У кошки что то с тазобедренным суставом

Демченко А.В.: другие произведения.

Журнал "Самиздат": [Регистрация]   [Найти]  [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Аннотация:
    10.10.11 Усе. Вторая книга закончена. Читаем, ругаем, но лучше, хвалим :) Издано 07.2012, ИД "Ленинград"

   А.В. Демченко    Аннотация: Если ты вырос на обломках цивилизации, видишь как медленно вырождается и умирает твой мир, жестокий, уродливый, но знакомый и родной, а судьба вдруг подбрасывает невероятный шанс начать все сначала... Ты ухватишься за него руками и ногами. Ускользнешь от смрада и злобы окружающих тебя с рождения, уйдешь в другие миры и увидишь, что и там не все в порядке. И в благополучных на первый взгляд странах, также зреет зло, ненависть, жадность. Так стоило ли менять одно на другое?    Тимм считает, что стоит. Там, в гибнущем от радиационного заражения и мутаций мире, осталась только могила единственного родного человека, даже имени которого он не знал. А здесь... Здесь нет термоядерных зарядов, химического и бактериологического оружия, и до беды еще ой как далеко. А если она все же придет, ей навстречу, рядом с Тиммом, плечом к плечу встанут друзья-побратимы. И пусть среди них нет ни одного человека, пусть их зовут отродьями Хаоса и Детьми Ночи, какое это имеет значение, если они преданы друг другу, и всегда помогут выкарабкаться из любой передряги...   

Охотник из Тени

Книга Вторая

  

Пролог

   В первый день плавания, лин Доннариэль ла Сольвейн оказалась в крайне затруднительном положении. Когда линт Эллиар ла Сольвейн не вышел к завтраку, свита советника не очень-то и взволновалась. Эллиар частенько засиживался допоздна в своей каюте, работая с документами. Но... Советник не вышел и к обеду, не отвечал на стук, и в конце-концов, Донна приказала выбить двери в его каюту.    Линт лежал на полу, без сознания, широко раскинув руки, а рядом валялся выпотрошенный ларец. Гадать о том, что произошло, смысла не было. Заполнившие каюту, свитские загомонили, кто-то крикнул магов, и двое помощников Эллиара, со всей возможной осторожностью переложили его тело на кровать. Из ошарашенного ступора, в котором все это время пребывала Донна, ее вывел удивленный возглас Дарта, поднявшего с пола какую-то безделушку.    - Что там? - Приходя в себя, спросила Донна, краем глаза наблюдая за возней магов у изголовья отца.    - Взгляни сама. - Дарт протянул эйре небольшой, изящно гравированный, пустотелый цилиндрик, судя по всему, серебряный.    - Думаешь, это важно? - Нахмурилась Донна, не переставая наблюдать за безрезультатными потугами магов, привести Эллиара в чувство.    - Где-то я что-то подобное видел, но точно не на этом корабле. - Пожал плечами Дарт, увиливая от прямого ответа. - Да и гравировка... Насколько я понимаю, это не похоже на работу ваших мастеров.    - Вспоминай! Если здесь этого... - изящный пальчик девушки указал на цилиндрик, - не было, значит, его принес грабитель. С твоей исключительной памятью, ты ОБЯЗАН вспомнить, где видел эту гадость. Даю тебе время, до заката. Свободен.    Недовольный тоном эйре, Дарт заторможено поклонился и вышел вон. А через минуту, по требованию магов, каюту покинули и свитские Эллиара. Немного понаблюдав за лечением, Доннариэль вздохнула и, поняв, что результат если и будет, то не скоро, вышла на палубу.    Но девушке не удалось подышать свежим морским воздухом. Почти сразу к ней подошел первый помощник капитана и настойчиво пригласил в кают-компанию, где собралась большая часть офицеров корабля, и вся свита ла Сольвейн.    В тяжелой словесной баталии со свитой Эллиара, этим скопищем интриганов из бедных родов, Донне удалось одержать победу, и доказать свое право приказывать им от имени отца. Счастье еще, что капитан, а следом за ним и офицеры, заняли выжидательную позицию, и не поддержали свитских. В этом случае, Донне пришлось бы подчиниться силе, и согласиться с решением большинства, что для было бы для нее, страшным унижением. Высокородные эйре оказывающиеся под началом выходцев из малых родов, становятся объектом насмешек света. А ведь именно из худородных линс и состоит свита Эллиара.    - Мерзкие твари. - Прошипела Донна, едва переступила порог своей каюты, и устремила пылающий взгляд на дожидающегося ее, Дарта. - Стоило отцу приболеть, как эти выкидыши инферно потянули свои липкие ручки к рулю! Кто командует походом, видите ли! Стервятники.    Дарт подошел к подруге и нежно ее обнял.    - Но ты же поставила их на место, а? - Лукаво улыбнулся парень.    - Естественно. - Губы Донны дрогнули в легкой усмешке. Она явно начала успокаиваться. - Не им тягаться с высокородной эйре. А ты... вспомнил?    - Кажется, да. - Несколько неуверенно кивнул тот.    - Кажется? - Девушка выскользнула из объятий Дарта, и удивленно взглянула ему в глаза. - С твоей-то памятью! Не прибедняйся, милый.    - Когда речь идет об этом... - Поморщился Дарт, - в общем, сейчас не тот случай. Говорю как есть. Мне кажется, что подобное украшение я видел у Т'мора. Это один из оконечников шнура для ринса.    - Вот как? - Донна на мгновение нахмурилась и провела раздвоенным кончиком языка по нижней губе. - А почему так неуверенно?    - Потому что, едва я пытаюсь внимательно "рассмотреть" этого паренька, картинка в моей памяти словно смазывается, расплывается до полной неопределенности. Так-то. - Вздохнул Дарт.    - Интересно. - Протянула Донна, но тут же тряхнула волосами. - На на данный момент, не важно. Надо показать оконечник магам. Пусть снимут отблеск Узора, и попытаются создать поисковик.    - Который приведет нас обратно в Порт-Лиан. - Заметил Дарт. - Может тогда сразу снять отблеск артефакта?    - С чего? У отца он слишком слаб. А ларец сам по себе мощный артефакт, так что не выйдет. - Покачала головой Донна. - Нет. Пусть работают с этим оконечником. Если он принадлежит Т'мору, то скорее всего, поисковик покажет в сторону Хорогена. Не зря же этот парень путешествовал с отступниками? Наверняка, он будет сопровождать их в пути. И у нас, вполне возможно, есть шанс перехватить их в пути.    - Не боишься столкновения с хоргами?    - Ну что ты! Это была бы славная бойня. - Хищно улыбнулась Донна. - Эйре редко попадаются достойные противники. А здесь, такой шанс!    Подмигнув Дарту, Донна подцепила кончиком ногтя, цилиндрик, все это время пролежавший в блюдце на прикроватном столике, и отправилась к магам.       Погоня была долгой и утомительной, а бегство поспешным. Ну уж в последнем, Донна своей вины не видела. Приказ об отступлении отдал, внезапно пришедший в себя Эллиар. И надо сказать, вовремя... Если бы не появление на палубе разъяренного эйре, экипаж корабля, запросто, мог прозевать подход второго, крадущегося с восхода "змея" хоргов.    Тем же вечером, в каюте линт Эллиара ла Сольвейн состоялся долгий разговор, участие в котором принимали капитан корабля, личный помощник советника, дочь Эллиара, Дарт... и небольшая темная тень за окном.    - Подведем итоги. - Сердитый советник мерил шагами кают-компанию, а подчиненные с видом провинившихся учеников, сидели за столом. - Изъятие артефакта у риссов, прошло по плану. Возмущения от инсценировки переходов направили их поиски в ложную сторону. Так? Так. Значит, всплеск-амулет, можно считать испытанным в боевой обстановке. И это, кажется, единственная хорошая новость.    Ла Сольвейн обвел взглядом присутствующих.    - Но, отец... - Начала Донна, и была тут же одернута резким как удар хлыста, тоном.    - Советник, ма лин. - Эллиар холодно посмотрел на дочь. - Отец я, только дома. А на службе, будь любезна обращаться ко мне согласно статусу.    - Прошу прощения, линт советник. - Донна склонила голову, пряча прикушенную до крови губу. Ла Сольвейн еще несколько секунд не отрываясь смотрел на дочь, застыв посреди кают-компании, и лишь уверившись в ее искренности, продолжил подведение итогов.    - Итак. Агентам Донне и Дарту удалось запутать след, и выждав положенный срок, достичь точки встречи. А теперь скажите, что могло вызвать кражу никому кроме нас не нужного куска камня?    - Полагаю, случайность. - Почувствовав на себе взгляд советника, заговорил Дарт. - Нанятые для доставки камня по запасному, "полночному" варианту, пираты, оказались в Порт-Лиане. Мы докладывали о стычке на постоялом дворе. Там вор и узнал о наличии дорогого камня. Сам артефакт он не видел, и в чем его ценность, вряд ли подозревал.    - Не слишком ли много случайностей? - Нахмурился советник. - Случайная встреча с человеком в центре Темных земель, случайное путешествие с отступниками, неожиданная стычка с непонятно откуда взявшимися пиратами, недовольными тем, что их услугами так и не воспользовались, а?    - Прошу прощения, линт советник. - Откашлялся капитан корабля, привлекая к себе внимание Эллиара. - По поводу последнего... Морскую часть операции готовило наше ведомство, и я могу с уверенностью сказать, что появление пиратов было чистой случайностью. При планировании "полночного" варианта, было решено нанять корабль не известный в северных морях, и корсары Черепашьей гряды подошли для этих целей идеально. Они редко поднимаются выше Бирани, и их суда там не сможет опознать ни один местный житель. Так что, если бы вариант был претворен в жизнь, никто не смог бы указать возможным преследователям, судно которое осуществило подбор агентов на точке. Корсарам было обещано вознагрждение за доставку камня в Эйреаллан, и когда они не дождались агентов, просто вернулись на свои острова. Порт-Лиан находится всего в трех днях пути от восходной оконечности Черепашьей гряды, и корсары частенько заглядывают в свободный порт, в поисках "культурного" отдыха. Так что, нет ничего удивительного в том, что агентам довелось с ними столкнуться на постоялом дворе.    - Почему же Морское Бюро не учло такой возможности? - Поинтересовался советник.    - Не могу знать точно. Не я курировал этот план, но по-моему, дело в том, что никто не удосужился довести до сведения размышляющих, возможный разброс сроков эвакуации по обоим вариантам. По-крайней мере, почти год назад, я уже готовил "Морскую деву" к этому походу, но тогда мне был дан отбой.    - Ясно. - Кивнул ла Сольвейн. - По прибытии в Лоинан, будет проведена проверка. И если ваши слова правдивы... Нойлар, мы снова поднимем вопрос о недостаточной слаженности действий Морского Бюро и Бюро Изысканий. Вы меня понимаете, линт Нойлар?    Капитан, а по совместительству еще и правая рука главы Морского Бюро, осторожно кивнул. Он понял... Задание ради выполнения которого была выброшена на ветер уйма сил, средств и времени, оказалось невыполненным, и советник, официально прикрывавший перед риссами важнейшую часть дела, начал готовить крепостные орудия для битвы в Совете. Провал операции сильно ударит по его влиянию и авторитету, а дочери и вовсе грозит "вечная" опала. Если же советник раздув одни факты, и умолчав о других, сможет доказать, что виной всему разброд в действиях ведомств, кресло главы Морского бюро пошатнется и вполне может сменить владельца. Так почему бы следующим главой не оказаться ему, Нойлару? Ну да, коней на переправе не меняют... а вот покровителей, запросто. Что ж, линт Нойлар ла Тинуэйн готов рискнуть. Не век же ему сидеть вторым номером при нынешнем главе Бюро? Тем более, что не принадлежа к высшей аристократии Эйреаллана, и не имея покровителей среди них, капитан ла Тинуэйн прекрасно понимает, что уже сейчас достиг своего потолка в карьере. Дальше его просто не пустят... если, конечно, за его спиной не будет стоять уважаемое и оч-чень влиятельное лицо. Такое как линт советник Эллиар ла Сольвейн.    Словно прочитав мысли капитана, советник улыбнулся.    - Благодарю вас, Найлор за доклад, он частично прояснил ситуацию. Думаю, вам самое время вернуться к прямым обязанностям в этом походе. А мы перейдем к семейным вопросам. - Произнес ла Сольвейн. Капитан молча поднялся из-за стола, отвесил присутствующим легкий полупоклон и покинул кают-компанию, ни словом, ни жестом не выразив своего недовольства от такого вежливого выпроваживания.    Едва за капитаном закрылась дверь, советник навел Полог тишины.    - Лин ла Сольвейн, объясните, как получилось, что вас сопровождал человек, по описанию похожий на ведомого Дома и-Нилл?    - У риссов появились ведомые-люди? - Округлила глаза Донна и переглянулась с недоумевающим Дартом. - Так вот почему он так свободно себя чувствовал в том поместье... Словно оно его собственное...    - Понятно. - Протянул советник, и его помощник закаменел в предчувствии скорой головомойки. И не зря. - Твоя работа?! Мало мне, что изыскатели с моряками договориться не могут, важные сведения зажимая, так и ты туда же!    Эллиар распекал своего подчиненного долго и со вкусом. Бедняга готов был провалиться сквозь настил, хоть в трюм, хоть на дно морское, лишь бы оказаться подальше от разбушевавшегося начальника. Но когда он уже мысленно попрощался со своим местом, побледневший от ярости советник внезапно успокоился. На лице его выступили капельки пота и ла Сольвейн, рухнув в кресло, махнул на помощника рукой. Чуть отдышавшись, советник, заговорил, тихим усталым голосом.    - Ладно. Надеюсь, ты все понял. Теперь о другом. Сейчас свяжешься по моему шару с лабораторией, и передашь следующее: код "Ауг". Два, девять, сорок семь. Пусть пока приостановят проект "Кром", до моего личного распоряжения. Записи под гриф. Мозголома на отдых. Помещения опечатать. Свободен... Дартен, ты тоже можешь идти. А с тобой, дочка... Нет, все потом, я очень устал. Исчезни с глаз моих. - Хлопнула входная дверь и советник, откинувшись в кресле, прикрыл глаза. Наверное поэтому, он и не заметил как темное пятно за окном кают-компании, сверкнув двумя красными всполохами рубиновых глаз, расправило призрачные крылья, и бесшумно сорвалось в полет.    "Морская дева" стремительно двигалась к Эйреаллану, а в противоположную сторону, несся маленький черный дракон, почти невидимый в тени плаща наступившей ночи. Впрочем, Угольку она совсем не мешала лететь вслед за хозяином, точно по ниточке. Скорее наоборот. Змей наслаждался этими мгновениями. В конце-концов, что может быть лучше ночного полета над морской гладью? Хм... Во всяком случае, точно не пьянка с белогривыми хоргами, в которую влип Т'мор.

ЧАСТЬ I. Хороген

Глава 1. Чешуйчатые недоразумения...

