченко В.А. Рентгеноостеология (Норма и варианты костной системы в рентгеновском изображении). Пособие для изучающих рентгенологию// М., «Медгиз», 1954.-298с.
  4. Есиновская Г.Н. Краткое пособие по нейрорентгенологии// Л., «Медицина», 1973.- 269с.
    Задворнов Ю.Н. – Варианты врожденного недоразвития дуг верхних шейных позвонков и их клиническое значение // Журнал невропатологии и психиатрии. 1980, Т. 80, № 5.-С.690-694.
  5. Задворнов Ю.Н. Краниовертебральные аномалии// Вопросы нейрохирургии. 1980, т. 1.-С.30-38.
    Кипервас И.П., Шмидт И.Р. Шейный остеохондроз и шейные ребра// Ортопедия, травматология и протезирование. 1965, № 10.-С. 21-24.
  6. Кипервас И.П., Шмидт И.Р., Заславский Е.С. О Shina bifida occulta шейного отдела позвоночника и шейном остеохондрозе// Ортопедия, травматология и протезирование. 1968, № 10.-С.56-57.
  7. Кирьяков В.А. Клиника и диагностика краниовертебральных аномалий// Журнал невропатологии и психиатрии. 1980, т.80, № 11.-С.1647-1652.
  8. Кирьяков В.А. Клинико-рентгенологические сопоставления при аномалии синдрома Клиппеля- Фейля// Сов. медицина. 1980, №3.С.79-82.
  9. Левит К., Захсе Й., Янда В. Мануальная медицина//М., «Медицина», 1993.-511с.
  10. Луцик А.А., Раткин И.К., Никитин М.Н. Краниовертебральные повреждения и заболевания// Новосибирск, «Издатель», 1998.-557с.
  11. Новосельцев С.В. Спондилогенно-краниальная недостаточность мозгового кровообращения в вертебрально-базилярном бассейне и ее остеопатическая коррекция // Автореферат дисс… канд. мед. наук, Изд-во СПбГМУ, Санкт-Петербург, 2004. –16с.
  12. Новосельцев С.В., Елисеев Н.П., Смирнов В.В., Малиновский Е.Л., Петухов М.А. О роли рентгенологических методов исследования в планировании тактики остеопатической терапии // Российский остеопатический журнал, № 3-4 (10-11), 2010.-C/29-38.
  13. Орел А.М. Рентгенодиагностика позвоночника для мануальных терапевтов. Том 1: Системный анализ рентгенограмм позвоночника. Рентгенодиагностика аномалий развития позвоночника// М., «Изд-кий дом Видар», 2006.-312с.
  14. Ситель А.Б. Мануальная терапия. Руководство для врачей// М., «Издатцентр», 1998.-304с.
  15. Dvorjak J., Dvorjak U., Manuele medicine. Diagnostics// N.Y., Georg Thieme Verlag, 1986. – 149p.
  16. Wackenhein A. Rontgen diagnosis of the craniovertebral region// Berlin, New Yort. Springes–Verlag, 1974.

Источник: http://doctor-novoseltsev.ru/stati/anomalii-razvitiya-shejnogo-otdela/


Закрыть ... [X]

Аномалии позвонков шейного отдела позвоночника (краниовертебральные) Локтевой сустав при жиме лежа

Аномалии шейного позвоночника Аномалии шейного позвоночника Аномалии шейного позвоночника Аномалии шейного позвоночника Аномалии шейного позвоночника Аномалии шейного позвоночника Аномалии шейного позвоночника Аномалии шейного позвоночника