   Этот солнечный день Т'мор запомнил надолго, и не только потому, что "Ищущий" хоргов вошел в бухту Меельса. Прилетевший за полчаса до рассвета, и явно задолбавшийся махать крыльями, Уголек недовольно оглядел своего разбуженного хозяина, после чего, с каким-то мстительным блеском в рубиновых глазках, просто рухнул в сознание Т'мора, одновременно заползая татуировкой на руку.    Разум человека, буквально захлестнуло волной из обрывков воспоминаний, каких-то смутно знакомых лиц, разговоров, звуков, и еще черт знает чего. Но, спустя мгновение, это дикое месиво внезапно улеглось, оставив в голове звенящую пустоту... и кристальную ясность. Стоило Т'мору на мгновение задуматься, как перед его мысленным взором предстала вся короткая жизнь крылатого напарника, с момента его пробуждения от зова хозяина, где-то в кромешной тьме, и до момента приземления точно на грудь Т'мора, накачавшегося по самые гланды вином в обществе хоргов. И все это сопровождалось четким знанием, что это его, Т'мора, личные воспоминания! Родные и неотъемлемые. От подобного "умножения" памяти, и без того ослабленный возлияниями мозг, послал своего хозяина на фиг, и ушел в отпуск... до утра, начавшегося с кошмарной головной боли и жуткого голода, еще и усилившегося после наложения чар Арролдом. Впрочем, это не помешало Т'мору договориться со своим новым родственником о том, что бы съехать на берег сразу, как только корабль причалит. Холодная мокрая погода вкупе с постоянной качкой, тем более усилившейся после ночного возлияния, достали и хорга, так что Арролд у кошки что то с тазобедренным суставом с радостью вцепился в предложение Т'мора, и тут же развил бурную деятельность по сбору вещей и подготовке к выселению.    Оказавшись на пирсе, немного пришедший в себя после садистского лечебного заклинания "родственника", Т'мор оседлал, только что выгруженного из трюма, Серого и теперь, они на пару пританцовывали от нетерпения. Хаук, бодро цокая копытами по гранитным плитам мола, а Т'мор, ерзая в седле и кидая недовольные взгляды на Арролда. Впрочем, молодой меркам своей расы, хорг отстал от фамильяра лишь на несколько минут, получая разрешение у начальства на вылазку в город, без участия остального посольства. Так что, вскоре копыта застоявшихся в трюме животных, выбили искры из камня мостовой, и скакуны сорвались в галоп, распугивая суетящийся в порту народ, фирменным ревом-храпом хаука.    По дороге к постоялому двору, предложенному новым "родственником", Т'мор без устали вертел головой, стараясь рассмотреть как можно больше в суете недавно проснувшегося города. Причудливо изгибающиеся улочки, маленькие пятачки площадей украшенных фонтанами, проносились мимо с немалой скоростью, но и так Т'мор умудрялся рассмотреть нечто интересное. В отличие от порта, здесь темные не сновали где ни попадя. Пешие, в основном, двигались по узким тротуарам проложенным вдоль высоких домов сложенных из дикого камня, а повозки, кареты и всадники, по центральной части улиц. Исключение составляли здоровые темно-серые личности, чинно шествовавшие прямо по проезжей части... скорее всего потому, что ни один тротуар их не вместит. Это были массивные горные уты, о которых Т'мор читал в библиотеке и-Нилл, но никогда не видел живьем. Эти существа предпочли жизнь на территории хоргов, и суются в Шаэр лишь в сопровождении армий своих белогривых союзников. Гиганты, больше трех метров роста, облаченные в тяжелые белые балахоны, двигались неспешно, но при этом спокойно обгоняли катящиеся рядом кареты, заставляя влекущих их лошадей, нервно фыркать. Увидев лицо одного из этих существ, двигавшегося встречным курсом, Т'мор еле сдержал улыбку. Высоко вздернутые седые брови, почти идеально круглые глаза, пухлые щеки и маленький рот, придавали уту вид удивленного младенца... Большого такого младенца. Правда, спустя мгновение, улыбаться расхотелось. Гигант зевнул, обнажив нехилый набор игольчатых белоснежных клыков, при этом небольшой рот растянулся до невероятных размеров, и Т'мор сглотнул. Судя по всему, при желании, серый монстр запросто мог перекусить его пополам. Вторым исключением стали хорги. Эти господа передвигались как хотели и где хотели, но не заметить их было невозможно. Даже на Торговой площади, которую Т'мор и Арролд миновали по краю, их легко можно было увидеть в царившей на торгу толчее, поскольку хоргов всегда окружала пустота. Этакий круг безопасности диаметром в два-три метра. Судя по всему, хозяев здесь уважают.    Вообще, Меельс показался Т'мору гораздо богаче по составу народов и рас его населяющих, чем Двойной город. Хотя, кое-кого из знакомых по Порт-Лиану народов, парень так и не увидел. Например, за все время пути к гостинице, им не встретилось ни одного человека или тора. Про представителей эйре, и вовсе можно промолчать. Дольше минуты, они здесь, попросту не прожили бы. Наверное, микроклимат не тот.    За разглядыванием прохожих и странной архитектуры города, словно застроенного старинными замками самых разных размеров, но обязательно с многочисленными башенками, балкончиками, черепичными крышами и непременными "ласточкиными хвостами" декоративных, и не очень, зубцов стен, Т'мор не заметил как добрался до трактира и пришел в себя, лишь в тот момент, когда хаук замер перед широкими, распахнутыми воротами очередного замка.    - Т'мор, не спи! Мы приехали. - Арролд спешился у коновязи во дворе, и махнул парню рукой. Серый что-то недовольно фыркнул, но медленно вошел в ворота. Хаук был явно не доволен такой короткой прогулкой. И Т'мор готов был с ним согласиться, если бы не настойчивое желание перекусить чего-нибудь вкусного, и как можно больше, старательно "транслируемое" Угольком, и полностью поддержанное собственным желудком человека.    Хмыкнув, Т'мор соскользнул с Серого и, бросив подбежавшему мальчишке-полукровке поводья, устремился следом за "родственником". Арролда он нагнал только в обеденном зале, где тот, снова напялив личину непрошибаемой высокомерной сволочи, уже "строил" персонал. Понаблюдав за этой сценкой, Т'мор чуть усмехнулся и, не дожидаясь конца представления, занял место за выбранным Арролдом столом, чем вызвал целый шквал недоуменных взглядов со стороны немногочисленных посетителей и еще не запряженных хоргом в работу, трактирных служек. Кое-кто даже пальцем у виска покрутил, а пара франтоватых сородичей Арролда, с физиономиями владык мира и его окрестностей, устроившихся в дальнем углу зала, развернула свои стулья, для лучшего обзора в ожидании потехи, когда хорг начнет месить наглого хумана. Правда, здесь их ждало разочарование. Сделав заказ, Арролд кивнул Т'мору, но парень, успевший пробежать взглядом меню, только неопределенно пожал плечами. Разобраться в витиеватых названиях местных блюд, было не сложно, но определить, чье мясо скрывается, например, под названием: "черный тарх с меельским соусом", он был не в состоянии, почему и переложил проблему выбора блюд на более компетентного в этом вопросе, хорга. Арролд понимающе хмыкнул и, отловив очередного служку-полукровку, удвоил заказ, после чего принялся просвещать своего нового родственника о традициях местной кулинарии. Когда хорг и человек спокойно заговорили о чем-то своем, броня высокомерия наблюдателей, дала трещину. А после того, как Т'мор расхохотался Арролду в лицо, со стороны хоргов плеснуло такой смесью изумления, гнева и презрения, что это почувствовали, наверное, все посетители. Иначе, с чего бы им так резко "линять" из зала? Даже "пробку" на выходе организовали, в своем поспешном бегстве.    - Арролд, забей. - Порекомендовал парень, заметив, что его новый приятель явно собрался ввязаться в драку с соплеменниками. Ну да, еще в Шаэре, Т'мору говорили о возможных результатах проявления негативных эмоций в отношении жителей Хорогена, но что бы вот так?! Т'мор покосился на помрачневшего приятеля. - Не лезь к ним. Если этим двоим, так не терпится, пусть сами подходят. В конце-концов, это их проблемы.    - Знаешь... а ты прав. - Внезапно согласился Арролд. - Такой подход мне нравится больше. К тому же, в этом случае, вызывающей стороной будут они, а значит, можно не опасаться мести со стороны их родственников, после того, как мы раскатаем эту парочку в блин. Удобно.    - А ты всерьез думаешь, что у них хватит духу нас вызвать? - Деланно удивился Т'мор, чувствуя, что его захватывает какой-то странный кураж и стараясь, что бы его слова долетели до исходящих злобой наряженных в богатые костюмы хоргов, играющих эфесами длинных узких мечей и не устающих сверлить Т'мора и Арролда тяжелыми взглядами. - Сомневаюсь, честно говоря. Разве что, им окончательно башни посрывает...    - Уже. - Арролд кивнул на поднявшихся из-за стола соплеменников.    - И почему, чаще всего, мне приходится драться именно в трактирах? - Нарочито задумчиво протянул Т'мор, глядя куда-то в потолок, а на самом деле уже предвкушая хорошую драку. Хотя уж чего-чего, а желания чесать кулаки по поводу и без, за ним вроде бы раньше не замечалось. На реплику Т'мора, его приятель ответил легким насмешливым взглядом.    - Наверное, у вас, людей, такая судьба... Или традиция. Вот и Байда, тоже ни в одном трактире Аэн-Мора без драки пообедать не может.    Пока Т'мор пытался вспомнить, где он слышал это имя, Арролд уже поднялся навстречу приближающимся сородичам. А в следующий момент, прямо перед человеком, столешницу прожег небольшой огнешар, срикошетивший от радужной защиты Арролда. Кажется, время на беседу и взаимные оскорбления, хорги предпочитали не тратить. Т'мор одним движением выскользнул из-за стола и размываясь в воздухе устремился к нападавшим. Первого хорга, не ожидавшего такой прыти от человека, унесло в другой конец зала, от мощного удара ногой в грудь. Ну кто мог подумать, что хуман, мало того, что ввяжется в магический поединок белогривых, так еще и начнет отвешивать им пинки, вместо того, что бы заползти в темный уголок, и смиренно ожидать своей участи?    Арролд также не терял времени даром и, повинующиеся его приказам, нити сил сплелись в какую-то умопомрачительную по своей сложности, вязь. Глаза его противника широко распахнулись, и от хорга шибанула волна из изумления, ужаса... и обреченной непреклонности. Тело белогривого окутал призрачный кокон, словно сотканный из тьмы. А мгновение спустя, раздался негромкий хлопок, и активированное Арролдом плетение превратилось в бешено вращающуюся воронку, засасывающую в себя саму суть противника. Прозрачная, светящаяся субстанция, сопротивляясь, то и дело цепляясь тонкими постоянно рвущимися, текучими отростками за тело околдованного хорга, с трудом вытягивалась из его груди и медленно всасывалась воронкой вихря. Вдруг по залу пронесся жуткий вой, и от спеленутого заклятием Арролда, хорга, во все стороны повалил вонючий пар. Т'мор опасливо подался назад, не прекращая во все глаза наблюдать за происходящим на его глазах волшебством, и совсем позабыл о своем сопернике. Впрочем, немудрено. По всем прикидкам, после такого удара, на ноги хорг еще долго встать не сможет. Не смог бы... Свою ошибку, Т'мор понял в тот момент, когда его интуиция заорала не хуже ревуна. Тело само ушло в перекат, а над тем местом, где он находился секунду назад, пронесся ледяной вихрь. Т'мор автоматически отметил знакомые черты в заклятии, но на удивление времени не было. Грохнула разбитая барная стойка, во все стороны полетели осколки разбитых бутылок, и в зале потянуло ароматом разлившихся по полу вин. А в самого Т'мора уже летел следующий заряд, на этот раз, обжигающе горячие, воздушные диски. Мысленно выругавшись, Т'мор, не поднимаясь на ноги, завертелся юлой по полу, выглядывая своего соперника. Замерший невдалеке Арролд, равно как и его, постепенно иссыхающий противник, Т'мора не заинтересовали. Парню пришлось увернуться еще от пары ударов, то холодных до невозможности, промораживающих доски пола Лезвий, то опаляющей неимоверным жаром, Волны, пока он не догадался взглянуть вверх. Хорг, каким-то образом, умудрился зависнуть под самым потолком зала, поддерживаемый призрачными крыльями и теперь увлеченно пробовал на Т'море свой немалый арсенал "ветреного мальчика". С сожалением, парень понял, что не привлекая внимания к своим способностям, ему сейчас не обойтись. По-крайней мере, не демонстрируя хотя бы часть из них. А значит... Глухой рык вырвался из глотки человека, и в следующую секунду, Тень послушно приняла Т'мора в объятия, укрывая от нескромных взоров хоргов и давая ему возможность выгадать немного времени. Как раз столько, сколько нужно, что бы разбросанная по всему залу фарфоровая, стеклянная и глиняная посуда, с хрустом разлетелась на некрупные осколки, и вся эта колюще-режущая масса, во мгновение ока влепилась в тело "воздушника", разодрав его в клочья. Защиту, в отличие от своего приятеля, он поставить не догадался. Немудрено. От дерущегося ногами и руками человека, атаки он не ждал, а странный хорг с которым тот общался, слишком занят. Так чего опасаться? В принципе, верно. Поддерживающий свое хитроумное заклятие, да еще и тратящий силы на радужную защиту, Арролд не способен был хоть как-то атаковать второго противника. А ожидать, что выглядящий и действующий как обычный воин, человек способен на магическую атаку, и вовсе глупо. Было бы глупо. Т'мор хмыкнул. Это обычные маги могут себе позволить высокомерно воротить нос от Танца, считая ниже своего достоинства размахивать кулаками или заточенным железом, а ему... По-крайней мере, до тех пор, пока Т'мор не разберется со всеми доступными возможностями Тени, корчить из себя сьерра, ему резона нет.    Человек глянул на осыпавшееся на пол тело противника Арролда, и покачал головой. То, что осталось от белогривого, можно было назвать скорее мумией, чем телом. Страшненькое зрелище... Да и заклятие нового родственника, сотворившее такое с живым существом, заставит вздрогнуть даже некронома. Кстати...    - Эр Арролд, ничего не хочешь мне сказать? - Тихо поинтересовался парень у тяжело дышащего хорга, в изнеможении развалившегося на одной из немногих уцелевших после ударов "воздушника", лавок. Арролд нехотя открыл глаза и устало взглянул на теребящего его человека.    - О чем? - Почти прошептал вымотанный белогривый.    - Ты же вроде адепт Огня, или я что-то путаю?    - И некрономики. - Пожал плечами тот, но, заметив посмурневший взгляд Т'мора, решил все-таки объясниться. - В отличие от риссов, мы не считаем себя вправе, лишать кого бы то ни было, Дара. Ограничивать в применении, да. Но и только. Именно так обстоит дело с некрономами. Нам запрещено поднимать нежить и одушевлять ее. В остальном, мы можем использовать свои умения по личному усмотрению.    - И это твое заклятие... - Начал Т'мор, но Арролд его перебил.    - Там было два заклятия. Исторгатель душ и Кипение, которое пыталось выпарить всю жидкость в его организме. Чему то одному, он вполне мог сопротивляться, но это требовало всех его сил. Вот на спасение от Кипения, бедняги и не хватило.    - И зачем такие сложности? - Не понял Т'мор.    - Исторгатель душ предназначен для извлечения сути из умирающего, или только что умершего существа. Живой разумный вполне может противостоять зову Жницы. Поэтому я и отвлек противника Кипением. Либо одно, либо другое должно было подействовать. Стоило ему полностью сосредоточиться на сопротивлении Исторгателю, как ослабленная защита переставала сдерживать Кипение, и наоборот. Он предпочел иссохнуть.    - Не могу его осуждать. - Заметил Т'мор. - Если бы передо мной стоял такой выбор, я бы выбрал тоже самое.    - Да? - Слабо удивился Арролд. - Но ведь Исторгатель душ безболезнен, в отличие от Испарения.    - Зато суть, гарантированно отправится по адресу, а не туда, куда захочет автор Исторгателя. - Фыркнул Т'мор, на что эмоциональный фон белогривого потяжелел от неудовольствия.    - Я же говорил, что нам запрещено вселять души в нежить.    - Правила на то и существуют, что бы их нарушать. - Пожал плечами Т'мор. - Во всяком случае, я понимаю нежелание этого хорга, еще и после смерти испытывать судьбу. Ладно. Ты отдохнул? Идти можешь?    Арролд действительно уже почти пришел в себя, но, тем не менее, отрицательно покачал головой.    - Чувствую я себя относительно неплохо. Но уходить нам отсюда нельзя. Пока.    - Не понял. - Удивился Т'мор.    - Надо дождаться стражу. Все-таки два трупа эров, в одном трактире, да еще за один раз, это не шутка. - Пояснил Арролд и, поднявшись с лавки отправился к расколоченному бару. Через минуту он вернулся, сжимая в руке чудом уцелевшую бутылку вина, и принялся оглядываться в поисках посуды.    - Бесполезно. - Хмыкнул Т'мор. - Я ее побил. Ни одной целой чашки в пределах этого зала, сейчас не найти.    - М-да. А говорят магия Разума такая мирная-мирная. - Покачал головой Арролд, глянув на то, что осталось от противника Т'мора, и снес горлышко бутылки, одним ударом богато украшенного кинжала, снятого им с пояса поверженного противника. - Ладно, придется хлебать из горла, как последним забулдыгам... Хорошо, что этого не увидит Ллонер.    - На вашем месте, я бы на это не рассчитывал. - Донесся до приятелей знакомый голос, от входа в зал. Т'мор и Арролд дружно вздохнули. Глава посольства оказался легок на помине. А за ним уже маячило несколько хоргов в роскошных, но явно форменных накидках. Посторонившись, глава посольства пропустил стражу внутрь помещения. Те тут же разбежались по залу, на ходу создавая исследующие вязи, которые моментально разлетелись по всем закоулкам порушенного помещения. При этом ни один из стражников не обратил ни малейшего внимания на застывших изваяниями Т'мора и Арролда. Словно их вообще здесь нет. Наконец, суетящиеся хорги потянулись к выходу, между делом забрав с собой тела убитых и пару предметов обстановки, только начальник стражи ненадолго задержался. Но и он, что-то тихо сказав главе посольства, вскоре ушел. Дождавшись, пока стражи скроются с глаз, эр Ллонер смахнул невидимую пылинку со своего черного расшитого серебром, камзола, смерил буянов сумрачным взглядом и вошел в зал, брезгливо отбросив кончиком трости обломки стула, со своего пути. Арролд, наблюдая за своим начальником, сделал "каменное" лицо, и Т'мор решил последовать его примеру, наглухо "закрывая" свои эмоции от окружающего мира. Встав в паре шагов от своих подопечных, глава посольства покачал головой. - На минуту оставить нельзя. Словно дети малые. Эр Арролд, о твоем поступке будет доложено кругу магистров Аэн-Мор. Человек, мне бы не хотелось, что бы наше дальнейшее продвижение по территории Хорогена было связано с уничтожением мирного населения. Мои возможности не безграничны, так что умерь свой пыл. Хотя бы до того момента, пока не перейдешь под юрисдикцию Крыши Мира. И внимательно смотри по сторонам. Права мести, семья убитого тобой хорга, не получит, поскольку эти двое напали на вас без предупреждения. Но вольных охотников никто не отменял.    Ну, в принципе, чего-то в этом роде Т'мор и ожидал. Осталось выяснить, насколько сильна семья убитого белогривого, и... Поймав себя на мысли, что всерьез рассматривает вариант убийства целой семьи хоргов, пока не сделавших ему ничего плохого, парень вдруг издал низкий шипящий звук, и тут же удивленно тряхнул головой. Нельзя сказать, что Т'мор так уж трепетно относился к чужой жизни, но даже в Свободном Городе он не пошел бы на убийство, исходя лишь из ничем не подкрепленных соображений. Сейчас же... Превентивный удар показался ему самым простым, логичным, а главное, вполне приемлемым выходом из сложившейся ситуации, а это... вызывало беспокойство.    Проводив взглядом, величественно удаляющегося из зала Ллонера, Т'мор повернулся к своему "родственнику".    - Арролд... - Хрипло проговорил парень и тут же закашлялся.    - Да?    - Э-э. Слушай, насколько я понимаю, с начала нашего похода, Ллонер приставил тебя ко мне для наблюдения? - Поинтересовался Т'мор, уже нормальным голосом. В ответ, эмоциональный фон хорга забурлил от недовольства.    - Ну, можно сказать и так. - После непродолжительной паузы ответил тот, одновременно поднимая щиты разума, тем самым, не давая Т'мору себя прочесть. - Но если ты думаешь...    - Погоди. Я не о том. - Перебил возмущенного хорга, человек. - Просто, если ты наблюдал за мной, присмотрись сейчас. Я не изменился?    - Э-э? - Удивленный хорг, весьма оригинальная картинка. Тем не менее, Т'мор не стал долго любоваться таким редким зрелищем и повторил вопрос.    - Мне нужно, что бы ты "просветил" меня всеми доступными способами, и сказал, изменился ли я с момента нашей первой встречи, или нет.    - Беспокоишься о своем здоровье? - Щиты разума чуть опустились, и на Т'мора плеснуло ехидством приятеля.    - О психическом. - Невозмутимо кивнул Т'мор, и поток бурлящего веселья Арролда сменился сначала недоумением, а затем и опаской. Хорг смерил приятеля задумчивым взглядом,    - Да, в твоем случае проблемы с головой могут быть достаточно... хм-м, неприятны... - Пробормотал Арролд, и со вздохом договорил, - особенно для окружающих.    - Ну, спасибо. - Фыркнул парень.    - Зря смеешься. Я вполне серьезен. - Пожал плечами Арролд. - Тебе-то в этом случае будет, как ты однажды выразился: "по барабану", а вот для тех, кто окажется рядом... Сумасшедший темный маг разума, знаешь ли, та еще катастрофа. А бороться с подобными явлениями, во всех странах предпочитают крайне радикальными методами.    - Не пугай. - Поморщился Т'мор.    - Сам боюсь. - Вздохнул хорг. - Не хотелось бы потерять такого перспективного фамильяра. Ладно. Как найдем постоялый двор, я тебя осмотрю.    - А разве мы его еще не нашли? - Удивился Т'мор.    - Этот хлев? Да я в такой дыре, даже кусок хлеба купить поостерегусь. Посмотри, хозяин совершенно не следит за порядком. Это не гостиница, а сплошные руины! - С непроницаемым лицом заявил Арролд. То, что автором творящегося вокруг разгрома, в какой-то мере является и он сам, хорга абсолютно не трогало. Оглядевшись, Т'мор тут же согласился с мнением приятеля, и они дружно шагнули к выходу, на поиски более приличного постоялого двора.    Поиски были недолгими и, вскоре, "родственники" привязывали своих скакунов у коновязи очередного небольшого замка, по какому-то недоразумению называющегося гостиницей. Наскоро перекусив, Арролд и Т'мор поднялись по скрипучей лестнице на второй этаж, где располагались съемные комнаты, и ввалились в свои апартаменты, как громко поименовал сии помещения управляющий гостиницы. Собственно, сам номер представлял из себя пару спален, гостиную и ванную комнату, но все это было таких микроскопических размеров, что Т'мор чуть не заработал себе клаустрофобию. После огромных залов риссов, в предоставленной ему спальне, парню банально было тесно. Да его каюта на "Ищущем" и то была больше!    - Не переживай, Т'мор. Это всего на пару дней. - Правильно понял кислое выражение лица приятеля, Арролд. - Уже послезавтра, прыгнем в седла, и вперед, к Крыше мира. А пока, придется подождать наше медлительное посольство. Да и отдохнуть от качки не помешает.    - Это да... - Согласился парень, и испытующе посмотрел на хорга. - Ну что, начнем обследование.    - В принципе, можно. Вот только, один момент... - Протянул Арролд. - Ты же и сам вроде разумник не из последних.    - К себе в голову не залезешь. - Пожал плечами Т'мор. - Да и в отличие от тебя, кристалла со слепком Узора, у меня нет.    - Глазастый. - Хмыкнул Арролд. - На первой ночевке разглядел?    - Ну да. Как раз, когда твои сородичи из меня лапшу собрались делать, ты с ним возился. И знаешь, думается, там не только слепок Узора, но и еще много чего интересного найдется. До сих пор вспоминаю, как твои исследующие вязи по мне скользили. Словно, змеи какие.    - Так ты что, их почувствовал? - В эмоциях Арролда проскользнуло легкое удивление.    - Угу. - Кивнул Т'мор. - Так что, не отвертишься, исследователь. Доставай камень, и поехали.    - Ну что ж, пациент, сам напросился. - От Арролда пахнуло ехидством.    Через час, слегка обалдевшие от результата, приятели переглянулись.    - Нет, Т'мор. Такого я еще не встречал. - Наконец, заговорил хорг. - Вроде все соответствует исходнику... ну если смотреть на Узор или материю. Но у тебя произошло удвоение силовых каналов. Мало того, дублирующие нити начали "прорастать", и эти ростки активно переплетаются с изначальными каналами. Сложно сказать к чему это может привести, но одно знаю точно, это твои собственные каналы, не паразитические.    - А что, есть и такие? - Тут же заинтересовался Т'мор.    - Есть. В основном, это результат особо тяжелых проклятий. Но паразиты имеют совершенно другую структуру, и наполнение силой. Они деструктивны по своей природе, а это... Ург его знает.    - Может паразит пока еще только растет, набирается сил? Тогда ему нет смысла сразу уничтожать носителя. - Предположил Т'мор, уже начиная догадываться, как зовут этого "паразита". Уголек на татуировке заворочался, и тут же подкинул картинку обижено нахохлившегося дракончика.    - Нет. Бессмыслица. Они создаются уже готовыми к уничтожению носителя, так что у них нет необходимости в росте. - Покачал головой Арролд, немного подумал и заключил. - В общем, думай что хочешь, а мое мнение таково. Это твои собственные силовые нити, которые по каким-то причинам начали размножаться в диком темпе. Расценивай это как подарок судьбы, Т'мор. И твои скачки настроения, я склонен приписывать именно этому процессу. Каналы ведь являются проводниками не только сил, но и информации, хотя и частично. Так что, в этом отношении, тебе можно посоветовать только одно: самоконтроль. Старайся сдерживаться, и не следовать первому порыву, и когда рост нитей завершиться у тебя уже не будет таких вывертов. Кстати о вывертах... Есть еще кое-что. Вот взгляни.    Арролд перенастроил кристалл на котором были записаны исходные данные Т'мора, и перед приятелями возник небольшой черный силуэт, окруженный хаотичными серо-синими сполохами, проецируемый верхней гранью кристалла, прямо в воздухе.    - Когда я сказал, что с твоим Узором все в порядке, я не соврал. - Медленно проговорил хорг, указывая на проекцию. - Но. Вот так он выглядел в начале нашего путешествия... А вот как он выглядит сейчас.    Короткий всплеск вязи и рядом с первой проекцией появляется вторая, но это уже иллюзия созданная Арролдом. Все тот же силуэт, вот только серо-синие сполохи Узора облегают его, словно перчатка руку, и так что цвет самого силуэта не просматривается вовсе.    - Ох, и что это?    - А я знаю? Все что я могу сказать: объем твоего Узора сильно уменьшился, но взамен приобрел то, что теоретически считалось невозможным для этой субстанции, он обрел плотность! - В голосе хорга прорвались нотки сумасшедшего ученого, отчего Т'мор, тут же подозрительно на него покосился. Арролд взъерошил свою белоснежную гриву и, с жадностью посмотрев на фамильяра, открыл было рот...    - Даже не вздумай. - Угрожающе произнес парень, перебивая приятеля. - Никаких исследований. Никаких "парочек экспериментов". Мне Джорро по уши хватило. Обойдешься, эр.    - Да ладно. Спросить что ли нельзя? - Пожал плечами тот.    - Спросил? - Ухмыльнулся Т'мор. - Ну и закатай губу обратно. И вообще, мы сегодня жрать пойдем?    - Послушай, Т'мор, тебе что, действительно это неинтересно? - Спросил Арролд, шокированный таким шапкозакидательством со стороны фамильяра.    - Хм... Слушай, экспериментатор, ответь мне на вопрос. Несут ли эти изменения вред моему организму? - Вздохнул парень.    - Вроде, нет. Скорее даже наоборот.    - Замечательно. - Т'мор прищурился. - Я могу что-то изменить в этой ситуации?    - Вряд ли... - Покачал головой Арролд.    - Ну, и на кой мне тогда заморачиваться?! - С неподдельным удивлением воскликнул парень и хлопнул поверженного такой логикой хорга по плечу. - Так что, мы идем жрать, или как?   

Глава 2. Шопинг и всяческая чешуя.

   После сытного обеда, сдобренного немалым количеством легкого и ароматного ягодного напитка - лиалла, заменявшего здесь вина риссов и эйре, Т'мор вытащил своего нового родственника на прогулку. Тот, правда, поначалу сопротивлялся, дескать, ему нужно как следует изучить накопившиеся материалы, и тому подобное, но довольно быстро понял, что без сопровождения, человек в Меельсе может влипнуть так, что новых материалов любознательному хоргу не видать как своих заостренных ушей. После чего, тяжело вздохнул и согласился на небольшой променад по городу.    Прогулка вышла на удивление спокойная, прохожие не обращали ровным счетом никакого внимания на молодого человека в ринсе, с тяжелой тростью в руке, мирно беседующего с высоким белогривым хоргом. Жителям было не до гостей города. Всяк спешил по своим делам, а холодный ветер порывами налетавший с моря, заставлял ускорять шаг, что бы побыстрее добраться до дома, поближе к каминам с весело потрескивающими в огне поленьями.    В отличие от кутающихся в теплые накидки, жителей города, Т'мор и Арролд никуда не торопились. Есть свои плюсы в знакомстве с "огневиком". Стоило первому порыву ветра пахнуть в лицо хорга, как тот одним небрежным движением, наложил на себя и человека, вязь, которая тут же окутала их теплым, непроницаемым для ветра, коконом. Так, медленным прогулочным шагом, приятели добрались до центра Меельса, полюбовались на мощную цитадель из серого, искусно обработанного камня, игравшую здесь роль дворца управителя города и последнего рубежа обороны в случае нападения, после чего двинулись по краю площади, раскинувшейся перед замком, периодически заглядывая в многочисленные лавки, плотным кольцом обступившие этот, мощенный мелкими вытертыми камешками, "плац". Обозвав так главную площадь города, Арролд счел необходимым пояснить, что это не шутка. Давняя традиция хоргов предписывала организовывать ежегодные смотры городских вооруженных сил, именно на главных площадях городов. По этой причине, на них не ставятся памятники или фонтаны. В любых других местах, градоначальник может хоть по дюжине статуй втиснуть, а на центральной площади, ни при каких условиях.    Подивившись такой традиции, Т'мор хмыкнул и устремился к очередной лавке, на витрине которой красовалось несколько столь любимых всеми мужчинами, игрушек. Оружейная лавка оказалась темным, чуть запущенным помещением, в дальнем углу которого, за небольшой, богато украшенной резьбой, конторкой устроился типичнейший тор. Проснувшись от звона старинного колокольчика на двери, крепко сбитый представитель горного народа смерил вошедших недовольным взглядом глубоко посаженных глаз, и, расправив ладонью шикарные пышные усы, недовольно пробурчал что-то, похожее на приветствие. Ничуть не смущенные таким приемом, Т'мор и Арролд ответили тору кивками и принялись осматривать выставленную вдоль стен богатую коллекцию всевозможного оружия. Правда, если Арролд больше засматривался на легкие мечи и шпаги, украсившие левую стену лавки, то Т'мор, буквально прикипел взглядом к различному метательному оружию, расположившемуся на многочисленных подставках у противоположной стены. Да уж. Метательные ножи, удобно устроившиеся на специальных перевязях, это конечно, хорошо, но не всегда удобно. Особенно, если вспомнить о дальнобойности. Можно было бы обзавестись луком, благо представлены они в лавке, в сумасшедших количествах. Вот только опыта обращения с этим капризным оружием у Т'мора нет совсем, а значит, нужно присмотреть что-то попроще. Например, арбалет. Благо, этого добра здесь не меньше, чем луков, и все разные, на любой вкус... Т'мор, с молчаливого разрешения хозяина лавки, взял с полки один из самострелов. Необычная машинка. В Свободном Городе ему приходилось сталкиваться с арбалетами, и во многом они были похожи на тот агрегат, что он держал сейчас в руках... Черненные стальные плечи, матово-черный корпус без малейших изысков, блочная система, удобный приклад и прицельная рамка... Но были и серьезные различия. У этого арбалета, абсолютно незнакомый Т'мору способ натяжения, больше всего похожий на систему подачи патрона в древнем помповом ружье и, непонятно для чего предназначено длинное прямоугольное отверстие в торце корпуса. Неплохо было бы разобрать это чудо местной техники, полюбопытствовать, как оно работает. Парень покрутил самострел в руках, пытаясь представить себе его внутреннее устройство, и лишь спустя пару минут попробовал натянуть тетиву. Бесшумно провернулись блоки и струна тетивы, легко и послушно встала на взвод.    - Желаете испытать его? - Скрипучим голосом, лениво поинтересовался тор, заметив интерес Т'мора. Парень с готовностью кивнул и тор услужливо распахнул почти незаметную дверь рядом с конторкой, оказавшуюся выходом на длинный и узкий задний двор, обнесенный высоким каменным забором. Эдакое маленькое стрельбище в центре Меельса.    Тор протянул Т'мору нечто вроде пенала, в прорезях которого виднелись болты. И сразу стало ясно назначение отверстия в корпусе арбалета. Такого, парень еще не видел... Справившись с удивлением, Т'мор воткнул этот своеобразный магазин в отверстие, утопив его в корпус арбалета заподлицо, и довольно кивнул, ничуть не нарушившемуся балансу оружия. Арбалет лишь явственно потяжелел, но все также удобно лежал в руках. Т'мор в очередной раз натянул тетиву самострела. Едва она встала на стопор, как выталкиваемый пружиной откуда-то из недр корпуса арбалета, болт занял свое место. Парень прицелился в один из небольших чурбачков, расставленных по всему стрельбищу, и плавно потянул спусковой крючок. Через минуту, небольшие, но тяжелые, стрелы-болты, уже лихо дырявили дерево, в ста шагах от стрелка. Отодвинуть чурбаки-мишени на большее расстояние, не позволял размер двора. Т'мор, в последний раз всадил граненый болт в одну из мишеней, и двинулся осматривать результаты стрельбы. К своему великому удивлению, в некоторых из чурбаков, болтов он не обнаружил. Мощное оружие попросту пробило их насквозь, о чем явственно свидетельствовали сквозные, с разлохмаченными краями, отверстия в мишенях. Болты обнаружились повисшими у самого забора. Какая-то простенькая, но незнакомая Т'мору, вязь удерживала их от падения на землю.    - А это зачем? - Поинтересовался парень у довольно усмехающегося тора.    - Так, а как же иначе? - Развел руками тот. - Ежели уловитель не поставить, замучаешься забор чинить. Он хоть и каменный, однако ж, долго такого издевательства не выдержит. Так-то... Ну что, глянулся арбалет? Возьмете?    - Может быть... - Промычал Т'мор.    - Берите, не пожалеете. Удобная вещь, из него и пулями стрелять можно, на манер хоргов. Точность, конечно, пониже будет, но на небольших расстояниях, до ста шагов, бой просто отменный.    - Хм. А как перезаряжать?    - Сразу видно, что вы не местный. - Скрипнул тор, но тут же чуть улыбнулся. Мол, не в обиду сказал. - Хорги, хоть и не чета нашему брату по части полезной механики, но вот что касается оружия, форы кому угодно дадут. Не любят они из арбалетов болтами садить. Почему, уж не ведаю, вот и приспособили наше изобретение, под свои интересы. Так что, теперь для пуль тоже свои зарядные шкатулки имеются, со специальными долами. Вот взгляните.    Торговец взял со стола у стены магазин, и продемонстрировал его Т'мору. На верхней части "зарядной шкатулки" действительно виднелся длинный дол, и отверстие для подачи пули, сейчас перекрытое какой-то заслонкой. Сложновато, конечно. Ну да все же попроще трехуровнего шот-импульсника будет. Т'мор чуть не рассмеялся, поймав себя на сравнении таких разных агреатов, и закусил губу.    - Берите-берите. Это ж хоргов работа. Не Рраена, конечно, но лучшее из дозволенного к общему торгу. Да и цена, вполне приемлемая. - По-своему понял гримасу покупателя, тор.    - Сколько? - Тут же спросил Т'мор. Кто такой Рраен и что за дозволение к торгу, он решил узнать у Арролда    - Сорок злотен. - Ответил тор и, заметив, что клиент нахмурился, поспешил добавить, - за комплект, уважаемый.    - И что же в него входит? - Поинтересовался Т'мор, разрываясь между объятиями жабы и стремлением иметь в своем арсенале, такую опасную игрушку, как этот исполненный смертоносного изящества и лаконичности, арбалет.    - Сотня болтов, две сотни пуль, чехол, пара шкатулок и запасная тетива.    - Двадцать злотен. - Наугад выдал парень. Тор покачал головой.    - Как можно, уважаемый? Где ж вы такие цены-то видели? Тридцать пять злотен, только из уважения к вам.    - Не, не пойдет. За такие деньги, я себе что-нибудь получше найду. Да и тяжеловат он для меня... - Покачал головой Т'мор. - Ну если только за двадцать пять...    - Никак нельзя, уважаемый. Совсем никак. Я, этот арбалет, сам за двадцать пять желтяков покупал.    - Прогадали, значит, уважаемый. - Пожал плечами Т'мор и, вручив арбалет продавцу, двинулся обратно к лавке. Тор скрипнул зубами, и устремился следом.    - Разорите вы меня, ох разорите. Но уж больно редко к нам люди заглядывают. Не жалует ваш брат земли хоргов... - Заскрипел оружейник, догоняя Т'мора у столов с оружием. И тут же сам себя перебил. - За тридцать злотен, отдам. Возьмете?    - И сотня пуль сверху. - Тут же добавил Т'мор.    - Идет! - Из голоса тора куда-то исчез скрип и он, тут же выудив из-под крышки столика, на котором уже лежал понравившийся Т'мору арбалет, несколько мешочков, развязал удерживающие их горловины, тесемки. - Вот, какие предпочитаете? Есть обычные, охотничьи, есть огненного боя - зажигательные то есть. Разрывные - до сотни осколков дают. Пробивающие - эти против доспеха хороши, насквозь плавят. Правда, кроме ваших сородичей, латами мало кто балуется, но уж кольчуги-то даже у двуязыких в ходу. Да... Осталось немного сонных, их, в основном, егеря предпочитают. С такими пулями за живыми трофеями ходить удобно.    - Мягкие. - Удивленно хмыкнул парень, внимательно рассматривая сонные пули.    - Еще бы. - Тор кивнул так довольно, словно это он изобрел усыпляющие снаряды. - Специально такими сделаны. Руками, случайно, не раздавишь, а от удара о цель лопаются, пыльца тут же рассеивается, миг, и жертва спит.    - Долго действует?    - От массы зависит. - Пожал плечами тор. - Лесного кота на сутки вырубит, а он до полуцентнера весит. Каждые дополнительные десять кило, минус час сна. Вот и считайте.    Т'мор, чуть помедлив, ткнул пальцем в одну из пуль, тяжелый, матово белый шарик из непонятного сплава, слегка отдающий темной волшбой.    - О, это действительно интересно. - Оживился тор. - Байдовские пули. С такими, можно и на инферналов ходить. Скорпа они, конечно, не возьмут, а мелких рогатиков, только так. Не верите? Зря. Именно из-за этого их свойства, Совет кланов постановил держать байдовские пули в городских арсеналах и оружейных лавках, на случай спонтанного Прорыва. Так-то, уважаемый. Ну, так что, какие будете брать?    - Давайте по сотне сонных, байдовских... ну и охотничьих. Не с кумулятивными же пулями на кабанов охотиться?    - Кума... Чего? - "Не въехал" тор.    - Пробивающими, я имел в виду. - Вздохнул Т'мор.    Продавец понимающе кивнул, спрятал образцы и потопал куда-то внутрь помещения. Вернулся он через несколько минут с солидной сумкой в руках. Выложил ее на стол и расстегнул.    - Проверяйте. Сотня байдовских, охотничьих и сонных. Шкатулка для пуль. Четыре тубуса по двадцать пять болтов, шкатулка для них, пенал с запасной тетивой... и чехол. - Тор хлопнул по боку сумки.    - Байдовские... какое знакомое название, все-таки. Ладно, с этим как-нибудь потом. - Пробормотал Т'мор, кинув взгляд на хорга, и заговорил в полный голос. - Давайте посмотрим. Только так. Болты я гляну, а пули пересчитывать, уж извините, не стану. Полагаюсь на вашу честность.    Тор чуть удивленно вздернул бровь, но, заметив как из-под опущенной на стол руки человека, на мгновение выскользнул язычок любопытной тьмы, тут же сделал "умное" лицо. Ссориться с темным магом, пусть даже и человеком, торговец явно не пожелал.    - Одно мгновение, уважаемый. - Продавец взвесил в руке один из мешочков с пулями и, демонстративно огорченно покачав головой, проскрипел, - извините. Когда-нибудь я прибью этого помощника. Опять он половину пуль не доложил. Сейчас поправим.    Отмазавшись, тор метнулся вглубь лавки, и уже через несколько секунд перед Т'мором появился еще один мешочек с пулями.    - Надеюсь, теперь все точно. - Проговорил Т'мор и, уловив волну искреннего веселья Арролда, еле удержался от смешка. Тор в ответ, только мелко-мелко покивал.    Хмыкнув, парень расстегнул кошель и отсчитал из него тридцать монет. Хорошо еще, злотни хоргов, того же веса, что и марки риссов, так что не пришлось с менялами связываться.    Чуть посопев над монетами, тор довольно хмыкнул, из чего Т'мор седлал вывод, что с ценой все-таки прогадал он, а не усатый торговец. Пока же парень осматривал болты для арбалета, тор повернулся к хоргу. Но Арролд лишь отрицательно покачал головой, и торговец вернулся за свою конторку, дожидаться других покупателей.    Покинув оружейную лавку, хорг и человек свернули на Высокую набережную, широкую улицу, своеобразным балконом нависающую над скалистым берегом, бухты. А оттуда, несколько минут неспешного шага до гостиницы.    Можно сказать, что прогулка по Меельсу удалась. Т'мор вдоволь поглазел на представителей разных рас, полюбовался на суровую архитектуру этого города замков и крепостей, и даже купил себе сувенир, если, конечно, подобное слово применимо к смертоносному оружию. В общем, парень остался доволен. Единственное, что не давало ему покоя, так это очередные метаморфозы его Узора. Как бы Т'мор не демонстрировал Арролду свое наплевательское отношение к вывертам собственного тела, все же он не был настолько спокоен, как хотел казаться. Но с этим вопросом он решил начать разбираться вечером, после ужина, до которого осталось не так много времени, если судить по темнеющему небу над головой.    - А не пора ли нам заглянуть в гостиницу, Т'мор? - Лениво проговорил Арролд, поглядывая в сторону переулка, упиравшегося противоположным концом, в ворота их временного пристанища.    - Наверное. Вроде бы мы уже все посмотрели.    - Ну да. А кое-кто еще и закупился, словно на войну. - Сохраняя полную невозмутимость, заметил Арролд.    - Ну уж, прямо на войну. - Покачал головой Т'мор. - Можно подумать, что все арбалетчики Хорогена, перед битвой снаряжаются усыпляющими пулями. Какие гуманисты, кто бы мог подумать?!    - Уел. - Констатировал Арролд. - С таким снаряжением, ты действительно больше похож не на воина... а на егеря. Охотничек.    - Так, я, можно сказать он и есть. Правда, пока еще будущий. - Пожал плечами Т'мор.    - В смысле? - Не понял хорг.    - Ну, если бы не это путешествие к тебе в гости, был бы я сейчас в патруле у Гора. Охотился бы на инферналов, и горя не знал.    - А-а. - Протянул Арролд, сворачивая к гостинице - А ты их хоть видел?    - Нет. - Честно ответил парень. - Но кое-что читал, и пришел к выводу, что они не сильно отличаются от подземных тварей Столицы. А уж с ними-то я знаком. Помнится, на охоте, мне о них даже целую лекцию, специалисты задвинули. - Т'мор еле заметно усмехнулся, вспоминая перипетии своего сидения в тюрьме замка и-Нилл, и охоту в подземельях с двумя дамами. Но тут же тяжело вздохнул, поняв. что жутко соскучился по Рилле, прочно вцепившейся в его сердце своими острыми коготками.    - Не раскисай, парень. - Арролд моментально заметил изменение в настроении приятеля и указал на двери, ведущие в обеденный зал их гостиницы. - Хороший ужин, вот то, что вернет тебе хорошее расположение духа. Ручаюсь.    Ужин, щедро сдобренный лиаллом, действительно поднял Т'мору настроение.    - Слушай, Арролд, а байдовские пули имеют какое-нибудь отношение к Байде? - Парень на мгновение оторвался от аппетитной вырезки, вспомнив о заинтересовавшем его названии пуль.    - Самое прямое. - Кивнул хорг. - Он их изобрел. Вообще, я не знаю никого, кто бы так истово ненавидел инферналов, как этот сумасшедший.    - Сумасшедший? - Удивился Т'мор.    - А кем еще может быть человек, поселившийся в самом центре Хорогена, и при этом не стесняющийся, чуть ли не каждую декаду, устраивать трактирные драки с хоргами?!    - И что, неужели его до сих пор не убили? - Улыбнулся Т'мор.    - Убьешь его, как же. - Фыркнул Арролд. - Он сам кого хочешь u-kon-tra-pupit, вот. Его собственное выражение, между прочим. Совершенно невозможный тип. Таких наглых людей, я больше не встречал... если, конечно, не считать тебя, Т'мор.    - Ну-ну. - Т'мор постарался полностью закрыться, что бы ни один отголосок разбушевавшихся чувств, не достиг Арролда. Гремучий коктейль из безмерного удивления и страха ошибки, запросто мог выбить хорга из колеи. Под недоуменным взглядом нового родственника, Т'мор быстро доел все, что оставалось на тарелке и, отговорившись усталостью, поднялся в свою комнату.    Пометавшись несколько минут по небольшому помещению, парень резко вздохнул, и опустился на кровать. В конце-концов, ничего сверхнеобычного в появлении здесь выходца из иных миров, нет. Ведь не только риссы способны шастать по сопределам. Так? Так. Да и кто сказал, что этот самый Байда пришел из того же мира, что и сам Т'мор? Знакомое слово: "уконтрапупить", вовсе не показатель. Мало ли в мирах схожих наречий? Вот, к примеру, шаэрре. Древний темный диалект риссов, чем-то схож с давно мертвым санскритом, на вдалбливание основ которого в голову непоседливого Тиммора, Дед в свое время, потратил немало собственных сил и нервов. Да все без толку. Только и осталось знаний, что бы понять сходство древнего человеческого наречия, с не менее древним языком риссов. Так что... отложим шебуршение, до встречи с этим самым Байдой. А там видно будет.    Успокоившись и приняв это мудрое решение, Т'мор переключился на другую задачу. Чуть шевельнув рукой, парень позвал Уголька и змей подчинился, "фоня" недовольством. Ну как же, помешали сладко дрыхнуть... да еще после такого тяжелого ночного перелета!    - Ничего-ничего. - Тихо пробормотал Т'мор, наблюдая, как материализуется его чешуйчатый питомец. - Надо же разобраться, что с нами происходит, приятель. Потом досмотришь свои сладкие сны о большой охоте.    Уголек выбрался на постель, демонстративно зевнул, и уставился на Т'мора своими рубиновыми глазами.    -Ну, и как будем разбираться? - Чуть растеряно проговорил парень и, поймав взгляд змея... замер.    Ощущение было такое, словно Т'мор провалился в какой-то глубокой колодец, и падает в него, с немыслимой, все нарастающей скоростью. Парень попытался закрыть глаза и понял, что на это простое действие он попросту неспособен, тело отказывалось подчиняться командам! Щиты разума рассыпались один за одним с такой легкостью, будто кто-то невообразимо могучий, не стесняясь в методах, решил полюбопытствовать, что творится в голове Т'мора, и теперь, парень просто физически не успевал отражать атаки и одновременно заново выстраивать разрушенную защиту. А порой и вовсе ничего не мог противопоставить странным, неощутимым щупальцам чужого бесцеремонного интереса, скользящим по лабиринтам мыслей, все глубже и глубже проникая в его сознание. Неимоверным усилием, чувствуя, как утекают последние силы, а тело и мозг разрываются от непереносимой боли, Т'мор сотворил совершенно невообразимый клубок защитных связок, атакующих плетей и щупов, и, уже почти ничего не соображая от напряжения, дал этому извивающемуся кошмару, приказ на атаку. Но не успело истерзанное сознание человека скользнуть в благословенное Ничто, как его чудовищное порождение захлестнуло реальность, и в тот же момент, падение резко прекратилось. Из горла человека вырвался хриплый стон, тело конвульсивно дернулось... раз, другой. Парень открыл глаза и обвел мутным взглядом окружающую обстановку. Спустя несколько долгих, до бесконечности, секунд, до Т'мора дошло, что он спокойно висит в центре гостиничной комнаты, поддерживаемый нежными касаниями Тьмы, окутавшей его тело наподобие огромного плаща. И нет никакого врага, с легкостью крушившего защиту разумника-недоучки, и нет никакого колодца высасывавшего все силы падающего на его дно человека. Только мягкие ладони Тьмы, и висящий напротив лица, Уголек, еле шевелящий своими призрачными крыльями, сияет ровным серебристым светом, сквозь который пробивается яростное пламя, пылающее в глубине глаз заметно подросшего дракона. Т'мор медленно качнул головой, и тут же замер. Ощущения, которые его посетили, были... странными, по-меньшей мере. С одной стороны, вопреки только что пережитой "мясорубке", он великолепно себя чувствует! Даже не верится, что всего полминуты назад, его душа была на сто процентов уверена, что ее поезд на тот свет, уходит с минуты на минуту. Но не это главное... Самое странное, Т'мору показалось, что его - двое! И эти двое висят друг напротив друга, уставившись глаза в глаза. Наваждение набирало силу, и через мгновение, парень понял, что с одной стороны, он висит в коконе Тьмы, легко поддерживающей его тело в метре над полом, а с другой стороны, он же лениво взмахивает призрачными крыльями, привычно рассеивая вокруг себя магию стихий, удерживающую его длинное черное тело в воздухе, и рассматривает свое же человеческое тело, одновременно прикидывая, сколько еще времени пройдет до полного слияния. Слияния?! С драконом?! От удивления, Т'мор тряхнул головой, и это неожиданно принесло свои плоды. Странное чувство раздвоенности медленно растворилось где-то между человеком и драконом, оставив Т'мору лишь уверенность в том, что все происходящее с ним и Угольком, правильно... и что вид этого нахального черного, крылатого существа с алыми глазами, дарит ему необъяснимое спокойствие... и радость. Просто радость от существования этой своенравной, строптивой ящерицы, о происхождении которой он почти ничего не знает. Не успел парень сформулировать свои мысли по поводу змея, как его чувства тут же обожгло недовольством Уголька. Дескать, не завирайся, приятель, мы хоть и недавно встретились, но знаем друг друга с рождения... Т'мор вспомнил утреннюю побудку, и вынужден был согласиться со змеем. Спустя мгновение, сияние вокруг Уголька начало плавно меркнуть, а парень почувствовал, как его ноги коснулись пола. Тьма ушла вместе с серебристым светом, зато, на Т'мора навалился голод. Даже не так: ГОЛОД! Жрать захотелось, неимоверно. А тут еще и Уголек согласно бьет хвостом по подушке и таким же жутким по силе желанием пожрать, по мозгам. Придется вернуться за стол. Парень протянул руку и дракончик, с готовностью вернулся на привычное место. М-да, а ведь хотел всего лишь разобраться в происходящих с Узором переменах... Впрочем, уверенность в правильности этих перемен, тоже неплохая штука. И вообще, сейчас не до того! Все посторонние мысли с визгом смылись куда подальше, а в брюхе аж заурчало, от удвоенного желания вонзить зубы в кусок хорошо прожаренного... или еще живого мяса, а лучше и того и другого сразу. М-да.    Спустившись в зал, Т'мор увидел, что Арролд до сих пор сидит за тем же столом, попивая ллиал. Под удивленным взглядом хорга, Т'мор отловил очередного служку-полукровку и. сделав заказ, приземлился напротив приятеля. Через несколько минут, на столе появились первые блюда, и Т'мор молча приступил к планомерному их уничтожению. К тому моменту, как запыхавшиеся служки унесли опустевшие тарелки третьей смены блюд, за человеком и хоргом, уже с интересом наблюдал весь зал, по вечернему времени заполненный посетителями под завязку. Арролд покосился на сидящих за соседним столом сородичей, но тут же его отвлек голос наконец-таки заговорившего Т'мора.    - Тебе утреннего приключения мало? - Лениво протянул парень, отодвигая последнюю пустую тарелку, и откидываясь на спинку стула. По лицу Т'мора гуляла блаженная улыбка сытого и довольного жизнью кота. У риссов научился.    - Обойдусь. - Отмахнулся Арролд, и уже было открыл рот, что бы поинтересоваться о причинах столь зверского аппетита у "уставшего" фамильяра клана, но тут у их стола материализовался хорг из посольства и, молча кивнув, протянул Арролду небольшой свиток, напрочь проигнорировав блаженно щурящегося Т'мора, правда, последнему, поведение хорга было до лампочки. Но лишь до того момента, как тот скрылся из виду.    - Что там, Арролд? - Вздохнул Т'мор, заметив, что хорг развернул свиток украшенный солидной висячей печатью. В тот же момент, новых родственников накрыло Пологом Пустоты, установленным Арролдом, одним щелчком пальцев. Заклинание напрочь отрезало человека и хорга от окружающего мира, не позволяя никому их слышать и видеть.    - Приказ главы посольства. С утра выдвигаемся из Меельса. в Лиист. Там мы должны будем занять гостиницу для посольства, и подготовить все необходимое к их приезду, а также передать управителю города вот это письмо. - Хорг разъединил свитки, и продемонстрировал Т'мору чистый лист, к которому и оказалась прикреплена печать.    - А где же текст? - Поинтересовался парень.    - Здесь. - Невозмутимо ответил Арролд, ткнув пальцем в пустую бумагу, но заметив недоумение Т'мора, снизошел до пояснений. - Что бы его прочесть, адресат должен сорвать печать, тогда письмо и проявится. Если это сделает кто-то другой, свиток сгорит в один момент.    - Однако. - Хмыкнул Т'мор. - Почему у меня создается такое ощущение, что твой шеф просто хочет от нас избавиться, а родственничек?    - Скорее, он хочет избавить от нас город. - Задумчиво протянул Арролд, не обратив никакого внимания на иронию в голосе приятеля. - Вопрос, зачем ему это надо. Все-таки нарушение договоренности с риссами, пусть и формальное, не в стиле Ллонера... Если только он не посчитал, что за городом для нас двоих будет безопаснее, чем в городе под охраной посольства.    - Думаешь, его влияния не хватило на то, что бы придавить жажду мести твоих сородичей? - Блаженная улыбка покинула лицо Т'мора. Парень нахмурился и сел прямо, поглаживая навершие своей уникальной трости.    - Как вариант. По-крайней мере, он объясняет, зачем Ллонер отправляет нас вперед. Лиист находится под влиянием его собственного клана, а значит, там у мстителей будет куда меньше возможностей нас достать.    - Может поинтересуемся у самого эра Ллонера, лично, так сказать?    - Нет. Если бы он хотел нам что-то сказать, вызвал бы к себе. А так... Он и слова не вымолвит. А скорее всего, даже не примет нас.    - Этикет? - Усмехнулся Т'мор.    - Он самый, шах его эрре. - Кивнул Арролд, поднимаясь из-за стола, и пряча свитки за отворотом. - Пошли спать, Т'мор. Нам вставать с рассветом.    - Не вопрос. - Кивнул Т'мор, покидая насиженное место.    Заклятие Полога опало, и странная, на взгляд посетителей, парочка направилась к лестнице.   

Глава 3. Прорыв, как средство решения проблем.

   Едва массивные городские ворота распахнулись навстречу восходу, пара нетерпеливо гарцующих скакунов, дружно ударила копытами в брусчатку мостовой и, сорвавшись с места, ветром понеслась по тракту. Старательно вырубленное вокруг городских стен поле, огласил фирменный рев хаука. Серый, еще недавно, терпеливо сносивший скуку морского путешествия, не постеснялся выразить свою радость при виде просторов полуденного Хорогена. Напуганная мощным гласом хаука, над ближайшей рощицей взвилась целая стайка разнокалиберных птиц и, матеря наглого скакуна на всех своих птичьих языках, устремилась ввысь.    - Весна. - Пробормотал Арролд, подставляя лицо лучам восходящего солнца.    - Как весна? - Опешил Т'мор, до сих пор уверенный, что зима еще толком и не начиналась. Ну в самом деле, что это за зима такая, если вода в лужах, и то не каждый день замерзает?!    - Так. - Пожал плечами хорг. - Через пятнадцать дней наступит декада Первоцвета, если хочешь знать.    - Что за декада? - Вздохнул Т'мор.    - И чему тебя только риссы учили? - Притворно сокрушился Арролд. - Не знать таких простых и общеизвестных вещей! Это ли не верх неприличия?! Т'мор, твое невежество приводит меня в уныние.    - Слушай белогривый, сойди с трибуны, а? Тоже мне великий оратор. - Отмахнулся Т'мор. - Лучше переходи к сути вопроса.    - Пожалуйста. - Пожал плечами хорг. - Весенняя праздная декада, она же Декада Первоцвета, один из самых почитаемых праздников. Почти у всех народов, именно с первого дня этой декады, начинается новый год. Несмотря на это, твои любимые риссы предпочитают вести отсчет лет от зимней праздной декады... Дескать, по заветам предков. Но у них все не как у всех... Дурные кошки. Они бы еще на Полуденную декаду свой новый год перенесли. Тоже вроде как повод имеется.    - Полуденную? - Переспросил Т'мор, забив на эпитет, коим Арролд наградил риссов. - А это когда?    - Середина лета, конечно. - Ответил хорг, окатив Т'мора легким удивлением. - Послушай, у меня такое ощущение, что ты вообще мало что знаешь об окружающем мире. Нельзя же быть таким невеждой, в самом деле, Т'мор?!    - Далось тебе мое невежество. - Нахмурился парень. - Я вообще об этих ваших праздных декадах узнал лишь в конце осени. Перед зимними каникулами.    - Вот-вот. Эти, как ты выразился "зимние каникулы", к твоему сведению, еще именуются Студеной или Полночной декадой. У разных рас по разному. Именно об этом я и говорю. Странный ты человек. Знаешь о подземных тварях, но при этом не в курсе обычного календаря. Великолепно управляешься с магией разума, но при этом постоянно забываешь, что ты маг... Не удивлюсь, если окажется, что ты не знаешь, сколько дней в году... но сможешь назвать все до единого созвездия Полночной полусферы, и наилучшее их положение для открытия межмирового портала.    В ответ на эту тираду, Т'мор хмыкнул и признался:    - Последнее, вряд ли. Я вообще не знаю ни одного созвездия.    - А количество дней в году? - Вроде как пошутил Арролд, но, заметив как наморщил лоб его новый родственник, чуть не поперхнулся. Через секунду, придя в себя, хорг удовлетворенно кивнул, и язвительно заметил, ткнув в Т'мора пальцем, - Вот, что и требовалось доказать. Такое впечатление, что ты вообще из другого мира пришел. По крайней мере, это может объяснить, твое полное незнание наших реалий...    - А если и так, то что теперь? - Не выдержал Т'мор. -    - Да... - Арролд в очередной раз завис, поняв, что Т'мор не шутит. Но быстро справился с собой, и примирительно подняв ладонь вверх, сбавил накал иронии в голосе и чувствах. - Умеешь ты удивлять, парень. Постараюсь не остаться в долгу. Так вот, знай, мне абсолютно без разницы, откуда ты взялся, и где прожил большую часть своей пока что короткой жизни. Теперь ты мой родственник, остальное шелуха. А вот для других... Если слухи о твоем происхождении дойдут до наших жриц, весьма навязчивый интерес с их стороны, будет тебе гарантирован. Отсюда вывод. Нужно срочно ликвидировать безграмотность одного шустрого темного иномиряниа в самых общеизвестных вещах. Что-то более частное, типа обычаев в различных людских землях и владениях иных рас, трогать пока, может и не стоит. Все же времени на придумывание детальной легенды у нас нет, но самое-самое простейшее, придется тебе вдолбить.    - Ничего не имею против. - Пожал плечами Т'мор. А чего ерепениться? Ведь действительно, несмотря на то, что он провел у риссов почти год, ему до сих пор оказывается неизвестно даже количество дней в местном году! А сколько еще таких "мелочей" ускользнуло от внимания столичных учителей? Хорошо еще, что меры длины и веса, здесь, привычные метры и килограммы, а не какие-нибудь ярды с фунтами, или сажени с пудами.    - Ты себе представить не можешь, какую радость вселяют в мое сердце твои слова. - Язвительность снова вернулась к Арролду. - Ну что же, тогда прямо сейчас и приступим. Ну, а для начала вернемся к календарю. Как ты, наверное, заметил, проходящие дни, мы, да и весь наш мир, как темные так и светлые расы, измеряем декадами, что очень удобно, поскольку в году, ровно четыреста дней. Год делится на четыре условных времени, по сотне дней. В каждом времени года есть своя праздная декада, отмечают их не все. Мы, хорги, как и все приличные темные, празднуем только три из них. Восходную, или декаду Первоцвета, Полуденную или Жаркую, и Полуночную, или Студеную. Риссы, как всегда в своем репертуаре и, выпендриваясь, празднуют только две из них. Полуночную и Восходную. Полуденную же декаду, они лишь изредка замечают, дескать пришла и утт бы с ней. Ну а светлые, в своем педантизме и зашоренности, никак не могут отказаться от празднования ни одной из четырех праздных декад. Помимо этих, полностью свободных от любых работ декад, каждую обычную декаду завершают три праздных дня.    - Хм. А с чего так? - Заинтересовался Т'мор, придерживая хаука, решившего вдруг, еще больше увеличить скорость своего хода, не считаясь с возможностями черного скакуна Арролда.    - Что ты имеешь в виду?    - Ну откуда такая разница в праздниках? - Уточнил Т'мор. - У риссов меньше, у хоргов больше...    - Хм. Ну, положим, для риссов, Восходная декада, праздник годовщины их появления в этом мире, но никак не новый год. Он у них на зиму приходится. Как раз на Студеную декаду. Традиция, принесенная риссами из их прошлого места обитания.. Светлые же, как ты понимаешь, придерживаются иной точки зрения. Для них Первоцвет, это праздник весны, природа там просыпается, птички поют... В общем, основной и единственный новый год. Жаркая декада... ну, тут и объяснять, думаю, нечего. Время Света. Декада Листопада или Закатная декада, совпадает со временем сбора урожая. То есть: собрали, обрадовались, пошли, пропили. Ну а Студеная, время поминания ушедших, то есть усопших. Это, что у людей, что у эйре, прямо пунктик какой-то.    - А что же хорги? Почему у вас три праздных декады?    - Декада Первоцвета, как и для светлых, для нас начало нового года. Все темные отмечают в Полуденную декаду победу над эйре и начало эпохи Негур. Только риссы воротят нос... - Тон Арролда посерьезнел. - Их можно понять. Именно на землях Шаэр и произошла поворотная битва между темными и светлыми, в конце прошлой эпохи. Можешь себе представить, во что превратилась плодородная земля, за время постоянных боев и стычек между двумя миллионными армиями? К тому же, отступая к заливу, двуязыкие вырезАли всех местных жителей. Так что, для риссов, Жаркая декада не повод для радости, а время скорби.    - Однако. Как все запутано. - Пробормотал Т'мор, но Арролд все равно услышал.    - Разве?    - Угу. - Мрачно кивнул Т'мор. - По моим подсчетам получается, что здесь целых два новых года. А у риссов так и вовсе три должно быть.    - С чего бы? - Не понял хорг.    - Первый - как у всех, весной. Второй, - новый год эпохи, летом, и третий зимой, по заветам предков... И это ты называешь простейшими вещами, которые должен знать каждый?!    - Уж какие есть. - Усмехнулся Арролд.    - Ладно. Хрен с ней с простототй. Но это ж, замучаешься новогодние подарки по два-три раза в год подбирать! - Воскликнул Т'мор.    - Подарки? Зачем? - не понял хорг.    - А... у вас этого нет? - Удивился Т'мор. - У нас традиция такая была, в зимнюю новогоднюю ночь дарить друзьям подарки. Целый ритуал даже был на эту тему. Вечером, кладешь сверток с подарком под елку, а утром уже в новом году, смотришь, что подарили тебе самому.    Не успел Т'мор договорить, как его окатило весельем хорга.    - Что смешного? - Возмутился парень.    - Я просто представил, как тысячи людей бродят ночью по заснеженному лесу и заглядывают под елки. - Выдавил Арролд. - Как они еще подарки не перепутывают. Кому какой...    - Ну-ну. Приколист. - Отмахнулся Т'мор. - Елка, это тоже традиция. Их специально на новый год в домах ставили. Мне Дед рассказывал.    - И ты тоже так делал? - Поинтересовался Арролд, усмирив веселье.    - Нет. Только слышал от Деда, да в книжках читал. - Грустно ответил Т'мор. - Когда я родился, елок на нашей планете уже не было. Равно как и большей части остальных деревьев.    - А куда они делись? - Удивился Арролд.    - Туда же, куда у вас делся Озерный край. - Ответил Т'мор, вогнав хорга в ступор.    - Артефакт Света? - После минутного молчания, тихо спросил Арролд.    - Тысячи подобных артефактов. - Кивнул Т'мор.    - И как же вы выжили? - Пробормотал хорг.    - С трудом. Дед говорил, что по самым грубым прикидкам, после третьей войны, выжило около полумиллиона человек. По одному живому на каждые десять тысяч трупов.    От ужаса, сковавшего Арролда, у Т'мора, самого, чуть волосы на затылке не зашевелились.    - Т'мор... хм-м. Я вижу, что ты не врешь. - Наконец разлепил губы хорг, искоса поглядывая на человека. - Но и поверить в такое я не могу. Это же, сколько магов должны были отдать свои силы, что бы устроить такое?!    - А кто говорил о магах? - Пожал плечами парень. - В моем мире, магия, всего лишь легенда.    - Значит, ты родом из техномира? - Пожевал губами Арролд, и хмуро кивнул. - Тогда понятно, почему ты все время забываешь о магии.    - Это когда это я забыл? - Возмутился Т'мор.    - Сейчас, например. - Пожал плечами хорг. - Прежде чем рассказывать о своем происхождении, тебе следовало хотя бы Полог тишины подвесить. А ты?    - Арролд, я не могу этого сделать. - Хмыкнул Т'мор. - Я не способен к классическим школам магии...    - М-да. Все у вас, иномирян, через тазобедренный сустав. - Развел руками хорг. - И ты не побоялся, вот так, без защиты, кричать на весь тракт, о своем происхождении?    - Почему же. - Усмехнулся Т'мор. - Я же совершенно четко знаю, что кроме нас, в радиусе ста метров нет ни одного разумного. Подслушивать некому. А расслышать наш разговор с большего расстояния, не получится. Далеко слишком... Кстати. Кажется, накаркал. По-моему, у нас гости.    -Ты же сказал, что никого на сто метров вокруг нет. - Тихо проговорил Арролд, моментально преобразившись. Куда только подевался насмешливый тон и расслабленность наслаждающегося конной прогулкой, аристократа. Сейчас, в седле сидел воин и маг, готовый к любым неожиданностям. Рука Арролда, сжимающая эфес, окуталась призрачным зеленоватым сиянием, и Т'мор тут же почувствовал как вокруг них стягиваются жгуты сил, готовые в один момент превратиться в разящее наповал плетение или мощный щит.    - Пока нет. - Согласно кивнул парень, поудобнее перехватывая трость, и мимоходом сожалея, что не догадался расчехлить арбалет. - А вот птицы есть, и они сильно волнуются.    - Может зверь? - Сторожко поглядывая по сторонам, предположил Арролд, и чуть натянул повод, сдерживая скакуна. Человек и хорг, как раз въехали в перелесок, густо поросший каким-то вечнозеленым кустарником, над котором ракорячились голые черные ветви деревьев. Видимость, из-за густо покрытых мелкими темно-зелеными листочками кустов, снизилась, и торопиться теперь было не с руки. Можно и в засаду на полном скаку влететь, так, что никакая школа Разума не поможет.    - Не похоже. - Качнул головой Т'мор. - Уж очень сильно они боятся. Необычно как-то.    - Боятся?! - Арролд даже с лица спал. Тряхнул головой и, остановив коня, принялся судорожно рыться в седельных сумках, что-то разыскивая. - Да где же оно?... А, вот!    Из объемного баула, на свет был извлечен небольшой кулон черненного серебра, испещренный мелкими рунами, в центре которого угрожающе мерцал бордовый камень.    - И что это? - Не понял парень. Как Т'мор не напрягал внутреннее око, но разобраться в плетениях плотно опутавших амулет Арролда, он не смог.    - Это значит, что у нас большие неприятности, друг мой. - Кисло проговорил хорг, и запихнул кулон обратно в сумку. - Расчехляй свой арбалет. Байдовские пули нашим гостям будут в самый раз.    - Инферналы? - Догадался Т'мор. - Откуда?    - А кто их знает? Если у убитых нами, были в родне жрицы, то они могли и спровоцировать локальный Прорыв. И скорее всего, так и есть. Был бы Прорыв ожидаемым, городская стража обязательно бы нас предупредила, а то и за ворота не выпустила. - Сквозь зубы проговорил Арролд, оглядываясь по сторонам. Высмотрел что-то, повернул коня, бросив Т'мору на ходу. - Давай на ту полянку. Хорошее место для боя, и обзор что надо.    Выехав на поляну, этакую возвышенную проплешину, окруженную колючим кустарником, Т'мор и Арролд спешились, и принялись готовиться к бою. Проверив снаряжение и оружие, хорг и человек переглянулись.    - Надо что-то сделать со скакунами. - Заметил Арролд. - Не знаю как себя поведет твоя зверюга, а мой Лу точно взбесится, едва эти твари ломанутся сюда. Сдохнет еще, со страху...    Т'мор на мгновение задумался. После чего подошел к скакунам, и обхватил их за шеи. Спустя мгновение, глаза животных подернулись дымкой, и оба скакуна замерли на месте, словно изваяния.    - О! А вот и первый! - Неожиданно веселый голос Арролда, привлек внимание рассматривающего дело рук своих, Т'мора. Арбалет оказался готов к бою раньше, чем хорг закончил фразу, и в сторону с треском проламываемого кустарника, понеслись белые, "байдовские" пули. Спустя миг, лес огласил дикий рев, Треск стал еще громче, и на поляну вывалилось нечто, похожее на раскормленного кабана в шипастых латах. Зверь мотнул тяжелой головой и, заметив стоящего чуть ли не в самом центре поляны, Арролда, рыкнув, устремился к хоргу. Арбалет в руках Т'мора выплюнул очередную пулю, но та, с глухим стуком ударившись в нагрудные костяные щитки зверя, срикошетила, и зарылась в землю. Арролд же времени даром не терял, и навстречу "кабану" метнулась пульсирующая темными сполохами сеть. Заклятье на мгновение остановило зверя, а в следующую секунду, метнувшиеся к инферналу, человек и хорг, уже проламывали броню "кабана" своими мечами. С хрустом пробивая прочные костяные щитки, клинки уверенно превращали тушу хрипящей зверюги в неопознаваемый фарш. Наконец, упавший наземь зверь дернулся и затих. Т'мор извлек из тела инфернала клинки, и замер. Стекающая со стали темная, тягучая кровь зверя, курилась черным дымком с отвратительным запахом гари, к которому примешивалась вонь гниющего мяса. Парень скривился и одним движением, стряхнул капли крови с мечей, но едва та коснулась земли, как за спиной Т'мора послышалось шипение, а следом раздался тихий, прочувствованный мат Арролда. В витиеватую фразу на шаэрре, хорг, кажется, вложил все свои немалые познания. Резко обернувшись, Т'мор охнул, и загнул нечто совсем уж невообразимое на родном языке.    На поляну медленно вползала огромная, ядовито-зеленая змея. Ее полуметровый, тонкий раздвоенный язык то и дело касался земли, словно ощупывая ее. Т'мор покосился на Арролда, но хорг только отрицательно покачал головой. Против этого чудовища, он поделать ничего не мог. Нет, будь эта тварь обычным пресмыкающимся, Арролду хватило бы и одного мощного огневика, что бы сделать из нее гриль... Но порождение Инферно, к обычным существам причислить как-то не получается.    Змея, кажется не видела замерших на поляне бойцов, и спокойно продолжала вытягивать свое тело из жалобно похрустывающего кустарника. На взгляд Т'мора, она уже втащила на поляну никак не меньше десятка метров, собственной туши, а процесс все не прекращался. Парень глубоко вздохнул, и уже было собрался сдвинуться в сторону, когда на поляну неожиданно вывалился брат-близнец только что заваленного "кабана" и, не успев хрюкнуть, оказался в пасти змеюки. Ни Арролд, ни Т'мор, даже не успели увидеть ее броска. А в следующий миг, тело броненосца скрылось в чреве змеи, целиком.    Человек и хорг переглянулись. Может эта тварь плохо видит, может у нее отсутствует слух, но на вибрацию земли она реагирует молниеносно... Т'мор замер. А что будет, если ее лишить этой возможности? Чуть помедлив, парень коснулся сознания Арролда, и постарался донести до него эту мысль. Размытый мысленный посыл хорга, удивленно воззрившегося на человека, Т'мор принял с легкостью и осторожно кивнул в ответ.    Тень, призрачным плащом взвилась за плечами Т'мора, окутывая большую часть поляны, и устремилась к змее. Тварь дернулась, повела из стороны в сторону головой, почуяв опасность, но сделать уже ничего не успела. Темно-серая дымка плотно окутала длинное тело змеи, приподнимая его над землей, и бойцы одновременно двинулись вперед. Взмах горящего ярким изумрудным пламенем, меча Арролда, и огромная голова инфернала летит на землю. Из обрубка шеи хлещет фонтан все той же смрадной жидкости, заливая поляну, Тень медленно рассеивается, и все многометровое тело твари, пока еще удерживаемое от конвульсий остатками волшбы Т'мора, обрушивается с полуметровой высоты. Земля под ногами приятелей дрогнула, и оба облегченно вздохнули. Аккуратно переступая через дымящиеся лужи, Арролд и Т'мор, постоянно оглядываясь, добрели до скакунов. Вокруг было тихо, словно и не было только что нападения инфернальных тварей... ну если не смотреть в ту сторону, где валяются их туши, и шипит обожженная их кровью земля...    Арролд выудил из своего баула, уже знакомый Т'мору кулон и, довольно хмыкнув, покачал им перед носом парня. Недавно светившийся бордовым цветом, камень был прозрачен как слеза.    - Все. Больше тварей здесь нет. - Проговорил хорг. - Можем ехать дальше. Правда, не мешало бы собрать трофеи. За некоторые части тел этих уродов, в Лиисте дадут неплохие деньги.    Т'мор с недоверием глянул на изрубленную в хлам, тушу "кабана" и покачал головой. Несмотря ни на что, парня продолжало потряхивать от пережитого. Вот странно. К прямому бою, что называется, глаза в глаза, с разумными, будь то люди, риссы, эйре или хорги, он притерпелся быстро, хотя и не сказать, что легко. А столкновение с инферналами, вызвало такой неожиданно мощный "отходняк". Или это просто неизрасходованный адреналин в крови гуляет?    - Ты думаешь, в нем хоть что-нибудь уцелело? - Поинтересовался Т'мор, усилием воли унимая нервную дрожь.    - Конечно. Зубы-то мы ему не выламывали. Вот сейчас и займусь. А ты пока со змеюкой тоже самое проделай. Только аккуратнее, смотри не заляпайся кровью. Гадость, похуже кислоты. Эх... Еще бы шкуру снять, да только как?    - А что, надо? - Хмыкнул Т'мор, чувствуя как успокаивается пульс, и выравнивается дыхание. Адреналиновая буря в организме, кажется утихла.    - Было бы неплохо. - Мечтательно проговорил Арролд, но почти тут же спустился с небес на землю. - Вот только я сроду змей не разделывал, а уж таких гигантских и подавно. Но жаль, жаль. Такая шкурка тысяч на пять - десять злотней потянет, не меньше.    - Хм... Ну, можно попробовать. - Замялся Т'мор. В Свободном Городе ему приходилось иногда и змеями питаться, посему процесс снятия с них кожи он знал очень и очень неплохо... Вот только размеры конкретно этой змеи, вселяли в парня вполне обоснованные сомнения в собственных силах.    Но, как говорится: глаза боятся, а руки делают. И через три часа, с помощью Младшего, Тени и отборного мата, Т'мор с Арролдом таки сняли прочную "одежку" со змеюки. После чего, довольный хорг скатал ее в объемистый, тяжелый рулон, который заключил в огненную сферу, подвешенную им за своей спиной, и друзья, разбудив скакунов, отправились на поиски ближайшего ручья. Потому как, щиты щитами, магия магией, но провоняли они за время сбора трофеев, более чем основательно. А с таким амбрэ, их того и гляди, и в Лиист не пустят, из опасения массового поражения жителей от газовой атаки.    Ручей нашелся неподалеку от поляны. Шумный и быстрый поток ледяной воды несся по каменному ложу, сверкая бриллиантами сияющих в солнечных лучах брызг, разлетающихся по сторонам. Предусмотрительный Арролд запалил совершенно обычный, немагический костер, повесил над ним котелок, наполненный водой, и оба охотника на инферналов, скинув одежду, ринулись к ручью. Прыжок, и лес огласил дикий вопль, вырвавшийся из глоток человека и хорга, Это обжигающе холодная вода приняла их в свои объятия. Зимнее купание, штука весьма и весьма специфическая, зато температура окружающей среды очень способствует ускорению процесса помывки. Едва охотники вылетели на берег, Арролд взмахнул рукой, и их временный бивак окутало заклятие, моментально согревшее холодный зимний воздух.    - А н-на в-воду ты его н-наложить не дог-гадался, д-да? - Простучал зубами Т'мор.    - Эт-то ог-гненная сеть, п-парень. - Передернувшись, пожал плечами хорг, направляя очередное плетение на сваленную в кучу одежду, провонявшую после боя не меньше самих охотников. - Вода попросту смоет плетение. Конфликт стихий, знаешь ли.    - Ну да. - Вздохнул Т'мор, с любопытством наблюдая за действиями хорга. - Это у меня соображалку от холода заклинило.    Тем временем, заклятие Арролда коснулось вороха одежды. По ткани и коже побежали мелкие искорки, небольшие язычки пламени облизнули металлические части одежды, и в небо взвился легкий белесый дымок.    - Вот и все. Можно одеваться. - Проговорил Арролд и, покосившись на Т'мора, усмехнулся. - Предупреждая вопросы некоторых заклиненных, могу сообщить, что если бы я попытался таким же образом почистить нас самих, мы остались бы без кожи.    На подколку Т'мор отвечать не стал. Не учуяв никаких посторонних запахов от одежды, парень мгновенно оделся и, довольно кивнув, принялся рыться в своих сумках. Вытащив сверток с дорожными припасами, Т'мор отложил в сторону пшено, несколько солидных кусков сушеного мяса, специи и соль.    Арролд потер руки. Недавний бой и экстремальная ванна разбудили в хорге немалый аппетит, так что ничего против небольшого обеденного привала, он не имел. Понаблюдав за приготовлениями Т'мора, хорг неожиданно хлопнул себя ладонью по лбу, и направился к скакунам. Чуть повозившись с пряжками креплений, Арролд нацепил на шеи животных небольшие походные торбы, и скакуны тут же принялись хрумкать овсом.    Привал друзей чуть затянулся. После сытного обеда, хорг и человек еще с полчаса молча сидели у небольшого костра, передавая друг другу флягу с ллиалом. В конце концов, небольшой сосуд окончательно опустел, и охотники, затушив костер и избавив скакунов от торб, вскочили в седла.    Скакуны всхрапнули и двинулись к дороге, при этом старательно обходя поляну с растерзанными инферналами по большой дуге. Впрочем, никаких возражений их всадники по этому поводу не имели. Приближаться к смрадным, еще недавно исходившим паром на холодном воздухе тушам, у них не было никакого желания.    Выбравшись на укатанный тракт, животные прибавили ходу, а Арролд, заинтересовавшийся биографией Т'мора, начал форменный допрос. Врать парню не хотелось, да и после того, что Арролд узнал о его происхождении, смысла утаивать от нового родственника оставшееся, не было. Правда, хоргу все же пришлось дать клятву, что дальше него эта информация не уйдет. Вот так, за беседой, спутники, с последними лучами солнца, въехали на небольшой постоялый двор, притулившийся у огромной светло-серой скалы, торчащей посреди заснеженного поля, словно указующий палец какого-то сказочного великана. Название постоялого двора угадать было нетрудно: "У Белой скалы". А вот то, что владельцем этого гостевого дома оказался классический тор с перевитыми ленточками усами, стало для охотников сюрпризом. Не любят степенные торы этот бизнес. Им бы все с драгоценными камнями возиться, или с оружием, механикой, в конце-концов, заниматься. А вот, поди ж ты.    Осмотрев предложенные доброжелательным хозяином комнаты, и заказав ужин, Арролд и Т'мор расположились за столом в углу обеденного зала.    - И чего тебе неймется, а? - Покосился на хорга, парень, отчетливо ощущая снедающее его нового родственника любопытство. - Ну тор, ну владелец постоялого двора. Всяко в жизни бывает. Что тут такого интересного?    - Ты не понимаешь. - Вздохнул Арролд. - Если бы это был обычный тор, я бы и головы в его сторону не повернул... Посмотри на него внимательно. Ничего не замечаешь?    - Обычный тор. - Пожал плечами Т'мор, поглядывая на стоящего за стойкой хозяина. Действительно, ничем не примечательный в здешних краях персонаж. Небольшой рост, темная немаркая одежда. Разве что смешные ленточки в длиннющих усах...    - Вот-вот. - Согласно покивал Арролд, услышав от Т'мора замечание об усах тора. - К твоему сведению, мой малообразованный, но добрый друг, эти двухцветные ленточки, знак главы рода. Вот мне и интересно, какого урга, старейшина делает за стойкой захолустного постоялого двора? Ему бы сидеть в своих горных чертогах на железном троне и править родом, а он тут кружки протирает... Нет, ну интересно же! Разве, нет?    - Может у него хобби такое. - Пожал плечами Т'мор. Арролд хотел было что-то сказать, но в этот момент, служка - тор принес им заказанный ужин, и хорг промолчал. Только захрустели куриные косточки на крепких зубах.   

Глава 4. Что хоргу юмор, то тору ступор.

   Кто бы мог подумать, что для прекращения трактирных приключений, Т'мору стоило лишь обратить внимание на факт их чрезмерной частоты? Иначе, как можно объяснить, что за весь вечер, ни человеку, ни хоргу не довелось поучаствовать даже в самом ма-аленьком мордобое... Равно как и прочим многочисленным посетителям, к вечеру набившимся в обеденный зал, как сельди в бочке. Нет, мелкие ссоры пару раз возникали, но их быстро разрешали два коренастых тора с внушительными дубинками в руках, выползшие в зал, едва солнце коснулось горизонта.    - Знаешь, а ведь я здесь не единственный, кто заинтересовался трактирщиком. - Заметил Арролд, потягивая пряный отвар из небольшой чашки. Т'мор только неопределенно хмыкнул в ответ, но хорга, реакция человека ничуть не удручила. - Местные завсегдатаи усиленно обсуждают одну и ту же тему. Куда делся настоящий хозяин двора, и что за хмырь влез на его место.    - Вот как? - Рассеяно промычал Т'мор.    - Эй! Очнись, парень. - Хорг тряхнул человека за плечо. - Неужели тебе действительно это неинтересно?    - Арролд! Неужели тебе все еще мало приключений? - В тон приятелю фыркнул Т'мор.    - А зачем еще жить? - Удивился хорг.    - Э-э? - От серьезности Арролда, Т'мор несколько опешил, и не найдя подходящего ответа, развел руками.    - То-то. - Хмыкнул хорг, и, залпом допив отвар, решительно поднялся из-за стола. Для того что бы понять намерения Арролда, никакая магия разума была не нужна. Его желание поговорить со странным трактирщиком, если и не было написано на лбу белогривого, то во взглядах бросаемых им в сторону стойки, читалось на раз. Наверное, именно поэтому, не успел он сделать и пары шагов от стола, как рядом нарисовались местные вышибалы. Впрочем, как Т'мор успел заметить, на этот раз, свои дубины они оставили в ременных петлях на поясах, да и при приближении к хоргу, вежливо склонили головы.    - Эр Хаш, если позволишь, наш хозяин хотел бы поговорить с тобой и твоим спутником. Наедине. - Проговорил один из вышибал-торов, низким голосом, прозвучавшим, словно из бочки. Хорг и человек переглянулись. Кажется, насчет прекращения приключений в кабаках, Т'мор погорячился. Причем, сильно. Конечно, дракой пока не пахнет, но... Во-первых, это только пока, а во-вторых, еще неизвестно, что хуже: хороший мордобой или... А что "или", придется выяснять по ходу действия. По-крайней мере, других вариантов пока не наблюдается. Т'мор вздохнул, и пожал плечами, давая понять своему спутнику, что решение данного вопроса полностью ложится на его плечи, как аборигена, можно сказать.    - Я не против. Можете передать старейшине наше согласие. - Холодный тон прирожденного темного аристократа, никак не вязался со взбурлившей в душе Арролда гремучей смесью любопытства и опаски, столь ясно ощущаемой Т'мором. А тут еще и Уголек проснулся, обдав человека жаждой приключений. Авантюрист, что б его...    - Тогда, просим следовать за нами. - Вышибалы, одним четким отработанным движением развернулись на мыске, и, чуть качнувшись, шагнули вперед. "Почетный караул, по нечетным - конвой" - Т'мор усмехнулся всплывшей в памяти фразе, и нехотя вылез из-за стола.    Недолгое путешествие по полутемным коридорам постоялого двора привело их в небольшой, ярко освещенный десятком матовых магических шаров-светильников, зал, задрапированный тяжелыми бордовыми портьерами. Окна в зале были плотно закрыты снаружи тяжелыми ставнями. В центре помещения расположился массивный овальный стол, часть которого была заставлена легкими и не очень, закусками, а также всевозможными бутылками и кувшинами с алкогольными напитками разной крепости. Место нашлось даже для небольшого двухведерного бочонка с выжженным на боковине клеймом в виде странного угловатого орла. Вторая же половина стола пустовала, если не считать вороха свитков, притулившихся у самого края, придавленных широким кинжалом, в богато украшенных ножнах. У накрытой части стола, словно часовые, стояли три кресла. Такие же массивные и тяжелые, с искусно нанесенной, вычурной, тонкой резьбой. Т'мор и Арролд, не дожидаясь чьего-либо разрешения, уселись в соседние кресла и принялись рассматривать сервировку стола. Голод они уже утолили, и теперь рассматривали содержимое многочисленных блюд, с некоторой прохладцей. Впрочем, много времени осмотру они уделить не смогли. Не прошло и минуты, как в зал ворвался "трактирщик". Поведя из стороны в сторону темными живыми глазами, седой тор тряхнул ленточками в усах и, одним жестом выставив вышибал за дверь, уселся в кресле напротив человека и хорга. Т'мор хмыкнул.    - Да. Редкое зрелище. - Улыбнулся тор, поняв, в чем дело. - Со стороны, наверное, смотрится странно. Что бы за одним столом встретились представители трех таких непохожих рас... Впрочем, думается мне, что путешествие по Шаэру компании, состоящей из хоргов, эйре и людей, тоже нечастое зрелище.    - Да, в этом есть что-то... сюрреалистическое. - Согласился Арролд, переглянувшись с Т'мором. Намек тора был более чем прозрачен. Такая осведомленность заслуживала уважения и... опаски. Впрочем, хорг он и есть хорг, что Арролд тут же и доказал. - Жаль, что иногда подобный сюрреализм может представлять угрозу... для неподготовленного разума.    - Может быть, может быть. - С готовностью покачал головой тор, и широко улыбнулся. Вот и гадай, то ли до него не дошел смысл фразы, то ли плевать хотел сей господин на чьи-либо угрозы вообще, в том числе и представителей местной аристократии. Т'мор глянул на тора внутренним оком и чуть не присвистнул от удивления. Старейшина оказался укутан настолько мощными "щитами", что за их свечением невозможно было рассмотреть его самого. Впрочем... Парень чуть напрягся, стараясь рассмотреть особенности плетения, и через мгновение понятливо кивнул. С такой защитой он уже сталкивался. У противника Риллы, на дуэли, был амулет со схожим действием, напрочь отсекающий любые попытки прямого воздействия на своего владельца, но при этом не дающий ему применять собственную магию. Правда, мощность того амулета, была как бы не на пару порядков поменьше, чем у щитов, сидящего перед Т'мором и Арролдом, тора. Такими, пожалуй, можно и небольшую крепость защитить, ненадолго, правда. Но наличие такой защиты говорит не только о том, что тор неплохо позаботился о целостности своей тушки, но и о том, что сам он, применять чары не способен. По-крайней мере, пока не сняты щиты.    Эти мысли, судя по всему, пришли в головы человека и хорга, одновременно, поскольку они не преминули ими тут же поделиться друг с другом, отчего в их мыслях появился забавный эффект ментального эха. А вот тора заметно передернуло. Очевидно, срезонировавшие мыслеобразы оказались слишком мощны, и ударили откатом по окружающим... точнее, по единственному, кроме Т'мора и Арролда, живому существу, оказавшемуся в пределах действия спровоцированной спутниками, ментальной волны.    - Просим прощения, это не было предумышленной атакой, тан... - Извиняясь, Арролд вопросительно приподнял бровь, в лучших традициях своего учителя Ллонера.    - Грим, эр Хаш. Тан Грим Анталлас. - Справившись с головной болью, ответил тор, и развел руками. - Не стоит извинений. Мне надо было позаботиться о ментальной защите заранее, предполагал же возможность такого варианта, когда планировал нашу встречу. М-да.    - Я рад, что вы не держите на нас зла. - Сухо кивнул Арролд, голосом выделив обращение. - А раз так, может, перейдем к сути нашей встречи?    - Да, конечно. Ни у меня, ни моих родичей нет к вам претензий. МЫ понимаем, что это был непроизвольный всплеск силы. Но, для начала, прошу вас присоединиться к моей скромной трапезе. А о делах, заставивших меня искать встречи с вами, можно будет поговорить и после.    - Без урона для чести и жизни. - Тихо проговорил Арролд, впиваясь взглядом в лицо тора. Но тот даже не почесался, только согласно кивнул.    - Согласно традиций. - Абсолютно серьезным тоном ответил тан, поднимая вверх раскрытую ладонь. Неожиданно тонкие, пальцы тора чуть дрогнули, и над ними вспыхнуло несколько разноцветных искр. Дождавшись, пока этот мини-фейерверк угаснет, Арролд повторил жест тана, и над его ладонью воспарил клубок черного тумана. Т'мор не успел ничего спросить, как вокруг, без всякого его участия, сгустилась Тень, окутывая зал невесомой пеленой.    - Что это было? - Хрипло проговорил парень, но и Арролд и тан Грим, лишь непонимающе на него взглянули. Поняв, что его собеседники попросту не заметили присутствия тени, Т'мор махнул рукой. - Проехали.    Но тан так не считал.    - Это, молодой человек, древний ритуал наших рас. Преломившие вместе хлеб, не должны причинять друг другу зла. Своими действиями, мы подтверждаем, что помним об этом, и не станем нарушать древнего завета.    - У риссов такого нет. - Заметил Т'мор, и, поймав недовольный взгляд Арролда, пожал плечами. - А что такого, тан Грим и так знает о нас столько, что я не удивлюсь, если ему известна история всей моей жизни... да и твоей тоже.    - Ну-ну. Не все так замечательно, как мне хотелось бы. - Фыркнул в усы тан, отчего тонкие ленточки пришли в движение. Арролд же, только равнодушно пожал плечами. Мол, что тут поделаешь, недоверчивость тоже рефлекс, и не самый плохой. С этим утверждением, Т'мор был полностью согласен.    Ужин прошел за легкой, ничего не значащей беседой. Правда, говорили в основном Арролд с тором, о видах на урожай и ценах на драгоценности, о качестве вин и морской торговле... В общем, скука страшная. А если еще учесть, что к моменту появления в этом зале, и человек и хорг были уже сыты, то можно понять неудовольствие Т'мора, вяло ковыряющегося в многослойной конструкции, по какому-то недоразумению обозванной легким салатом. Впрочем сие инженерное сооружение их продуктов питания, было вполне приятным на вкус, так что, парень не удержался от дегустации, несмотря на протесты желудка... Весьма недолгие, надо сказать, поскольку уже через минуту, Т'мор почувствовал нарастающий интерес Уголька к выставленным на столе яствам, а спустя еще мгновение, на парня напал самый настоящий жор! Внезапно проснувшееся чувство голода оказалось настолько сильным, что Т'мор поначалу даже запаниковал. Но успокаивающий мысленный посыл Уголька, привел его в нормальное состояние. Оказывается, хвостатый нахлебник тоже был не против ощутить вкус выставленных на стол блюд. Раньше он такого себе позволить не мог, питаясь исключительно энергией от уже переработанной организмом Т'мора пищи, но все нарастающее слияние, открыло дракону возможность испытывать вкусовые ощущения человека, и он не удержался, разом расщепив и переработав в энергию, все недавно съеденное Т'мором, только для того, что бы вместе с ним полакомиться выставленными таном блюдами.    "Ну да, - Мысленно согласился Т'мор, - когда еще удастся попробовать подгорную кухню да еще от повара тана Верхнего Таласса". И тут же словил согласный ответ довольного Уголька, чьи эмоции теперь стали приниматься и, главное, пониматься им, куда отчетливей.    Арролд только равнодушно покосился на вдруг оголодавшего спутника. Он уже начал привыкать к тому, что время от времени, аппетит этого худощавого юноши, переваливает за все разумные пределы. А вот тор наблюдал за "великим жором" Т'мора, с нескрываемым удивлением. А посмотреть было на что. Уголька тянуло попробовать все, что есть на столе... Ну как "попробовать"? Точнее, сожрать подчистую, а Т'мор изо всех сил старался сохранять при этом приемлемый вид воспитанного человека, и не поддаваться бешеному голоду, засовывая в рот кусок за куском, голыми руками. В результате стороны пришли к компромиссу, и теперь столовые приборы в руках человека летали просто-таки с невообразимой скоростью. Через десять минут, стол был почти опустошен...    - Знаешь, Т'мор, я тоже не очень-то люблю все эти церемонии, типа: "о делах нельзя говорить за обедом", но мне и в голову не мог прийти такой простой способ сократить затрачиваемое на них время. - Выдал тор, наблюдая за уничтожающим последний кусок грибной запеканки, человеком. - А даже если бы и пришел... Мне столько не сожрать. М-да, парень, думаю на состязании обжор, ты мог бы стать фаворитом.    Арролд откинулся на спинку кресла, и Т'мор почувствовал сгущающейся вокруг хорга холод недовольства.    - Эр Хаш, не стоит нервничать, я не желал оскорбить Т'мора или тебя, этими словами. - Непонятно как, почуявший перемену в настроении хорга, быстро проговорил тор, и пояснил, - состязания обжор, это старый обычай нашей расы, даже верховный тан не чурается возможности, принять в них участие.    - Ничуть в этом не сомневаюсь... Надеюсь, что сьерр Т'мор отнесется к вашим словам, с тем же пониманием, что и я. Очень надеюсь. Знаете ли, этот ургов этикет кошачьих магов... Никогда не знаешь, на что они могут обидеться, а что сочтут комплиментом. А ведь сьерр Т'мор учился у них, и говорят неплохо. - Арролд покосился на своего спутника, но тот пока был занят уничтожением десерта, единственного блюда, что еще оставалось на столе, и внимания на слова хорга не обратил.    - Что ты имеешь в виду, эр Хаш? - Забеспокоился тан, не вполне понимая, к чему клонит его белогривый собеседник.    - Ни к чему. - Губы хорга изогнулись в легкой усмешке, но одновременно с этим Арролд "замкнул" эмоции, и, бросив короткий взгляд на Т'мора, демонстративно, так что даже тор почувствовал, поднял ментальные щиты. И только после этого продолжил, - знаешь, после ссоры с младшим сыном князя и-Лонн, Т'мор был вынужден провести некоторое время в заточении. Так вот, после этого, князь и-Нилл, вынужден был дать ему разрешение на небольшой поход по старым галереям для охоты на подземных тварей. Ну, что бы молодой человек, пар спустил...    - И? - Заинтересовано произнес тан.    - Ну, насколько я знаю, после этого на них никто не охотился. - Протянул Арролд. - Оч-чень многообещающий молодой человек. Думаю, его и в Аэн-Мор отправили не столько с целью огранить этот алмаз знаний, сколько из опасений за сохранность Столицы.    - И я должен в это поверить? - Недоверчиво хмыкнул тор. Арролд только плечами пожал.    - Это слова Князя князей, тан. Я сначала тоже отнесся к этому скептически, но... раз ваши родичи так активно следят за нами, то вы должны быть в курсе происшествия в Меельсе? - Дождавшись кивка удивленного тора, Арролд уже знакомым Т'мору жестом поднял руку и над ней закружился клубок тьмы, после чего хорг продолжил. - Так вот, я клянусь силой, что своего противника он превратил в фарш магией Разума... не прибегая к ментальному принуждению.    У тора отвисла челюсть... как и у только что расправившегося с десертом Т'мора, охреневшего от такой интерпретации событий. Но к тому времени как тар Грим взглянул на него, парень, ощутив волну веселья Арролда, просочившуюся даже через выставленные хоргом ментальные щиты, сотворил каменную физиономию, не хуже чем Ллонер, и сделал вид, что напряженно о чем-то размышляет, лишь бросив ухохатывающемуся про себя Арролду, короткую фразу.    - Как жаль, что я не имею права тебя убить, белогривый. - Если секунду назад, тор, в глубине души, еще сомневался в словах Арролда, то после заявления Т'мора, тан Грим Анталасс резко сбледнул с лица.    - Прошу извинить меня, сьерр Т'мор. - Через силу проговорил тор, но тот только отмахнулся.    - Право, не стоит придавать такое значение этим... фактам. Если я на кого и сердит, то только на эту нахальную хорговскую морду, с длинным языком... Хорошо еще, что не раздвоенным.    Поддержав, против воли, шутку белогривого, Т'мор отвлекся от впавшего в ступор тора, решив обратить свой гнев на другого своего друга. Как Т'мор понял, прямо влиять на его действия, Уголек не мог, а вот опосредованно, например, подстегнув чувство голода... Тут Т'мор вспомнил о состоянии, посетившем его перед разборками с хоргами, от родственников которого, они с Арролдом сейчас улепетывали, и дракончику стало совсем худо. От разноса, который ему устроил человек, Уголек совсем скис. Но ненадолго. Почувствовав стыд и раскаяние(!) своего нашкодившего компаньона, Т'мор "сменил гнев на милость", и, стребовав с Уголька обещание впредь так не поступать, мысленно погладил чешуйчатого хулигана. От вселенской скорби Уголька, тут же и следа не осталось, и успокоенный, дракон умиротворенно уснул.    - Я думаю, теперь мы можем вернуться к основной теме нашей встречи, не так ли, тан? - Прервал молчание Арролд.    - М-да. - Тор, явно, с трудом вынырнул из своих мыслей, но тряхнув головой, проговорил. - Вообще-то, я всего лишь хотел предложить вам услуги моего рода.    - Короткие тропы? - Встрепенулся хорг. Непонимающий о чем речь, Т'мор решил пока промолчать.    - Именно. Как вы понимаете, я в курсе произошедшего в Меельсе. И думаю, помощь нашего рода в преодолении преград на вашем пути, будет кстати.    - Услуга за услугу? - Поинтересовался Арролд.    - Почти. - Чуть замешкавшись, произнес тор. - Наш род активно сотрудничает с кланом Ллонера... И к сожалению, состоит не в самых лучших отношениях с кланом Рраена, с одним из представителей которого, вы схлестнулись в Меельсе. Вы меня понимаете?    Арролд медленно кивнул, и глянул на Т'мора. Тот понимающе хмыкнул. Еще бы. Какая удача! Как минимум двойная выгода для тана Грима. Без всяких проблем, помогая им добраться до Лииста, тор одновременно оказывает немалую услугу Ллонеру, за которую тот еще должен будет расплатиться, и заодно, плюет в тарелку клану Рраена, без каких-либо последствий для своего рода. Если бы не шутка Арролда, вполне возможно, что тор мог рассчитывать и на третий плюс, в виде благодарности человека и хорга, которым он предложил бы свою "бескорыстную" помощь... Уж какую лапшу собирался навешать им на уши тан Грим, что бы оправдать свое желание встретиться с человеком и хоргом, этого им уже не узнать, возможных вариантов может быть сколько угодно. Ну да это не так уж и интересно... А вот Короткие тропы, упомянутые Арролдом, это другое дело. О таком, Т'мор еще не слышал. Помнится и Рилла ничего о них не упоминала, когда рассказывала о возможных способах путешествия по миру. Впрочем, она могла и не знать о подобном, особенно, если эти самые тропы, собственность торов. И судя по ерзанью заинтересовавшегося Арролда, собственность серьезно охраняемая. Вон как глаза белогривого засверкали!    - Не знаю как отнесется к вашим действиям эр Ллонер. - Задумчиво протянул Арролд, - Я не могу говорить от его имени...    - Не стоит беспокойства, эр Хаш. - Спокойно кивнул, уже пришедший в себя тор. - Даже если Ллонер откажет мне в признании долга, это никак не повлияет на наше сотрудничество. Признаюсь, я просто рад оказать помощь человеку, лишившего жизни убийцу моего внука. У меня, знаете ли, не так много потомков, что бы оставлять смерть любого из них неоплаченной.    - Что ж. Это меняет дело. - Согласился Арролд. - Как, Т'мор?    - Я "за". Уж очень хочется взглянуть на эти ваши "Короткие тропы". - Усмехнулся Т'мор, продолжая поддерживать дурацкую шутку Арролда, выставившую его этаким монстром, связанным магическими клятвами по ногам и рукам, и только благодаря этому, не имеющему возможности развернуться во всю мощь. Хотя, на самом деле... Э-э, да что там говорить. Т'мор зло покосился на Арролда, но тот, взгляд спутника принципиально "не заметил".    - Тогда, я займусь подготовкой вашего небольшого путешествия. - Поднимаясь из кресла, сообщил тор и. откланявшись, удалился. Тут же за спинами Т'мора и Арролда возникли давешние вышибалы, ненавязчиво намекая на необходимость покинуть помещение.    Вернувшись в общий зал, спутники надолго там не задержались. Жарко, да и проветриться не мешает. Так что, уже через минуту, они оба вышли на улицу, а спустя еще мгновение, холодному ветру несущемуся через двор гостиницы, пришлось сменить направление, обтекая Полог тишины, подвешенный Арролдом.    - Ну и зачем ты издевался над таном? - Проворчал Т'мор. - И надо мной, заодно?    - Поверь Т'мор, пусть уж лучше этот ушлый тор считает тебя туповатым отродьем Хаоса, необходимым риссам и хоргам для боевых операций, чем тем, кто ты есть на самом деле.    - А кто я есть на самом деле? - Усмехнулся Т'мор.    - А хрен тебя знает. - Пожал плечами Арролд. - Р-родственничек, шах твою эрре... Знаешь, когда ты рассказал мне свою историю, я был в легком шоке. С твоей невольной помощью произошло то, что вряд ли вообще было возможно. Самый непримиримый, в отношении хоргов, Дом риссов породнился с одним из древнейших кланов белогривых... Но это так, лирическое отступление.    - А ты думаешь, тан не знает об этом? - Т'мор продемонстрировал Арролду браслет фамильяра клана Хаш.    - Именно. - Кивнул хорг. - Браслет становится видимым окружающим только по воле владельца. Это раз. Второе, риссы патологические параноики, хотя по ним этого не скажешь. Любой разумный, проживающий на их территории, дает клятву молчания. И просто физически не может рассказать кому бы то ни было, что-либо, связанное с Высокими Домами. Так что, здесь ты тоже прикрыт.    - Ну, допустим. - Кивнул Т'мор, не очень-то доверяя категоричному утверждению родственника. - Но все же, это была плохая шутка. У бедняги, вон внука убили...    - Этого внука убили сто сорок лет тому назад, и танинг Анталасс давно взял свою виру с клана Рраена. - Лениво проговорил Арролд. - Мой родной дядя был одним из Следящих, в их споре. А его дневники были моим любимым чтением в детстве. Так-то, Т'мор.    - В общем, не успел я выбраться из котла интриг риссов, как угодил на сковородку разборок между торами и хоргами. - Вздохнул парень.    - Не все так плохо, Т'мор. - Арролд положил руку ему на плечо. - В конце концов, сейчас наша основная задача, добраться до Лииста, и в этом, помощь торов будет нам весьма на руку... Т'мор, вниз!!!    Они едва успели упасть на землю, как над их головами пронесся легкий ветерок, без усилия разметавший Полог тишины в клочья, и столб, за спиной друзей, поддерживающий навес, переломился пополам, словно подрубленный. Впрочем, именно это с ним и произошло. Чье-то мощное заклятье аккуратно разрезало толстую деревяшку. В следующую секунду, двор озарила мощная вспышка, это Арролд решил осветить место боя. По стенам, огораживающим гостиницу заметались резкие тени. Где-то в глубине двора раздался заливистый вой, но прилетевший огневик Арролда, превратил его в бешеный визг.    - Оборотни! Т'мор дави по площадям! - Прохрипел хорг, выпуская огневики веером. - Кабак прикрыт, дави, кому говорю!    Но Т'мор его не слышал. Он уже скользил в Тени, и Старший в его руке дрожал в предвкушении. Бой!    Первым и самым неприятным сюрпризом оказалось то, что эти четвероногие твари, ростом чуть ниже его самого, чуют человека даже под плащом Тени. Да и скорость у этих шерстяных и клыкастых, была не меньше чем у Т'мора. Вот тут, парень поблагодарил домессу Лорану за оттачивание его техники. Первый же оборотень, рванувшийся на человека, лишился головы в один удар сердца. А потом началась мясорубка. Т'мор только что не тонул в круговерти распахнутых пастей и свистящих ударов когтистых лап. Боковым зрением, парень заметил белоснежные патлы Арролда, и начал смещаться в его сторону. Угар битвы постепенно оттеснялся холодной яростью. Только что ликовавший от напряжения боя разум, превратился в компьютер, рассчитывающий каждое движение тела и мечей. Когда в руке появился Младший, Т'мор не заметил. Но зато теперь, парень медленно, как ему казалось продвигался в сторону свалки устроенной хоргом. Тень, не пригодившаяся в бою, отступила от Т'мора, так что заметивший напарника, Арролд тоже пошел на сближение. Наконец, человек и хорг встали спиной друг к другу. Сразу стало полегче. - Я же говорил, гаси по площадям!    - Если я начну гасить по площадям, здесь в радиусе сотни шагов не останется ничего живого! - Рыкнул Т'мор, вонзая Младшего в горло очередного оборотня.    - Я же сказал, кабак под защитой. - Арролд встряхнул своим мечом, с которого тут же пролилось пламя на еще одну тварь, тут же опавшую наземь легким пеплом.    - Идиот! Она для меня, что бумага. - Прохрипел Т'мор, взвинчивая темп. Но тут из-за ограды послышался слаженный вой. Парень глянул на круживший вокруг десяток живых оборотней, исходящих рыком и слюнями. Еще десяток в разной степени разобранности и поджаристости, валялся по всему двору. Если за стеной есть еще хотя б пяток этих уродливых тварей, шансов выжить у них с Арролдом, ноль. Человек провернул в руках мечи, награждая очередного вставшего на дыбы оборотня, длинным разрезом вдоль брюха. И тут ярость ревущего в голове Т'мора, Уголька, с головой накрыла человека. Лицо Т'мора исказилось в жуткой гримасе, обнажая длинные белоснежные клыки, каким мог бы позавидовать любой рисс, а из измененной глотки парня вырвался оглушительный рев...    Послушная призыву, Тень обманчиво медленно сгустилась над двором, и вдруг взвилась гигантским смерчем, огромной воронкой из призрачных лезвий.    Не дожидаясь продолжения, Т'мор сбил с ног хорга, и прижал его к земле. И тут же, яростный рык и вой оборотней превратился в обреченный скулеж. По спине парня плеснуло чем-то теплым. Смерч дрогнул и двинулся в сторону ворот, оставляя за собой, тяжелый сладковатый запах крови.    Т'мор еще слышал, как в последний раз взвыли шедшие на подмогу своим собратьям, твари, почувствовал, как его тушку скинул с себя Арролд, а потом пришла Тьма. Убаюкивающая, нежная...   

Глава 5. Хоргов бояться, в Лиист не ходить.

   Человек приоткрыл глаза, и попытался подняться с кровати. Но тут, и без того размытая картинка перед его взором, окончательно помутилась и Т'мор, с тихим стоном, рухнул обратно на подушку. Словно выстрел, голову пронзила острая боль, заставляя парня скрежетать зубами и раздирать пуховую подушку пальцами с мгновенно отросшими длинными когтями.    - Ни хрена ж себе попраздновали победу! - Тихо заметил Т'мор и, перекосившись от второго приступа головной боли, договорил, - лучше бы меня вчера, оборотни схарчили...    - Не оборотни, а выворотни, неуч... Наконец-то, очнулся, великий победитель тварей ночных! - Веселье вошедшего в комнату Арролда, заставило Т'мора поднять ментальные щиты. - Что, голова болит?    - Угум. - Промычал Т'мор.    - Ну, это дело поправимое. - Арролд, жестом фокусника, выудил из-под плаща небольшую пузатую бутылку темного стекла и, щелкнув по ней острым ногтем, водрузил на столик рядом с кроватью Т'мора. Окинув взглядом неподвижно лежащего, бледного как полотно человека, хорг вздохнул, - ну да, опять все сам... Помощи от тебя, конечно, не дождешься...    Т'мор только смерил приятеля безучастным взглядом. Он бы может и разозлился на преступно веселого хорга, вот только даже такое, не требующее физических усилий действие, грозило вызвать очередной приступ головной боли. А Арролд, казалось бы и не замечал страданий человека и рыскал по углам комнаты в поисках какой-нибудь емкости.    - Под кровать загляни, белогривый... - Прохрипел человек.    - А ты предпочитаешь похмеляться из ночной вазы? И как результаты, лучше чем классические методы? - Хорг даже бровь приподнял, демонстрируя удивление.    - Арролд, идиот, оставь свои шуточки! Под кроватью стоит поднос с завтраком! Его с полчаса тому назад, служка принес. - Простонал Т'мор. Белогривый хмыкнул и заглянул под кровать. Там, действительно, стоял поднос до отказа забитый посудой, в том числе и искомыми кружками. Хорг поставил поднос на стол и, приподняв крышку первого попавшегося горшочка, втянул в себя запах еще горячего мясного супа, жирного и острого. В остальных плошках, оказалась не менее солидная пища. Самое то, для "ослабленного" ночным празднованием, организма.    - Хм. И чего же ты ждешь? Лечиться надо, а то само по себе, похмелье пройдет только к вечеру. - Повернулся к Т'мору, Арролд.    - А если его лечить твоими методами, то через декаду. - Парень кое-как приподнялся на кровати и обвел комнату мутным взглядом. - Ладно, открывай свое лекарство.    Арролд с готовностью сорвал сургуч с принесенной им бутылки и ловко подцепил ногтем пробку. В следующее мгновение, по комнате поплыл тонкий аромат "белого закатного"... Точно такой же, как и прошлым вечером, когда, только что очухавшегося после призыва Тени, Т'мора усадили за огромный стол в общем зале постоялого двора, накрытый расторопными служками. Оказалось, что жадноватые торы могут быть очень хлебосольными, особенно если на их глазах уничтожить атакующую стаю оборотней... Вот и погуляли. Кстати, а что там с названием... Арролд же что-то говорил по этому поводу.    - Говорил. На нас напали не оборотни, а их полоумные собратья. Зовутся выворотнями. - Кивнул белогривый, выслушав вопрос человека, и разливая по кружкам вино. - Кто-то говорит, что это проклятье старой расы, но лично я считаю, что это просто ее вырождение. Видишь ли, оборотни, не просто существа Ночи, они потомки людей бежавших в этот мир от какой-то угрозы. Что это было, болезнь или война, я не знаю. Но что бы избавиться от последствий той катастрофы и без проблем прижиться в нашем мире, беглецы провели темный ритуал. Так появились двуликие. Разумные существа, способные принимать облик зверя. Быстрые, ловкие, сильные. Вот только в жизни наблюдается равновесие. За свои новые способности, оборотням пришлось заплатить немалую цену. Вместе с обликом зверя, они получили и его суть, с которой вынуждены уживаться все их потомки. Они от рождения предрасположены к раздвоению личности. Вот так-то. Да... О чем это я? А! Становление второго облика оборотня происходит только к совершеннолетию. Если разумная половина оборотня сильна, то после первой трансформы, она сохраняет свое главенство... Вот только, семьи оборотней, и так, не очень-то любившие посторонних на своих угодьях, после известных событий в Озерном крае, окончательно изолировались от окружающего мира. И вот результат. Отсутствие притока свежей крови, родственные браки... Некоторые молодые оборотни не выдерживают первой трансформы, их разум гаснет под натиском сути зверя, и появляются выворотни, хитрые твари, больше всего на свете предпочитающие двуногих прямоходящих, в своем меню. Откуда в этих тварях такой странный гастрономический интерес, я не знаю. Зато мне известно, что при определенной подготовке, хороший маг без особого труда возьмет под контроль десяток, другой выворотней. А о жрИцах и говорить нечего. Подчинение и контроль всяческих тварей, их конек, можно сказать. Вот так-то, Т'мор. Намек понятен?    - Е-ех. - Парень оторвался от кружки с "лекарством", и даже умудрился чуть улыбнуться. - Спасибо за лекцию, учитель. Буду знать. А уж о том, кто подослал нам этих клыкастых, я без тебя вообще бы ни в жизнь не догадался.    - Не ерничай! Я, тут, понимаешь, повышаю его уровень образования, а он нагло дует мое же вино и издевается. - Возмутился Арролд, встряхивая полупустую бутылку. - Все. Хорошего понемногу. Собирайся, парень, тан Грим уже прислал проводника. Пора ехать... пока еще на какой-нибудь сюрприз не наткнулись.    - Ох, чую, от скорости наших сборов и передвижения, количество сюрпризов Рраена на пути, не очень-то зависит. - Пробурчал Т'мор, выбираясь из кровати. Белогривый на это замечание, только пожал плечами и вышел из комнаты.    Облачившись в выстиранные и искусно залатанные местными слугами, после вчерашнего боя, рубаху и штаны, Т'мор надел давно ставший второй кожей, ринс, привычным движением поправил перевязи и, с еще слегка шумящей головой, вышел в общий зал постоялого двора. Сейчас здесь было подозрительно тихо. Т'мор выглянул в окно и с мрачным удовлетворением отметил, что солнце только-только показалось над верхушками деревьев. Ургов белогривый, поднял его ни свет ни заря... И это после вчерашнего! Ну и что, сейчас светает поздно. И хрен бы с тем проводником, что имел дурость припереться в такую рань! Но неужели, так трудно было дать Т'мору возможность хорошо выспаться?!    - Ну наконец-то. - Ворчливый голос, раздавшийся от дверей на улицу, заставил парня развернуться. Коренастый толстяк в темно-синем плаще с серебристой меховой оторочкой и небольшой круглой шапке с опушкой из того же серебристого меха, исподлобья взирал на Т'мора. - Рассвело уж давно, ехать пора. Долго вас еще ждать, и где второй гость... который хорг?    - Здесь я, здесь. - Арролд вошел в зал и окинул тора внимательным взглядом. Тот приосанился, и откинув полу плаща, положил ладонь на рукоять длинного кинжала в богато украшенных ножнах, удобно расположившегося на широком поясе, с не менее затейливо украшенной пряжкой, по размеру больше похожей на небольшую тарелку. Голова тора чуть склонилась, и тут же подбородок устремился вверх. Это он так, приветственный поклон изобразил. - Брад ах Кирг, ваш проводник по Коротким Тропам.    - Эр Арролд. - Чуть ли не зеркально повторил приветствие тора, хорг. При разнице в росте в добрых полметра, смотрелось это действо несколько комично, как отметил про себя человек. А хорг тем временем, изобразив ледяное величие, повел рукой в его сторону, представляя своего спутника. - Сьерр Т'мор. Мы готовы выезжать, если наши лошади готовы.    - Это хаука вы лошадью обзываете, эр Хаш? - Брад удивленно хмыкнул, тут же растеряв весь свой надменный вид. - Ваши скакуны оседланы. Идемте.    Спустя несколько минут, небольшая кавалькада рысью выметнулась на тракт. Впереди, на круглобокой, ухоженной лошадке, ехал тор-проводник, а за ним бок о бок шли скакуны Т'мора и Арролда. Через несколько минут крупной рыси по мерзлой дороге, тор решительно потянул повод и лошадь уверенно свернула с тракта к сгрудившимся по левую сторону от него, огромным осыпающимся валунам.    - Идем цепочкой, господа мои. Эр Хаш, если не сложно, передайте мне поводья вашего скакуна, и возьмите повод хаука сьерра. Иначе можем заблудиться. - Спокойно заявил проводник, остановив свой транспорт. Хорг и человек переглянулись, но, не вступая в пререкания с проводником, выполнили его просьбу, больше похожую на приказ. Арролд только заинтересовано хмыкнул, направляя своего коня следом за проводником, а хаук Т'мора недовольно всхрапнул. Гордое животное, кажется, было недовольно тем, что хозяин не позволил ему возглавить кавалькаду, да еще и отдал управление непонятно кому. Что, впрочем, самому Т'мору было глубоко фиолетово. Парень был очень занят. Внутреннее око, которое он активировал, едва почувствовав потоки странной магии скользящей вокруг, открыло перед ним странное и завораживающее зрелище. Валуны впереди, были словно окутаны легкой дымкой, дрожащей, размывающей картинку до неузнаваемости. И чем ближе путники подъезжали к забытым древним ледником игрушкам, тем сложнее было определить, что происходит вокруг. Пространство искажалось самым причудливым образом, то полностью укрываясь серебром, то демонстрируя зыбкие миражи каких-то неведомых, ни на что не похожих мест. Т'мор не сдержал удивленного возгласа, когда справа от него, вдруг выросли огромные небоскребы, почти тут же, словно напуганные голосом человека, скрывшиеся в той же призрачной дымке. Поняв, что так недолго и с катушек съехать, Т'мор перешел на обычное зрение... и почти ничего не изменилось. Только дымка сгустилась до молочного света, да исчезли странные миражи.    - Чего пищал, Т'мор? - Раздался впереди голос, почти невидимого парню, Арролда.    - Да вот, присмотрелся к окружающему нас туману. Такие интересные картинки увидел, это что-то. - Усмехнулся парень.    - А, ничего страшного, сьерр. Здесь каждому видится... разное. - Голос проводника звучал еще глуше, но тем не менее, весьма оставался на диво отчетлив. - Не обращайте внимания.    - Да было бы на что смотреть. - Пробормотал Т'мор. Только что он снова воспользовался внутренним оком, но миражи больше не появились, словно застеснявшись такого пристального внимания.    В течение следующих трех часов, Т'мор еще неоднократно повторял эксперименты со зрением, но тщетно. А еще через полчаса, дымка начала истончаться и вскоре маленький отряд выехал на небольшую каменистую площадку, открытую всем ветрам. Теперь ничто не мешало им осмотреться. Порядочно надоевшее мерцание серебра вокруг, больше не было преградой, и Т'мор с Арролдом тут же принялись осматривать окрестности. Когда они выезжали из трактира, пологие силуэты Таласских гор были у них по левую руку, минимум в трех днях пути. Сейчас же, они оказались если не в сердце Таласса, то уж точно не в его полночных отрогах, больше напоминающих высокие холмы, нежели серьезные горы. По-крайней мере, так утверждал Арролд. А сопровождавший человека и хорга, проводник, только усмехнулся.    - Мы сейчас находимся у ущелья, - кивнул тор на разверзшуюся у края площадки пропасть. - которое соплеменники уважаемого эра, зовут Лернийским. Отсюда меньше часа до Лииста, если вы отправитесь, во-он по той тропе. А я, с вашего позволения, вернусь на тропу. Путь в Торинир занимает куда больше времени, чем до Лииста. Всего хорошего, сьерр, эр Хаш.    Коротко кивнув, тор развернул свою лошадку и медленно двинулся к скальной стенке. На мгновение вокруг тора сгустилась, так надоевшая приятелям дымка, а когда она рассеялась, на площадке, кроме них никого не было.    - Вот тебе и Короткие Тропы. - Арролд покачал головой.    - Да уж. - Согласился Т'мор. - А миражи эти... Интересно, торы не пробовали подобным способом перемещаться между мирами?    - Кто их знает, они на редкость скрытные существа. - Откликнулся хорг, направляя своего Лу в сторону указанной проводником тропы. - И очень не любят делиться своими секретами. Поехали Т'мор. Мы, конечно, выиграли пару дней, но с нашими трофеями, они не будут лишними.    Как и предсказывал тор, идущая под уклон тропинка-серпантин, через час вывела их к подножию скального хребта у входа в ущелье, а если точнее, то она попросту уперлась в небольшие, но очень крепкие на вид ворота, в длинной и высокой стене, одним краем враставшей в скальный массив, справа от тропы, а другим, соединялась со стоящей на небольшом возвышении крепостью, запирая таким образом, вход в ущелье. Как назло, ворота оказались заперты. Впрочем, Арролда этот факт ничуть не смутил, и он, спешившись, принялся швыряться в створки небольшими булыжниками, отправляемыми в полет с помощью странного огненного заклятья. Т'мор пытался рассмотреть его подробно, но плетения разрушались очень быстро, причем еще до того, как камень с гулом врезался в створки ворот.    - Эй, эр! Прекращай обстрел! - Звонкий голос, раздавшийся со стены, заставил Арролда и Т'мора поднять головы. Воспользовавшись тем, что камни перестали бомбардировать несчастные ворота, створки скрипнули, и из-за них высыпал небольшой отряд хоргов с глефами наперевес.    - Кто такие, как здесь оказались? - Тихим, но внушительным голосом поинтересовался командир отряда, в расшитом золотыми позументами темно-синем камзоле, с длинным узким мечом на перевязи... Ну вот только шляпы с пером не хватает, и будет настоящий мушкетер из головидео. Т'мор хмыкнул, но встречающие почти не обратили на него никакого внимания, только слегка усилилось ощущение холодной отчужденности "мушкетера". Подчиненные же не отреагировали вовсе. Застыли истуканами, и не шелохнутся.    - Эр Арролд ап Хаш и сьерр Т'мор. Прибыли с миссией от Ллонера. - Веселый попутчик Т'мора, снова нацепил маку надменного аристократа... так что, скоро у ворот крепости Лиист можно будет устраивать знатный холодильник. Эти два хорга, кажется, способны выморозить своим видом всю округу до абсолютного нуля. Под пристальными взглядами стражи, Арролд достал из-за отворота куртки знакомый свиток с печатью и, продемонстрировав его командиру хоргов, спрятал обратно. Вот только стражники даже не шелохнулись, хотя их начальник, освидетельствовав печать, удовлетворенно кивнул.    - Как вы здесь оказались? - Чеканя каждое слова, снова произнес "мушкетер", вперив взгляд в Арролда. Т'мора он проигнорировал начисто.    - Короткие Тропы торов. Эр, мы так и будем общаться у ворот, или все же вы соблаговолите проявить гостеприимство и впустите нас в город? - Издевке в голосе Арролда, мог позавидовать и сам Ллонер. На мушкетера она, впрочем, не произвела никакого впечатления. Ледышка она и есть ледышка. Командир стражи только коротко кивнул и взмахнул рукой. Его подчиненные тут же выстроились в каре вокруг Т'мора и Арролда и, буквально, отконвоировали их за ворота.    Еще минуту назад, Т'мор недоумевал, зачем хоргам понадобилось строить стену, мало того что в центре собственных земель (в конце-концов, кто его знает, что за твари могут водиться в этом долбанном ущелье?). так еще и прорезать в них ворота, со стороны столь старательно отгороженного входа в ущелье. Теперь вопросы отпали. Ворота оказались не сквозными, входивший в них, оказывался на небольшом пятачке, в окружении камня, с многочисленными прорезями бойниц, и всего одной чрезвычайно массивной, но низкой и узкой, обильно проклепанной металлической дверью, без всяких признаков ручек. За этой дверью, толщиной в добрых полметра, открывшейся по движению руки все того же "мушкетера", начинался довольно крутой подъем. Второй раз за день хаук оказался в "караване", и опять в качестве ведомого. Серому, осторожно ступающему по вытертым каменным плитам, явно не понравилась эта тенденция, впрочем, как и поднимающийся вверх, узкий коридор с невысоким потолком. О чем, скакун и уведомил окружающих низким вибрирующим рыком и злобным оскалом, заставив подпрыгнуть парочку молодых стражников-хоргов, вышагивающих по разные стороны от него. С плохо скрываемым недоверием, они покосились на зверя, и постарались отойти от него подальше. Вот только куда? В ширину коридор не превышал трех метров, так что, до самого выхода они шли, чуть ли не вытирая плечами стены.    - Серый, веди себя прилично. - Не пытаясь понизить тон, обратился к своему скакуну Т'мор, которого, за эти несколько минут, откровенно достала как давящая тишина, в которой совершалось "восхождение", так и почти демонстративная надменность местных хоргов. Отвык он за время общения с Арролдом от такого отношения, к тому же, сильно напоминающего ему о других ушастых жителях этого мира. Отчего настроение человека отнюдь не улучшилось. Словно почувствовав это, хаук тут же продемонстрировал свое согласие с мнением хозяина, отметив свой путь по каменному коридору, немалым количеством "яблок" на чисто выметенном полу. А тут еще и Уголек, проснувшись от старательно проецируемого на Т'мора хоргами, чувства превосходства, проникающего, пусть и в ослабленном виде даже через поднятые парнем, щиты разума, начал подзуживать человека, сотворить какую-нибудь веселую пакость этим белогривым придуркам с расистскими наклонностями. Но здесь, Т'мору удалось сдержаться, хотя его желания звучали в унисон с устремлениями подрастающего дракона. Коридор закончился, и вся компания оказалась на свежем воздухе. Оглядевшись, Т'мор удивленно присвистнул. Они стояли на стене, чья ширина вполне могла бы позволить разъехаться паре тяжелых наземных вездеходов, если бы они, конечно, водились в здешних местах.    До входа в город-крепость, вся компания добиралась в прежней тишине, нарушаемой только звуком шагов и скрипом сбруи. Добравшись до массивных ворот крепости, "мушкетер", так же молча развернул своих подчиненных и стража двинулась в обратную сторону, оставив Т'мора и Арролда перед открывающимися створками.    - Эр? - Возникший на входе хорг, такой же "мушкетер", как и начальник их недавнего конвоя, только малость покруглее и поприземистей, вопросительно взглянул на Арролда. Тот, снова вытащил свиток и, молча продемонстрировав печать, шагнул вперед. Посторонившись, страж пропустил его, только кивнув в сторону Т'мора. - Это с вами?    - За "это" можно и ушей лишиться. - Не выдержал парень. Арролд покосился на него и, очевидно, понял, что тот закипает.    - Знаете, эр, я бы советовал вам извиниться. - Тихо прошипел белогривый своему соплеменнику, опешившему от такого поворота, настолько, что даже фирменная непроницаемость лиц хоргов, дала трещину. - Оскорблять темного мага, даже если он не принадлежит нашей расе, не самый лучший способ выжить.    Надо отдать должное стражнику, он моментально взял себя в руки, и отвесил Т'мору легкий полупоклон.    - Примите мои извинения, уважаемый. В нынешние времена осталось слишком мало людей, идущих Темным путем. Настолько мало, что уже никто не верит в их существование. Если позволите, я бы дал вам совет: обзаведитесь знаком вашей школы и не расставайтесь с ним, особенно в городе. Это избавит вас от мнрогих неприятностей с местными жителями. - К удивлению Т'мора, напрягшего все свои способности в магии Разума, хорг, которого он только что готов был порвать на кусочки, извинялся искренне! И совет дал от чистого сердца.    - Извинения приняты... и, эр, примите мою благодарность за совет. Я непременно им воспользуюсь. - Т'мор кивнул стражнику, и они с Арролдом наконец-то смогли войти в город.    - Дельный совет. - Проговорил спутник Т'мора, едва они удалились от ворот. - В Меельсе нет представительства Аэн-Мора, так что там, подобные вещи искать было бессмысленно, зато в Лиисте находятся аж три башни. Приобретем для тебя знак, и о проблемах с твоим человеческим происхождением можно будет забыть.    - Уверен? - Недоверчиво хмыкнул Т'мор, не забывая крутить головой по сторонам, рассматривая все что попадалась им на пути.    - Ну, идиоты водятся везде... Главное не ошибиться с трактиром. - Пожал плечами Арролд, старательно пряча усмешку.    - Боюсь, это невозможно. - Рассмеялся Т'мор. - За все время моего здесь пребывания, еще не было такого, что бы я не нарвался на заварушку в трактире. Вообще, ни разу!    - М-да уж. - Хорг хмыкнул и задумался о чем-то. Но уже через несколько секунд встрепенулся и указал Т'мору на изящное каменное здание в конце улицы, с высокими стрельчатыми окнами, черепичной крышей и башенками, украшенными затейливыми флюгерами. - А вот и место, для очередного доказательства твоей теории. Лучший постоялый двор в этой дыре, наверняка там найдется место и для нас, и для посольства.    - Может хоть на этот раз, все обойдется? - Вздохнул Т'мор. - Устал я уже от этих трактирных побоищ. Отдохнуть хочется... В конце-концов, у любого правила должны быть исключения, так почему бы этой гостинице не стать одним из них?    - Поживем-увидим. - Пожал плечами Арролд, направляя Лу к постоялому двору. И Т'мор последовал за ним.    Уже расположившись в гостинице и забронировав номера для посольства, друзья решили подкрепиться... в апартаментах, во избежание, эксцессов, так сказать.    - Слушай, Арролд, мне тут мысль в голову пришла. - Заговорил Т'мор, одновременно старательно разрезая на кусочки большую отбивную.    - Дите малое. - Фыркнул хорг, подвигая к себе грибной салат с сыром. - Тащишь в рот всякую гадость.    - Нет, я серьезно. - Не принял шутки парень. - Вот объясни, на кой нужны эти номера для посольства? Ведь если этот город принадлежит клану Ллонера, он может спокойно разместить его в замке клана?    - Не все так просто. - Посерьезнел Арролд. - Если бы Ллонер путешествовал для своего удовольствия, в сопровождении собственной свиты, он так и поступил бы. Но сейчас, он исполняет миссию возложенную на него Правителем и жреческим кругом, в свиту Ллонера входят не только его вассалы, но и члены других кланов, с некоторыми из которых у Ллонера и его семьи, давняя вражда. А пригласить в свой дом врага, значит накликать на себя большую беду... И это не просто традиция. Представь, что произойдет, например, если такой враг погибнет у него в доме? Война кланов, Т'мор, сейчас не выгодна Ллонеру.    - А если такой враг загнется в гостинице города принадлежащего его клану, то войны не будет? - Усмехнулся парень.    - Именно. - Невозмутимо кивнул Арролд. - Город не собственность клана... по крайней мере, официально. И, соответственно, клан Ллонера не отвечает за происходящее на его улицах.    - Тоже официально?    - Если это касается чужих, то да. - Арролд протянул руку за кувшином с ллиалом, и коротко глянув на Т'мора, добавил, - думаю, потому, Ллонер и передал письмо для здешнего управителя. Ручаюсь, что в нем идет речь и о нас.    - Ну да, что бы мы не оказались в числе тех самых "чужих". - Кивнул Т'мор.    - Именно. - Арролд потянулся и, оглядев опустевший их стараниями, стол, поднялся со стула. - Ну что, сьерр Т'мор, наведаемся к управителю?    - Пока нас не попытались грохнуть, посчитав за чужих. - Усмехнулся Т'мор, поднимаясь следом за хоргом. После сытного обеда, настроение спутников не могла испортить даже такая, в принципе, не особо веселая тема.    Управитель, высокий, худощавый хорг в неожиданно простом коричневом камзоле, встретил хорга и человека в небольшом кабинете, обставленном массивной, потемневшей от времени, мебелью. Смерив вошедших, холодным взглядом, управитель, приняв от Арролда письмо, жестом предложил им присаживаться, и углубился в чтение, проявившегося на свитке текста. Спустя несколько минут тишины, хорг свернул письмо трубкой и, положив его в ящик своего стола, поднял глаза на посетителей.    - Эр Арролд, сьерр Т'мор. Мое имя, Ррой ап Иш. - Скрипучим голосом проговорил управитель. - Рад приветствовать вас в Лиисте, господа. Эр Ллонер сообщил мне, что у вас есть некоторые проблемы с кланом Рраена... Думаю, пока вы находитесь на территории моего города, можете о них забыть.    - Благодарим вас, эр. - Арролд кивнул.    - Не стоит, эр. - Управитель чуть приподнял уголок губ. - Это мой долг. Теперь, что касается размещения посольства. Вы уже определились с гостиницей?    - Да, эр Ррой. "Серебряный флюгер", вполне приличное место, как нам кажется. - Ответил Арролд. Управитель неопределенно дернул головой, что можно было счесть и согласием и отрицанием.    - Что ж. - Управитель вытащил из ящика стола небольшой, но туго набитый кошелек. - Здесь сотня злотней. Это на оплату проживания посольства в гостинице. Завтра, с утра я пришлю прислугу и поваров, что бы к приезду посольства все было готово.    - Эр. Посольство прибудет не раньше, чем через три дня. - Арролд перебил Рроя. - Мы воспользовались Короткими Тропами торов, что бы соркатить время пути. У посольства же такой возможности нет.    - Что ж. Значит, прислуга будет в гостинице послезавтра. - Ничуть не удивившись, ответил Управитель. - А сейчас, с вашего позволения, мы закончим аудиенцию.    - Всего хорошо, эр Ррой. - Собеседники поднялись со своих кресел и, обменялись поклонами. После чего, Арролд и Т'мор, покинули особняк управителя. У них еще было немало дел, и первым из них, стал поиск подходящего купца, способного выложить несколько тысяч злотней за их трофеи.    Обращаться за помощью в поисках такого купца, к управителю, Арролд посчитал нецелесообразным. И Т'мор был с ним согласен. Ну очень не хотелось делиться доходом от шкуры инфернальной змеи, с кем бы то ни было. А то, что делиться с управителем пришлось бы, не вызывало у спутников никакого сомнения.    Так, придя к единодушию в этом вопросе, Арролд и Т'мор ринулись на поиски подходящего покупателя.    - Хм... Мы идиоты, Т'мор. - Констатировал Арролд, едва они оказались на центральной площади, где находились отделения самых богатых торговых домов Хорогена.    - Уверен? - Хмыкнул парень.    - Почти. - Ответил хорг, и ткнул пальцем в сторону башни, стоящей несколько особняком и возвышающейся над площадью. - Вот где у нас купят шкуру без всякого торга. Заодно и знак школы тебе приобретем.    - Так это одна из башен Аэн-Мора? - Уточнил Т'мор.    - Ну да. Идем. А то скоро начнет темнеть и твои коллеги прикроют лавочку, до утра. - Арролд сорвался с места и Т'мору не оставалось ничего иного, как последовать за своим приятелем.   

ЧАСТЬ II. Аэн-Мор

Глава 1. Когда рукой подать до цели, главное не промахнуться...

   Хранилище. Т'мор огляделся. Сколько значений у этого слова. В Свободном Городе, лишнее упоминание о них могло сделать из человека, холодный труп, хотя те хранилища, не шли ни в какое сравнение с тем, что он видел здесь и сейчас. Там, максимум, на что можно было рассчитывать, это пищевые склады длительного хранения или оружейные, редко-редко попадались медицинские блоки. Тут же, было царство денег, украшений и магических артефактов, подчас прежних эпох, а то и иных миров.    - Так что вы предпочтете, благородный эр? Сьерр? - Сухонький старичок в длиннополой хламиде, заменявшей ему верхнюю одежду, выжидающе глянул на посетителей. Человек и хорг переглянулись.    - Думаю, мы поступим следующим образом. - Наконец заговорил Арролд, почувствовав, посыл Т'мора. Вроде бы с момента их знакомства и времени-то прошло не так уж много, а эти двое уже понимают друг друга даже не с полуслова. Жест, взгляд, кивок и более слаженной боевой машины не найти. Вот и сейчас, стоило Т'мору чуть отпустить эмоции, и Арролд выступил вперед. - Четверть от стоимости шкуры инфернала, вы, уважаемый, положите на счет моего спутника, еще четверть на мой счет, остальное мы желали бы получить камнями... темными, разумеется.    - Хм. - Хорг обернулся к человеку и кивнул, после чего, вновь заговорил со стариком. - Поправка, одну восьмую стоимости, можете отдать светлыми камнями.    - Итого, на счета зачисляем по три тысячи злотней, - на этом моменте, старик-тор, грустно вздохнул. После ожесточенного спора, ему так и не удалось скинуть цену ниже дюжины тысяч. Еще грустнее, оценщику отделения Аэн-Мора в Лиисте, было от того, что названная им начальная цена, явно оказалась выше ожиданий клиентов, а они еще умудрились ее поднять, немного, все-таки и он, старейший оценщик Хорогена чего-то стоит, но все же... Нет, решительно, пора на покой. Благо, младший внук уже выучен, и за династию, старик может быть спокоен. Еще раз вздохнув, тор посмотрел на, ожидающих пока он вернется с небес на землю, клиентов. - Остальное... Темные и светлые камни.    По движению руки старика, с полки за его спиной слетела небольшая металлическая коробка. Аккуратно опустив ее на стол перед собой, тор откинул крышку, под которой обнаружилось два отделения и, принялся выкладывать на стол маленькие мешочки с камнями, сначала из правого отделения. Вскоре перед Т'мором и Арролдом оказались два небольших холмика из кошельков с камнями.    - Итак. - Тор откашлялся. - Слева от меня, ваши три тысячи злотней в темных камнях, эр. Шесть кошелей по десять камней в каждом. Стоимость каждого камня, пятьдесят злотней. Справа от меня, еще полторы тысячи злотней в тех же темных камнях, той же фасовки и стоимости. Теперь со светлыми камнями. Могу предложить утроенное количество заготовок, по сравнению с темными, в счет оставшихся полутора тысяч злотней.    - Вчетверо. - Проговорил Арролд, внимательно следя за тором. Тот несколько мгновений разглядывал хорга своими водянистыми глазами, но в конце-концов покачал головой. - Максимум, что могу предложить, это десять кошелей. Больше в хранилище, просто нет.    С этими словами, старик присоединил к уже выложенным на стол темным мешочкам, десяток кошелей из белого бархата, вытащенные им из левого отделения коробки, которое, после его манипуляций, действительно опустело.    - И наценка по тридцать злотней, за каждый зуб убитых нами инферналов. - Проговорил Арролд, в очередной раз, перебросившись с Т'мором взглядом-диалогом.    - Я их еще не видел, благородный эр. - Усмехнулся старик. - А вы хотите, что бы я накинул на них цену, да еще такую. Редкая кость инферна стоит больше полусотни монет.    - Ну так посмотрите, уважаемый, посмотрите. - Хорг вывернул перед тором небольшой мешок, в котором хранились трофеи, вырезанные спутниками у инфернальных тварей. Тор резво пробежал руками по кости. Как минимум четыре из десяти представленных клыков, могли бы послужить великолепной основой для артефактных кинжалов, а из трех других, можно было бы сделать и очень мощные жезлы! М-да, хорг знал, о чем говорил, теперь даже предложенная им наценка, не выглядит такой уж большой.    - По сотне монет за каждый, плюс еще по двадцать сверху, за эти три клыка. - Тор кивнул на самые длинные из предложенных зубов.    - И по тридцать монет сверху, за каждый, в счет двух недостающих кошелей светлых камней. - Утвердительно кивнул Арролд. Старик на мгновение задумался, но в конце-концов махнул рукой, соглашаясь.    - Благородный эр, вы великолепный торговец. - Усмехнулся тор, отсчитывая положенное число злотней. - Вот ваши камни. А вот ваши тысяча триста пятьдесят злотней.    - Еще десять забыли, уважаемый. - Т'мор впервые открыл рот за время беседы, поняв, что из-за такой "мелочи", Арролд торговаться не будет. А ведь это немалые деньги!    - Разумеется, сьерр. - Тор демонстративно бросил на стол пустой кошелек из-под монет и достал из-за пазухи другой, полный. Когда последние монеты перекочевали на сторону Арролда и Т'мора, приятели быстро распихали их по собственным кошелям, а мешочки с камнями отправились в баул из-под зубов инферналов. Тор же, дождался, пока они упакуют свою собственность и, только после этого, вручил каждому по небольшому кулону - ключу, ровного серебристого цвета. Едва их руки коснулись кулонов, как те неярко вспыхнули и тут же погасли.    - Ну что же. Поздравляю с удачной сделкой. Можете проверить ваши счета, обратившись к ключам.    Удивленный этим заявлением, Т'мор внимательно посмотрел за тем, как поступает Арролд, но, ничего не поняв, постарался просто мысленно потянуться к амулету. И тут же в его голове раздался мелодичный перезвон, по окончанию которого он уже знал, что на его счету действительно находятся три тысячи злотней.    - Сьерр, судя по вашему удивлению, вы впервые пользуетесь услугами хранилищ Аэн-Мора. Заверяю вас, никакой обман с нашей стороны недопустим. Мы печемся о своем имени. Без хвастовства, могу заявить, что такой системы учета средств, нет больше ни в одной стране Мор-ан-Тара. С помощью ключа, вы в любой момент можете узнать о наличии конкретных сумм, их приходе и расходе, на вашем счете, стоит только мысленно сформулировать запрос. Расстояние до ближайшего отделения, значения не имеет. В случае если вам потребуются средства там, где нет ни одной башни, можете обратиться к любому меняле. Все они, имеют возможность работы с ключами, без обращения в хранилища.    - Благодарю за объяснения, уважаемый. Остался только один вопрос. - Т'мор церемонно поклонился тору. Тот ответил коротким кивком и замер в ожидании. - Видите ли, я, как вы заметили человек и темный маг. К сожалению, в Хорогене довольно предвзятое отношение к представителям моей расы, к тому же не всякий хорг может определить мою принадлежность. Я бы хотел получить медальон моей школы у вас как у представителя Аэн-Мора в Лиисте.    - Нет ничего проще, сьерр. Назовите свою школу, и через минуту получите ваш медальон. - Ответил тор.    - Тень, уважаемый.    Тор на мгновение опешил.    - Вы направляетесь к Крыше Мира? - Наконец, задал вопрос хранитель.    - Именно. Это единственное место в Мор-ан-Таре, насколько мне известно, где я могу почерпнуть знания своей стихии.    - Что ж. Подождите секунду. - Тор взмахнул рукой, и на стол спланировал очередной сундучок. Крышка шкатулки с легким скрипом откинулась и взорам хорга и человека предстала небольшая горка белесых медальонов. Тор откашлялся. - Сьерр, прошу вас взять любой из них, и призвать вашу стихию. Медальон запечатлеет отпечаток вашего узора в ее силе, и станет активным.    Стоило Т'мору взять в руки увесистый кругляш медальона, как Тень, словно, только и ждавшая этого момента, опустилась вокруг, погрузив Хранилище в сумерки. И без того тусклый свет немногочисленных светильников, потускнел, а очертания предметов вокруг, стали размываться. Рядом послышался судорожный вздох тора, а из-за спины плеснуло осторожным любопытством от Арролда. Медальон в руке Т'мора, внезапно задрожал, тихо тренькнул, и, покрывшись серым цветом, успокоился. Парень надел свой новый оберег на шею, и Тень исчезла, словно ее и не было. Ярче вспыхнули светильники, и тор с хоргом чуть слышно перевели дух. Хранитель внимательно осмотрел темно-серую поверхность медальона, но в руки его брать не стал, и удовлетворенно кивнул.    - Мы будем рады приветствовать адепта Тени у Крыши Мира. - Заключил тор.    - Благодарим за помощь, уважаемый. Теперь мы, пожалуй, пойдем. У нас был тяжелый день. А завтра еще предстоит немало хлопот. Нужно хорошо отдохнуть. - Проговорил Т'мор.    - Разумеется, разумеется, сьерр, благородный эр. Не смею вас больше задерживать. - Тор проводил клиентов к выходу, и, так же церемонно поклонившись, закрыл за ними дверь.    Когда спутники выбрались на свежий воздух, над Лиистом уже опустилась тьма. Быстрым шагом они миновали несколько кварталов и ввалились в выбранную для посольства гостиницу.    - Может, ты объяснишь мне, для чего нужно было устраивать весь этот цирк с торговлей? - Поинтересовался Арролд, едва служка поставил перед ними первые, исходящие паром и ароматом, блюда.    - Одно дело, когда трофеи продает неизвестный, но насквозь местный хорг, и совсем другое, если представителю Аэн-Мора, их толкает темный человеческий маг, едущий к ним же на обучение. Пусть они лучше считают, что это ты, таким образом, снаряжаешь меня деньгами на жизнь в столице Хорогена. То, что я фамильяр твоего клана им известно, если я правильно понял реакцию браслета, на изучающие и сторожевые плетения в башне. Так что получается удобная и непротиворечивая версия, тебе так не кажется? - Т'мор с аппетитом приступил к уничтожению еды, чувствуя, как дракон внутри, взревывает от голода.    - Хочешь казаться безобиднее, чем ты есть на самом деле? - Протянул хорг.    - Скорее не хочу лишних неприятностей. Магия Разума и Тень, как мы выяснили в бою с выворотнями, отнюдь не идеальное оружие. А я хочу вернуться в Шаэр живым, знаешь ли. Меня там вообще-то девушка ждет, причем целого и невредимого, а не разделанного на куски инфернами или магами Аэн-Мора.    - Пусть так. Но не вздумай больше заставлять меня торговаться. Терпеть не могу это занятие, тем более, когда кто-то постоянно одергивает, и чуть ли не диктует, что нужно говорить. - Арролд вздохнул, подвигая к себе поближе кувшин с ллиалом.    - Ну, если по пути больше не попадется трофеев, то обещаю. - Улыбнулся Т'мор. - А вообще-то, радоваться должен, что я тебе помог. Иначе, старый тор отделался бы от тебя десятком тысяч злотней за все.    - Вот, кстати о трофеях. - Решил сменить тему хорг. - Мы так и будем убегать от тварей, что устроили на нас охоту?    - Что предлагаешь? - Тут же посерьезнел Т'мор.    - Пока не знаю. - Хорг задумчиво побарабанил длинными тонкими пальцами по столешнице. - Вообще, очень трудно сражаться с тем, кто не выходит на прямой бой.    - Значит, надо заставить противника высунуться. Показаться в пределах видимости, и уничтожить. - Продолжил за приятеля, Т'мор. - Вопроса два. Как и когда?    - Ну, лучшего места чем Лиист, нам для этого не найти, а вот на вопрос "как", я ответа не имею. - Арролд развел руками. - Будем думать.    - А почему, Лиист - лучшее место для наших целей? - Поинтересовался Т'мор.    - Потому что, следующий город, в котором мы окажемся, будет Аэн-Мор, где у Ллонера влияния не больше, чем у любого другого эра, входящего в Круг кланов, а значит и возможностей самый минимум. Правда, у противника, тогда их будет не больше... Но, сам понимаешь, в подобных случаях, ресурсов для эффективной атаки нужно куда меньше, чем для толково построенной "круговой" обороны. Так что, нам и той малости, что будет у противника, за глаза хватит. А устраивать прямое столкновение в дороге, он не станет. Нет ему смысла встречаться с нами на узкой тропе...    - Тропе, говоришь. - Теперь пришла очередь задуматься, Т'мора. - А ведь это мысль!    - Это ты о чем? Не поделишься? - Хорг напрягся, но человек только весело рассмеялся.    - Завтра. Все завтра, Арролд. Я еще немного покручу эту идею в голове. Глядишь, что-то и придумается. Лады?    - Ург с тобой. Хорошей ночи, сьерр Т'мор. - Покачал головой Арролд, поняв, что его обретенный родственник, торопится слинять в свою комнату.    - И тебе того же, благородный эр. - Усмехнулся парень, поднимаясь из-за стола, и, уже собравшись сделать шаг в сторону лестницы, бросил через плечо, - а насчет троп, ты тоже подумай. Мы ведь, не далее как сегодня убедились, какими разными они бывают!    Утром, Т'мор ждал Арролда за столом в общем зале и наслаждался вкусным завтраком и спокойствием. Нет, в самом деле. Они провели почти сутки в этой гостинице, и до сих пор ни одной драки. Просто поразительно.    - Чему это, ты так радуешься? - Незаметно появившийся, Арролд приземлился за стол, подозрительно покосившись на Т'мора.    - Да так... - Пожал плечами Т'мор. - Наслаждаюсь краткими мгновениями спокойствия.    - А-а... - Протянул Арролд и, жестом подозвав, моментально материализовавшегося служку, заказал себе завтрак. Дождавшись, пока тот слиняет, хорг повернулся к Т'мору. - Может, хоть сейчас объяснишь, что за ерунду о тропах, ты вчера нес?    - Полог поставь. - Тут же посерьезнел Т'мор. Арролд хмыкнул, но молча выполнил пожелание приятеля. - Другое дело. Ты сам-то как, прикидывал возможные варианты действий?    - Было дело. - Невозмутимо кивнул белогривый.    - И?    - Т'мор, прекращай ходить вокруг да около. Если имеешь что сказать, говори. Нет, тогда я поделюсь своими наметками. - От Арролда плеснуло холодом и Т'мор решил не упрямиться.    - В общем, так. Я думаю, есть только два варианта развития событий, которые могли бы нас устроить. Это, либо бой в Лиисте, либо по дороге в Аэн-Мор. Причем, в любом случае, это должно быть прямое столкновение с гарантированным уничтожением противника, а не очередная свалка с инферналами или выворотнями.    - Ты открыл мне глаза! - Ядовито прокомментировал слова друга, Арролд.    - Дай досказать, а? - Вздохнул Т'мор. - Так вот, мы не можем угадать где он нападет, но можем заставить его напасть там, где это выгодно нам, и так, как это, опять же, выгодно нам.    - Поясни. - Уже совершенно другим тоном произнес белогривый.    - Пожалуйста. Нам выгодно, что бы враг напал сам, и в Лиисте. Здесь у нас есть помощь местных властей, так? Тогда, достаточно несколько раз упомянуть о расположении тана и Коротких тропах торов, что бы противник засуетился, решив, что мы собираемся до самого Аэн-Мора идти путем коротышей, тем самым лишив его возможности натравить на нас очередных тварей, на тракте. Он разъярен, а до столицы ему, минимум, декада ходу. Слишком большой срок и очень туманные перспективы. Столица все-таки не окраина, там нужно действовать с куда большей осторожностью. Выход? Напасть на нас здесь. А значит, мы добьемся своего. Теперь, о личном участии. Я не склонен считать нашего врага полным идиотом. Зная, что мы дважды расправились с его посланцами и, учитывая, что в городе, тем же инферналам потребуется крепкое прикрытие, что бы не быть замеченными местной стражей раньше времени, он, почти наверняка будет присутствовать во время боя, поскольку обеспечить такую защиту на большом расстоянии практически невозможно. Да и контролировать действия тупых зверей против, будем скромными, так хорошо зарекомендовавших себя воинов, лучше лично. Ну, что скажешь?    Т'мор договорил и тут же приложился к кружке с ллиалом. От быстрой и долгой речи у него запершило в горле. Арролд же, молча развеял Полог, забрал у подошедшего служки свой заказ, и только после этого, смерив Т'мора тяжелым изучающим взглядом, бросил одно единственное слово.    - Согласен.    К моменту окончания их завтрака, уже вся гостиница знала, что "вон те двое", сумели оказать такую услугу торам, что те предоставили им возможность бесплатно путешествовать по своим путям, сколько угодно и как угодно.    К обеду, в лавках шептались, что какой-то ушлый хорг с человеком - темным магом, надавив на торов каким-то древним, давно забытым договором, организуют караваны по Коротким Тропам.    К вечеру, город уже гудел о том, что хорги захватили Торинир...    От такого полета фантазии, друзья несколько опешили, но в конце концов решили, что если их противник так упорен, то ему не составит проблем, докопаться до "истины". С тем, они и разбрелись по комнатам. Но если Арролд спокойно уснул, то Т'мор, решивший перед сном, плотно пообщаться со своим крылатым питомцем, нарвался на очередной этап слияния, который не только открыл человеку очередные пределы Тени, но и кардинально вмешался в работу его организма. Это Т'мор понял, когда, вывалившись из состояния объединенного сознания, спотыкаясь на каждом шагу, отправился в ванную что бы охладить разгоряченную очередным испытанием, голову. В глазах двоилось, голова раскалывалась и вообще было ощущение, словно он одновременно смотрит на мир обычным зрением и внутренним оком. Но стоило ему взглянуть на себя в зеркало, как вся эта муть тут же отступила куда-то на задний план. То, что он там увидел, человеком можно было назвать лишь с очень большой натяжкой. Нет, фигура у него осталась вполне антропоморфной, даже лицо почти не изменилось... Вот именно, что почти! Вместо привычной кожи, все тело оказалось покрыто мелкой, но прочной даже на вид, антрацитово-черной чешуей, на пальцах опять выросли кинжальной остроты и крепости, когти, количество и длина зубов во рту явно утроились, а челюсти соответственно вытянулись. Зрелище, то еще. Когда же Т'мор увидел отражение своих глаз, он и вовсе выпал в осадок. У него оказалось по два зрачка, в каждом глазу. К привычным с детства человеческим зрачкам с серой радужкой, прибавилось по "соседу", бордовому, ярко полыхающему кружку, не разделенному на собственно, зрачок и радужку. Сюрреалистическое и довольно страшное зрелище. Неизвестно, сколько бы парень пребывал в ступоре, если бы не помощь Уголька. Дракон, чуть ли не зубами, вытащил окукливающееся сознание Т'мора и с той темной пропасти, куда оно проваливалось, и, на мгновение материализовавшись, надавал человеку пощечин своим длинным хвостом, после чего спрятался у него на плече.    Когда Т'мор снова нашел в себе силы посмотреться в зеркало, он не смог сдержать облегченного вздоха. Из-за мутноватого стекла на него смотрела вполне привычная, человеческая физиономия. Разве что, чуть заострились черты лица, да на дне глаз, в черноте зрачков, можно было рассмотреть еле заметные багровые отсветы. Вот и славно. Не придется объясняться перед Риллой и ее родителями, куда он дел того забавного паренька, что зацепил сердце красавицы-риссы.    - Спасибо, друг. - Шепнул Т'мор, обращаясь к Угольку, и дракончик ответил волной тепла и дружеского участия. Типа, "всегда пожалуйста".    Утро у Т'мора, началось с беготни. Впрочем, как и у Арролда. Управитель города прислал обещанную прислугу и трактир загудел, как растревоженный улей. Ошеломленный хозяин присел у входа, и только молча наблюдал, как вокруг носятся многочисленные ливрейные, таская мебель, перетряхивая перины, выбрасывая всякий хлам, который он сам таковым, отнюдь не считал. С другой стороны, тех денег, что ему заплатили сегодня утром, хватит на строительство еще одной такой же гостиницы. Так что, с потерей некоторых вещей, можно и примириться.    Пока Арролд вовсю командовал суетящимися служками, Т'мор решил пробежаться по городу. Парень хотел быть уверен, что не пропустит появление в Лиисте, их противника, и первым делом отправился к управителю.    Секретарь - надменный молодой хорг, окинул посетителя равнодушным взглядом и вошел в кабинет управителя. Через минуту он уже вышел в приемную и, молча кивнув, указал Т'мору на дверь кабинета.    - Чем могу помочь, сьерр Т'мор? - Подняться с кресла, как в первый их визит, эр Ррой не соизволил.    - Добрый день, эр. - Не обращая никакого внимания на высокомерие собеседника, произнес парень. - Я хотел бы узнать, есть ли возможность проконтролировать появление в городе некоего хорга?    - Такая возможность есть. - Сухо кивнул управитель, и добавил. - Если вам известно, к какому клану он принадлежит. Амулеты на воротах Лииста, фиксируют подобные "мелочи".    - Замечательно. Могу ли я получить доступ к этим сведениям? - Спокойствие, только спокойствие.    - Весьма сожалею, сьерр, но это никак невозможно. - С показной скорбью покачал головой хорг. - К амулетам имеет доступ только начальник стражи и его заместитель. Даже мне не разрешено приближаться к ним.    - Что ж. Жаль. А так хотелось обойтись без разрушений. - Покивал Т'мор. - Мы бы взяли его прямо у входа, но раз нельзя... то нельзя.    - Детский приемчик, сьерр Т'мор. - Хмыкнул управитель, и, выдержав паузу, проговорил, - но от этого не менее действенный. Мне совсем не нужно, что бы вы, или кто бы то ни было еще, разносили мой город... Я отдам приказ тайной страже проследить за каждым приезжим из клана Рраена, и доложить вам или эру Арролду. Устроит вас такой вариант?    - Вполне. Благодарю вас, эр Ррой. - Т'мор согласно наклонил голову, и собрался покинуть кабинет управителя.    - Не так быстро, сьерр. Взамен, вы поклянетесь своей стихией, что не допустите разрушений в городе, в случае столкновения с Рраена, в его пределах. - Потребовал управитель. Т'мор на мгновение замер.    - Согласен. Клянусь Первостихиями, что не нарушу данного обещания. - Проговорил парень, поднимая руку. Над ладонью вспыхнул свет, тут же заклубилась тьма, а через секунду они переплелись, образовав черно-белый призрачный шарик, плавающий в такой же нереальной, серой дымке.    Эр Ррой молча, смотрел на это представление и лицо его оставалось все такой же каменной маской, а чувства скованными ледяным панцирем. Только кадык хорга судорожно дернулся, выдавая удивление и шок управителя.    - Благодарю, сьерр. В свою очередь и я клянусь, что сдержу свое слово. - Медленно проговорил хорг когда видение исчезло, и над его ладонью, в свою очередь, полыхнул клубок тьмы.    - Я рад, что мы пришли к единому мнению, благородный эр. - Т'мор улыбнулся и покинул кабинет, так и не подав вида, что сам не меньше хорга, удивлен выходкой стихий. Вот! Идиот, чем поклялся? Первостихиями? Ну, так и получи. И свет и тьму одновременно... а серая дымка, тогда - Тень? Однако. Но если она, тоже первостихия, то почему, Т'мора причисляют к темным магам? Непонятно... Парень на мгновение остановился на широкой парадной лестнице, ведущей к входу в особняк, и окинул взглядом, раскинувшуюся перед ним площадь. Ладно, вот доберется он до Аэн-Мора, там и узнает, что к чему. А пока, неплохо было бы чего-нибудь перекусить.    Довольно быстро, парень отыскал взглядом, подходящую по внешнему виду, солидную ресторацию, посетители которой, меньше всего ассоциировались у него с лихими рубаками, и, выбрав удобный столик, сделал заказ. Оглядевшись, Т'мор чуть расслабился. Вокруг не было ни единого воина. В основном, клиентами этого заведения были зажиточные купцы - торы, да богатые йотуны, облюбовавшие несколько массивных столов в глубине зала, словно специально сделанных для этой расы великанов. Впрочем, почему "словно"? Наверняка, для них и сделаны. Вот и ладно. Йотуны, существа мирные... ну, относительно, насколько могут быть мирными любые темные. Но в драку, первыми, они точно не полезут. Что и требуется, голодному человеку.    После сытного обеда, парень довольно ухмыльнулся, бросил на стол несколько серебряных монет и двинулся в торговые ряды. Появляться в "Серебряном флюгере" в разгар приготовлений к приему посольства, не было никакого желания. Арролд мигом припряжет, к какой-нибудь работе, и не потому, что рабочих рук не хватает, а просто из вредности. Типа: "как так, я, благородный эр, вкалываю, а ты прохлаждаешься? А вот фиг тебе, колдун злобный! А ну шагом марш, работать!"    Представив себе обвинительную речь Арролда, Т'мор фыркнул, и вошел в первую подвернувшуюся лавку. Ювелирную. Здесь, конечно не столица Хорогена, но все-таки, богатый торговый город, наверняка можно найти что-нибудь эдакое, в подарок Рилле... Да и не только ей. Домесса Нирра, может обидеться, если Т'мор, подарив что-то ее дочери, забудет о презенте для нее самой. А ведь есть еще, домесса Лорана, правда ей, как и, наверное, Клариссе, лучше дарить что-нибудь колюще-режущее. Вот ведь! Т'мор окинул взглядом прилавок, на котором, под толстым стеклом лежали самые разные украшения, загадочно мерцая и переливаясь разными цветами, на подставках из черного бархата. Наконец, Т'мор нашел взглядом маленькие, можно сказать микроскопические таблички с ценниками, и несколько сбледнул с лица. Очевидно, миниатюрными размерами табличек, продавец старался компенсировать большое количество цифр на них. Впрочем, Т'мор припомнил сумму имеющихся в его распоряжении средств, и довольно усмехнулся, чем вызвал недоумение на лице торговца-тора, уже несколько минут с подозрением посматривающего на непритязательно одетого гостя. Ну да, а кто еще, кроме представителя этой вездесущей расы, может быть владельцем ювелирной лавки?    - Уважаемый. - Т'мор поманил продавца пальцем. - Мне бы хотелось приобрести у вас что-нибудь особенное, для моей знакомой. Только учтите, она, дама очень искушенная, поэтому подарок должен быть ОЧЕНЬ особенным. Вы меня понимаете?    Тор смерил человека самым пристальным взглядом, увидел ключ-кулон, в связке с медальоном мага, блеснувший на его груди, и скупо кивнул.    - Разумеется, сьерр. У меня найдется, что предложить даже самому привередливому ценителю. Прошу вас, следуйте за мной. - Тор развернулся, и потопал к неприметной двери в дальнем конце лавки. Судя по опутавшим ее, нитям сил, самые ценные товары, торговец хранил именно там, не выставляя их напоказ, Что ж, разумно... Сделав такое заключение, Т'мор тряхнул головой и направился следом за тором.   

Глава 2. Обознатушки-перепрятушки

   Арролд встретил Т'мора в общем зале "Серебряного флюгера" с немым укором в глазах, долженствующим по идее смутить фамильяра клана. Впрочем, даже если бы парень остался в гостинице, вряд ли он смог бы чем-то помочь в той суетливой и шумной деятельности, что развили ливрейные, присланные эр Рроем. Так что Арролд не сильно напрягался, изображая недовольство. Зато когда он узнал о подробностях дневных похождений человека... Даже немногочисленные чистокровные хорги, входящие в командный состав ливрейных, присланных для обеспечения надобностей посольства, вздрогнули от той ментальной волны что вырвалась из-под контроля их сородича, зачем-то связавшегося с человеком...    - Ты "что-о"? - Тихо прошипел Арролд, впиваясь длинными ухоженными ногтями в деревянную столешницу так, что та жалобно скрипнула.    - Поклялся силой, что не допущу разрушений в городе, в случае столкновения с Рраена, в его пределах. - Монотонно повторил формулировку клятвы Т'мор.    - И как ты собираешься сдержать свое слово? - Арролд чуть не захлестнул парня потоком сарказма, но тут же взял себя в руки, укрываясь за непроницаемым для эмоций коконом.    - После бойни в трактире "У Белой Скалы", у меня было достаточно времени, что бы подумать... - Тихо проговорил Т'мор. - Знаешь, мне очень не понравилась та беспомощность... Думаю, если бы не тот нечаянный выброс Тени, у нас были все шансы остаться лежать там же во дворе, с порванными глотками. Не лучшая перспектива, тебе так не кажется?    - И? - Холодно поинтересовался Арролд.    - В общем, я нашел один способ. Если уж моя магия Разума в бою с выворотнями показала себя не с лучшей стороны, стоит воспользоваться Тенью, думаю если объединить два эти направления... Помнишь, как мы завалили ту змеюку в роще? Так вот, есть у меня схожая мысль по поводу нападения Рраена... Можно подвесить на каждую брошенную им в атаку тварь по метке, на которые и завязать заклятья Тени. Единственная сложность в том, что на указание целей мне понадобиться хотя бы пара секунд полного сосредоточения, в течение которых я буду абсолютно неспособен себя защитить...    - И ты уверен, что у тебя все получится? - Хмыкнул Арролд.    - Нет.    - Утешил.    - А у нас есть другие варианты? - Пожал плечами Т'мор.    - Нет, наверное. Ну да ладно, будем считать это платой за своевременное предупреждение о появлении Рраена в Лиисте. - Вздохнул Арролд, поднимаясь с кресла. - Надеюсь, больше никаких глупостей ты не сделал?    Т'мор, в ответ, с самым честным видом покачал головой. Рассказывать о проколе с клятвой стихиями, у него не было никакого желания. По-крайней мере, сейчас. Ург его знает, поверил ли хорг игре Т'мора, во всяком случае, никаких дополнительных вопросов задавать не стал. Вот и ладно.    В обед в общий зал гостиницы вошел один из стражей города. Т'мор с Арролдом тут же напряглись, но, как оказалось, надменный гость заявился в "Серебряный флюгер" не по поводу появления у стен Лииста представителя клана Рраена, а с известием о том, что в город прибыло посольство и его глава - "высокий покровитель Лииста, владыка восходных пределов Хорогена, эр Ллонер дука ап Рраш". Сообщив Арролду эту зубодробительную очередность титулов, хорг развернулся и вышел вон, отметив присутствие Т'мора коротким взглядом, переполненным какой-то чудовищной смесью ненависти, ярости и презрения. И это при полном контроле эмоционального фона! На мгновение, человеку даже показалось, что странный взгляд хорга ему попросту померещился, но уже у выхода из зала, страж обернулся, и Т'мору пришлось констатировать тот факт, что ни о каких галлюцинациях в данном случае и речи нет. Оказавшись достаточно далеко, как ему показалось, хорг чуть ослабил контроль эмоций, но адепту школы Разума хватило и этого, что бы убедиться в правильности своих подозрений. Отчего-то страж Лииста люто ненавидел Т'мора... В нюансах пламени эмоций, на мгновение полыхнувших в Узоре расслабившегося белогривого, конечно, без подготовки не разобраться, но в данном случае, Т'мор почти на сто процентов был уверен, что эта ненависть обращена не на всех людей вообще, а направлена лично на него... И ведь не обратишься к высокомерному хоргу с просьбой пояснить причины своего негативного отношения. Сочтет за прямое оскорбление. Хотя... может оно и к лучшему? Завалить стража на дуэли, и вопрос закрыт, а? Да нет, бред. Это ж, если каждого хорга, который проявит к Т'мору неприязнь, вызывать на дуэль, ни на какую учебу времени не хватит. А если среди них попадется какой-нибудь умелец, вроде Мастера Лораны? Тогда об учебе и вовсе можно будет забыть, поскольку, на кой ляд сдались трупу магические знания... если, он не лич, конечно.    Т'мор проводил стража задумчивым взглядом. Интересно, с чего бы такая странная реакция? Если надменность и холодное, чуть презрительное безразличие хоргов по отношению к другим расам еще как-то понятны, то с чего вдруг, конкретно этот страж воспылал такой ненавистью к одному отдельно взятому человеку?    Когда Т'мор задал этот вопрос развалившемуся за угловым столом и безмятежно потягивающему ллиал, Арролду, тот невозмутимо пожал плечами.    - Может он служил на границе? - Лениво произнес хорг.    - А это здесь причем? - Не понял Т'мор.    - Ну как тебе сказать... - Арролд на мгновение задумавшись, побарабанил тонкими пальцами по столу. - На границах Хорогена, несмотря на все старания эйре, на каждом углу вещающих о коварстве и кровожадности темных рас, иногда встречаются беглецы из людских земель. Кто-то скрывается от закона, кто-то бежит от жадности властителей, а кто-то пытается улизнуть от ночных гильдий. Вот, всю эту разношерстную шушеру и отлавливают пограничные стражи. Здесь-то подобные беглецы никому не нужны, да и проблемы с неучтенными поселенцами на границах с обжитыми землями, нам без надобности. Потому, после поимки людишек перебрасывают порталом в Пустые земли, на полдень от Хорогена. А что, места богатые, вот пусть и обживают, заодно их поселения служат естественным буфером от тамошних тварей. Да и у стражей при встрече с преследователями беглецов, в таком случае нет необходимости подробно объяснять, куда делись искомые люди. Они просто клянутся Тьмой, что на земле Хорогена беглецов нет, и все. Клятва подтверждается стихией и преследователям не остается ничего иного, кроме как вернуться домой несолоно хлебавши. Отсюда и многочисленные домыслы людей о том, что происходит с наглецами, осмелившимися пересечь границу наших земель. Вроде того, что мы их тут, прямо после поимки без соли харчим.    - Которые все же не останавливают беглецов? - Недоверчиво покачал головой Т'мор, и тут же нахмурился... - пудришь мне мозги, Арролд, а на вопрос толком и не ответил!    - Отвечу, если перебивать не будешь. Человек так устроен, что между верной смертью и неизвестностью, чаще всего выбирает неизвестность. Даже если последняя сулит всего лишь еще один путь к Порогу. Наверное, потому люди и продолжают время от времени появляться в пределах Хорогена. - Хмыкнул хорг. - А что до твоего вопроса... Знаешь, среди беглецов иногда попадаются кретины, наслушавшиеся баек о злобной Тьме и возомнившие себя черными магами. Эти идиоты, понятия не имея о том, что в действительности представляет из себя истинная магия Ночи, идут в Хороген по собственной воле, в надежде, что здесь их, таких великих и ужасных, ждут с распростертыми объятиями... Да кому нужны эти мелкие жрецы инфернальных культов и недоделанные адепты Крови, в невежестве и злобе своей полагающие, что творят темную волшбу... Согласные запытать и убить любого, ради капельки могущества... А ведь они, попав в руки стражей, еще и хвастаются своими "подвигами". Маньяки, что ты хочешь... Так что, нет ничего удивительного в ненависти наших пограничных воинов к таким визитерам... Поэтому большинство из них умирает очень долго. Разве что, иногда, крайне редко, некоторым начинающим адептам Крови, не успевшим вымараться в этой жидкости с ног до головы, дается разрешение на путь в Аэн-Мор, и то, они еще долгие годы находятся под присмотром наставников, вольных в их жизни и смерти, до самого выпуска. А если уже после выпуска маг Крови вдруг решит применить методы, использующие в качестве проводника сил не его собственную, а чужую кровь, то будет казнен, а его наставник лишен права обучать неофитов в Башнях Аэн-Мора, если вообще не будет изгнан из Хорогена, навечно.    - То есть, ты хочешь сказать, что этот вояка принял меня за такого вот адепта Крови? - Выпучил глаза Т'мор.    - Может быть, вполне может быть. - Согласно кивнул Арролд. - Не забывай, не всякий хорг досконально разбирается в символике магических медальонов Аэн-Мора. Не бери в голову, Т'мор. Ты же не злотень, что бы всем нравиться. В крайнем случае, если уж кто-то из моих соотечественников откровенно нарвется, упокоишь такого ненавистника на дуэли, и все.    - Ага, "и все". - Фыркнул Т'мор. - Вон, от пары белогривых мы уже избавились. До сих пор бережемся.    - Да ну. Тогда же не дуэль была, а кабацкая драка. - Покачал головой Арролд, допивая ллиал. Перед хоргом тут же возник еще один бокал с напитком, поданный расторопным служкой-полукровкой, темнокожим словно кром и компактным как тор. Более чем странное сочетание, учитывая взаимную нелюбовь этих двух рас. - За дуэль мстить нельзя. Вообще. Потеря репутации семьи и клана, знаешь ли. В нашей истории известны случаи, когда семья побежденного выделяла победителю телохранителей, что бы, не дай боги, его кто-нибудь не зарезал, свалив вину на "мстящий" клан. Бывало и так, что в числе телохранителей оказывался и сам проигравший... если выживал после дуэли, конечно.    - Крайне познавательная лекция. - Криво усмехнулся Т'мор, все еще пребывая под впечатлением от объяснения поведения стража.    - Ну должен же я ликвидировать твою вопиющую безграмотность. - Проговорил Арролд, поднимаясь на ноги. - Ладно. Пойдем, что ли к ратуше. Наверняка Ллонер сотоварищи туда уже добрались. Так что дождемся, пока эр Ррой завалит посольство приветственными комплиментами, и сопроводим всю компанию сюда. Распорядись насчет скакунов.    Пока Т'мор поторапливал конюхов, Арролд успел надавать приказов ливрейным, так что к тому моменту когда человек и хорг покидали двор, в самом "Серебряном Флюгере" начался самый настоящий аврал по подготовке к приему гостей, да такой, что, поворачивая за угол в конце улицы, Т'мор и Арролд еще отчетливо слышали грохот кухонной посуды и рев повара-полуйотуна, обещавшего кому-то из поварят ввести неуклюжую тушку неудачника в меню праздничного обеда.    Т'мор не успел стереть улыбку с лица, когда Серый внезапно зарычал и, остановившись посреди узкого переулка, резко попятился назад. Мгновенно среагировавший на поведение хаука, Арролд остановил своего скакуна рядом и вопросительно взглянул на Т'мора. Парень тяжело вздохнув, кивнул, и оба, соскользнув наземь, легкими хлопками отправили Лу и Серого в начало переулка. О том, что скакунов может кто-нибудь увести, они даже не подумали. Впрочем, вряд ли среди жителей Лииста найдется сумасшедший, который решится на угон такого кусачего транспорта как хаук, или находящегося под его защитой Лу. Так что в этом плане, ни Т'мору, ни Арролду волноваться было не о чем.    - Получится? - Тихо прошептал хорг, обнажая клинок. Рука его тут же окуталась уже привычным призрачным сиянием, а вокруг самого хорга заструились стягиваемые для удара силы.    - Еще чуть-чуть. - Еле заметно шевельнул белыми губами, Т'мор, мощным мысленным посылом разворачивая над переулком ментальную паутину. Парень даже не обнажил клинки, так и застыл изваянием посреди переулка, сжимая в руках навершие своей трости так, что побелели костяшки. По напряженному лицу человека, с натугой накрывающего паутиной уже почти весь квартал, катились крупные капли пота... - Есть!    - Где? - Встрепенулся Арролд, и в тот же момент на них хлынула волна инфернальных тварей. Шипя и рыча, они лезли из окон, прыгали с крыш, карабкались по стенам и выбирались из ливнестоков, что бы тут же устремиться к двум фигурам застывшим в середине переулка. Горящие запредельной яростью глаза, Оскаленные пасти полные кривых клыков, со стекающей по ним, ядовитой слюной, когти мощных чешуйчатых лап, выбивающие из мостовой темные искры, извивающиеся, сталкивающиеся костяными панцирями тела, безумным хороводом смыкаются вокруг хорга и человека... И тут же откатываются, теснимые яростным пламенем, рванувшим им навстречу. Арролд утер пот и, повинуясь его жесту, еще один огненный шквал накатился на инферналов, заставляя их вопить от боли. Но вот, то слева, то справа выныривают шустрые твари, норовя оторвать от человека или хорга, кусок аппетитного мяса, и Арролд вынужден пускать в ход свой меч. Напоенный силой, он с легкостью кромсает быстрых, но неудачливых инферналов, умудрившихся миновать или спрятаться от огненного шквала. Вот только и твари все прибывают, снова заводя хоровод вокруг неподвижно застывшего бледного безоружного человека и вертящегося вокруг него юлой, хорга, с тихим рыком сеющего смерть среди наседающих инферналов, не давая им добраться до друга, занятого созданием чего-то совершенно невообразимого...    Т'мор застонал от напряжения, рухнул на колено, но удержался, опираясь на трость, только голова клонится все ниже. По щекам человека скользнули алые дорожки. Из ноздрей и ушей хлынула кровь, даже пот окрасился в розовый цвет... А застывший над другом хорг, судорожно сжимающий в руках сияющий нестерпимым зеленым светом клинок, вдруг остановил свою самоубийственную атаку, полыхнул очередным шквалом огня, заставив тварей откатиться на пару метров, и завертел головой. Началось!    Во мгновение ока, на переулок опустилась Тьма. Не тот пугающий, непроглядный мрак, веющий холодом небытия, что можно увидеть в глубине ритуальных колодцев в храмах Хорогена, а легкая темная кисея прохладных сумерек, накрывающая мир после жаркого дня. Вот только для инферналов, она оказалась смертельной. Ее объятия вдруг зримо потемнели, неимоверно искажая все, чего касались, и воздух над Лиистом разорвал предсмертный хриплый вой сотен тварей инферно, перемалываемых сгущающейся Тьмою в жутко воняющий фарш, сочащийся ядовитой кровью, прожигающей даже камень мостовой.    Т'мор отпустил нити призыва и пришедшая на его зов стихия, на мгновение, обернувшаяся вокруг человека невесомым плащом, расплылась исчезающими под солнечным светом, клочьями невесомого черного тумана. Несколько языков которого, не пожелав уходить, свернулись клубками в тенях переулка, кажется, ставших несколько более густыми, чем раньше... Парень криво улыбнулся и попытался встать, опираясь на заляпанную своей кровью, трость. Кажется, после сегодняшнего происшествия, этот переулок рискует стать весьма необычным местом...    Арролд ошарашено помотал головой, оглядывая поле боя, которое еще несколько минут назад было аккуратным переулком, застроенным высокими, изящно украшенными резьбой и скульптурами мифических существ, каменными зданиями. Теперь же... Оплавленные стены с начисто утерянными древними элементами декора, потеки смрадной жижи, источающей дым и копоть и продолжающей разъедать фигурки горгулий и гигантских нетопырей, оплывающие прямо на глазах, и перекореженная мостовая в лужах все той же лениво булькающей темной жижи.    - Т'мор, ты живой? - Арролд помог человеку подняться с колена. Парень в ответ кивнул, отчего колет хорга покрылся многочисленными пятнышками крови, сорвавшимися со слипшегося колтуна, до боя считавшегося прической Т'мора.    - Вполне. Арролд... этот... он в последнем доме, по правой стороне. Живой.    - Ты не смог его взять? - Спросил хорг, моментально поняв о ком толкует человек.    - Смог. Его Тень держит, крепко, не шевельнется. - Слабо улыбнулся Т'мор, опираясь на трость и руку друга. Слабость в ногах не давала ему удержать равновесие самостоятельно, но тем не менее, парень намерен был во что бы то ни стало, добраться до урода, испоганившего ему добрую половину путешествия.    - Ты же идти сам не в состоянии. Герой. А ну как наш таинственный мститель вырвется, да решит закончить начатое? А я знаешь ли тоже не в лучшей форме, сейчас. Могу и не справиться. - Покачал головой Арролд, тем не менее, помогая парню сделать первый неверный шаг по направлению к указанному им дому.    - Ерунда, из цепей Тени не уйти даже с первостихийным артефактом, который вряд ли найдется у нашего противника. А насчет нашей слабости... Думаю, это скоро пройдет... я надеюсь. - Хмыкнул Т'мор, стараясь удержать равновесие. И действительно, каждый шаг давался парню, куда легче предыдущего. - Ты мне лучше скажи, у вас что принято так мстить? Если да, то я искренне удивлен, что в Мор-ан-Таре вообще еще существует раса хоргов.    - Это ты к чему? - Не понял Арролд.    - В этих домах, друг мой, не во всех к счастью, были жители. - Т'мор повел рукой в сторону оплавленных стен. - И инферналы их вырезали. В общей сложности, двадцать семь разумных погибли из-за нас с тобой.    - Не из-за нас, Т'мор. - Резко остановился Арролд, и повторил, - не из-за нас, а из-за той твари, что открыла дверь инферналам. И у нас есть возможность с ней разобраться.    - Может ты и прав... Вот только, если бы нас здесь не было, и тварей бы никто сюда не привел. - Вздохнул Т'мор.    - Угу. А если бы ты не родился, то и подавно местные жители, живы бы остались... Ущербная логика, Т'мор. - Зло проговорил Арролд, даже не считая нужным скрывать свои эмоции, и зашагал вперед. - Идем быстрее, а то через минуту здесь будет вся стража города и куча зевак с ними.    - Ну уж, ты скажешь. - Криво усмехнулся парень, поднимаясь на крыльцо дома, где, как он чувствовал, был спеленат Тенью зачинщик бойни. Зачинщик? Это что же Т'мор уже согласен с Арролдом? Однако быстро... Парень помотал головой, пытаясь вытряхнуть из нее остатки дурного тумана, пришедшего вместе с усталостью, и чуть не упал, от собственного резкого движения. Если бы не реакция белогривого, у человека были все шансы пересчитать низкие каменные ступени крыльца затылком, но Арролд подоспел вовремя и, недовольно качнув головой, чуть ли не волоком втащил Т'мора в дом.    - Т'мор, если бы я знал, что по исполнению твоей идеи, ты окажешься в таком плачевном состоянии, настоял бы на составлении другого плана. - Покачал головой Арролд, и вдруг замер на месте. - Э-э, Т'мор?    - Да? - Привалившийся к стене пустого холла, парень недоуменно глянул на неожиданно занервничавшего хорга.    - Слушай, а ты уверен, что эта твоя слабость пройдет? - Тихим тоном поинтересовался Арролд и, замявшись, договорил, - а если это последствия нарушения клятвы, что ты дал эр Ррою?    - Хм... - Т'мор тяжело вздохнул, попытавшись оценить насколько правильным может оказаться предположение родственника, и вздрогнул словно от холода, едва до него дошел весь смысл сказанного Арролдом. Удивительно, всю жизнь Т'мор спокойно обходился без магии вовсе и ничего, но стоило проявиться Дару, как всего лишь намек на его возможную потерю, нагоняет такого страху! Т'мор поежился от накативших неприятных ощущений... Но возникший в его сознании Уголек, тут же успокоительно фыркнул, возвращая парню душевное равновесие. Что ж, если у него еще остался этот своенравный крылатый друг, то все не так плохо, как могло быть... Дракон довольно заурчал, одобрительно грея руку человека, и Т'мор, успокоено хмыкнув, улыбнулся, отчего Арролд даже попятился, так, на всякий случай. Мало ли? А вдруг фамильяр его клана лишился разума от потери Дара?    Заметив движение хорга, Т'мор только покачал головой.    - Не думаю, что ты прав, Арролд. - Спокойным тоном заговорил человек, кивая в сторону дверей в гостиную, за которыми по его ощущениям и находился их противник. - Если бы я лишился Дара, то вряд ли смог чувствовать Тень, да и цепи ее давно бы отпустили нашего мстителя. А он все еще надежно связан.    - Интересно. - Протянул Арролд, поглядывая в окно. - Как такое возможно? Ты же явно нарушил клятву, данную эр Ррою. Вон, целую улицу в клочья разнесли! И кстати, стража уже прибыла, сейчас еще и дома прочесывать начнут.    - Тогда стоит поторопиться. - Т'мор выпрямился и решительно, хоть и пошатываясь от нежелающей его отпускать слабости, направился к дверям в гостиную. - Надо поговорить с нашим пленником, глядишь поймем, почему клятва не отобрала мой Дар.    Когда в комнату вошел ненавистный человечек, Ллайн заскрежетал зубами. Взгляд налившихся кровью глаз впился в бледное лицо мага, уничтожившего целый Призыв, начисто игнорируя присутствие соотечественника, вошедшего следом за гаденышем, виновным в смерти единственной надежды Ллайна. Куда только подевалась фирменная невозмутимость белогривых, и что бы сказал брат, увидев как искажается от бешенства лицо младшего... Брат! Пусть ему будет легко в посмертии... Все этот мерзкий человек... ургов выкормыш! Убийца, походя лишивший клан Ллайна всех надежд на возвышение! Ур-родец! Р-растерзаю!!!    Ллайн дернулся, в очередной раз попытавшись выскользнуть из объятий этой странной Тьмы, и не смог. Он! Жрец Предвечной, Отворяющий врата Ночи, не смог справиться со своей стихией! Задуматься о том, что эта Тьма почти не имеет ничего общего с привычным ему Мраком, Ллайн не мог. Его разум был полностью поглощен ненавистью и жаждой мести, еще не успевших обернуться сознанием собственного бессилия.    - Да это же тот самый страж... - Тихо протянул Арролд, вглядываясь в лицо парящего в воздухе, распятого врага. Призрачные ленты Тени легко удерживали массивное тело белогривого над полом, не позволяя ему даже шевельнуться.    - А ты говорил: Пограничье. - Вздохнул Т'мор и, окинув взглядом пленника, проговорил, - вряд ли он нам что-то скажет.    - Тебе, Т'мор. - Невозмутимо поправил друга, Арролд. - А со мной... посмотрим. Выйди, пожалуйста. Я попробую потолковать с нашим противником.    Пожав плечами, Т'мор развернулся и вышел из комнаты обратно в холл, признавая правоту Арролда. Судя по тем взглядам, что бросал на него пленник, и потому в каком раздрае находится его Узор, ясно говорящий о том, что владелец уверенно встал на тропу безумия, с Т'мором этот белогривый говорить точно не будет. Разве что выкупает в своей сумасшедшей ненависти... М-да уж. Бывает же такое!    Арролд шагнул в холл одновременно с капитаном стражи, отворившим входную дверь особняка, а посему не смог сразу поделиться Т'мором тем, что смог узнать от пленника.    - Что вы здесь делаете, эр? - Лучше уж привычное демонстративное пренебрежение стражника, чем откровенная ненависть пленника.    - Сторожим виновника этого побоища, эр. - Так же холодно отозвался Арролд.    - И где же он? - Капитан чуть приподнял бровь, обводя взглядом пустой холл.    - Связан в гостиной. - Арролд посторонился, давая возможность стражнику подойти к тяжелым дверям в указанную комнату. Но тот, только кивнул и, развернувшись на сто восемьдесят градусов, махнул рукой. Тут же холл наполнился десятком его подчиненных, моментально взявших Арролда и Т'мора в плотное кольцо.    - Сожалею, эр, но придется подождать, пока я удостоверюсь в правдивости ваших слов. - Проговорил капитан и, по очередному его знаку, несколько стражей, держа наготове по заклятию в одной руке и длинному узкому мечу в другой, открыли дверь в гостиную, тут же взяв на прицел болтающуюся в воздухе крестообразную фигуру пленника.    - Здесь чисто, капитан. - Проговорил один из стражей, выпустив целый рой исследующих заклинаний в гостиную. Большинство из них растаяло не оставив и следа, и только несколько яростно полыхнули соприкоснувшись с распятым хоргом. - Это он открыл проход для тварей.    - Уверен, Ннай? - Сухо произнес капитан, и, получив в ответ уверенный кивок стража, повернулся к Арролду, снова игнорируя Т'мора. - Что ж, эр. Я почти убежден в вашей невиновности в произошедших здесь печальных событиях. Но все же, вам придется посетить ратушу, для составления необходимых бумаг. Мои бойцы вас проводят. Не возражаете?    - Если это не затянется надолго, и у вас найдутся толковые стражи, могущие заменить нас со сьерром Т'мором, в сопровождении кортежа дуки Ллонера до гостиницы "Серебряный Флюгер". - Проговорил Арролд. Капитан на мгновение задумался, но тут же кивнул.    - Не думаю, что в этом возникнет необходимость. Кортеж посольства уже в ратуше, и мне кажется, составление бумаг не отнимет у вас так много времени, что вы не сможете выполнить свой долг по отношению к эр Ллонеру.    - Будем надеяться, эр. - Пожал плечами Арролд, и кольцо стражников разомкнулось, выпуская человека и хорга на улицу. Тут же, рядом с ними выросли два внушительных йотуна, закованные в стальные кирасы с выгравированными знаками отличия все тех же стражей города. Они-то и должны были сопроводить эр Арролда ап Хаш и его спутника в ратушу.    Холодно кивнув сопровождающим, Арролд и Т'мор двинулись к выходу из переулка. Но не успели они сделать и десятка шагов, как за их спинами раздался голос капитана стражи.    - Эр Арролд, не могли бы вы снять свои чары с пленника? Мой маг не может даже с места его сдвинуть.    - Хм. Ничем не могу помочь. Это не мое заклятье. - Старательно сдерживая веселье, ответил Арролд. - Думаю, за этим вам придется обратиться к моему родственнику. В конце концов, это его рук дело.    - И где же нам найти вашего уважаемого родственника? - Так же старательно сдерживая недовольство, процедил капитан. В ответ, Арролд только пожал плечами и повернулся к Т'мору.    - Не соблаговолите помочь моему соотечественнику, эр Т'мор?    - Отчего же. - Парень улыбнулся и, весело подмигнув застывшему с отвисшей челюстью, капитану стражи, отпустил Тень. В доме раздался грохот упавшего тела и сдавленный мат стражников.    - Благодарю. - Капитан, оказавшийся крепким орешком, быстро справился с собой и даже нашел в себе силы поблагодарить человека.    - И зачем оно тебе было нужно? - Прошептал Т'мор Арролду, едва они удалились на приличное расстояние от разнесенного переулка.    - Т'мор, а ты хотел бы, что бы на тебя свалили вину за происшедшее? За компанию с этим Ллайном? - Вздохнул Арролд. - Нет, Ллонер, конечно бы объяснил судьям всю глубину их неправоты в случае твоего осуждения, но зачем нужна лишняя возня? А так, все просто. Ты маг и входишь в семью ап Хаш... Конечно, наша семья не так сильна, как фамилия Ллонера, например, но и мы имеем немалый вес в совете кланов.    - Ясно. Эдакий своеобразный непотизм. - Кивнул Т'мор. - Слушай, а что насчет нашего пленника? Ты что-нибудь у него узнал? Почему не подействовала клятва, например?    - Здесь все оказалось очень просто. - Вздохнул Арролд. - Этот Ллайн не Рраена.    Парень ошарашено взглянул на хорга, и замер на месте, отчего идущие в паре шагов позади него и Арролда, стражи сбились с шага и глухо заворчали, недовольные такой резкой остановкой.    - Это что же, значит, нам теперь от двух кланов отбиваться придется?

Глава 3. Черепицею шурша, Крыша Мира, не спеша...

   В вопросе сорвавшемся с уст Т'мора прозвучало плохо скрытое недовольство и усталость. Арролд же в ответ промолчал. Он и сам не знал чего ожидать теперь от Рраена. Уверившись в том, что их преследователь принадлежит к могущественному клану оружейников, белогривый спутник Т'мора ожидал встречи с мстителем, и был готов его уничтожить, тем самым давая понять клану Рраена, что с представителями семьи ап Хаш нужно считаться. В отличие от юных хоргов кичащихся длиной шпаг и родословных, главы кланов не страдают безрассудством, а потому после поражения мстящего, которого в таком случае, любой уважающий себя и свой клан глава просто обязан был снарядить в поход, дабы не потерять лица, можно было бы быть уверенным в том, что атаки на них прекратятся, сменившись плетением интриг в Совете и давлением, так сказать, государственной машины. Вот только давить на хоть и знатный, древний, но маленький клан будет тяжеловато. Потомственные маги, Ап Хаш не занимаются торговлей или производством и не имеют немайоратной, "лишней" собственности, которой их можно было бы лишить, так что бояться с этой стороны особо и нечего. Ну может быть, в самом крайнем случае, семье пришлось бы вступить во временный союз с Рраена в Совете, поддерживая нужные клану оружейников решения. Но, учитывая, что семья Арролда никогда не числилась в когорте политических оппонентов Рраена, это не так уж страшно. Не придется нарушать какие-то договоренности и идти против собственных интересов. Вообще, их небольшой клан предпочитал держаться подальше от Высокого зала Совета, ограничиваясь формальным представлением семьи в его стенах, и не ввязываясь в царившие там дрязги, но если уж придется, то Арролд был совсем не против примкнуть к партии оружейников.    Теперь же над человеком и хоргом снова нависла угроза покушения... Если только сумасшедший Ллайн не был одновременно мстящим за своего брата и представителя семьи Рраена.    - Думаешь? - Недоверчиво хмыкнул Т'мор, выслушав предположение друга. В ответ, Арролд только пожал плечами. Ему и самому с трудом верилось в то, что Рраена согласятся на такой "бюджетный" вариант мести за родственника. Т'мор правильно оценил жест хорга и, тяжело вздохнув, направил свои стопы к центру площади, на которую они успели выйти. Там, у небольшого фонтана их спокойно дожидались Серый и Лу. Кое-как доковыляв до хаука, Т'мор потрепал животное по холке и попытался забраться в седло... М-да. Если бы не своевременная помощь Арролда, ему бы вряд ли это удалось. Спасибо белогривому, удержал начавшую заваливаться, непослушную тушку... и невозмутимым стражам-полуйотунам, тоже спасибо. За ту самую невозмутимость. Парень выпрямился в седле и, подобрав поводья, кивнул хоргу.    - Ну что, двинули потихоньку?    - Если только действительно потихоньку. - Протянул Арролд, прекрасно помнивший и норов Серого и любовь друга к бешеной скачке. - Не хотелось бы отскребать тебя от мостовой, после очередного кульбита хаука.    - И не надейся. - Устало улыбнулся Т'мор. - Серый у меня умница.    Полуйотуны, о которых уставшие приятели успели подзабыть, неожиданно слаженно фыркнули, услышав последние слова Т'мора, но комментировать не стали. Очевидно, им это по рангу не положено.    - Кстати, уважаемые стражи, а вы поспеете за нашими скакунами? - Осведомился парень, переключая свое внимание на закованных в железо сопровождающих, навязанных им капитаном. Те переглянулись и, не проронив ни слова, одновременно кивнули. Подивившись такому единодушию, Т'мор покачал головой, и направил своего скакуна в сторону ратуши. Почти тут же за спиной парня раздался тихий цокот копыт лошади Арролда.    Даже спокойный шаг хаука, оказался для Т'мора слишком выматывающим. Так что у ратуши он буквально сполз с седла, и если бы не поддержка Арролда, то, наверное, Т'мор улегся бы спать прямо на мостовую под копытами своего скакуна. Измученный недавним боем человек, чувствуя, что более или менее осмысленное общение с кем бы то ни было, ему в данный момент не по силам, переложил переговоры с подручными эр Рроя на плечи Арролда. К сожалению, отвертеться от приветствия прибывшего в Лиист Ллонера со свитой было куда как труднее, так что Т'мору пришлось собраться, что бы сохранить хоть какие-то крохи внимания при общении с послом.    В какой-то момент, Т'мор понял, что просто не в состоянии адекватно реагировать на происходящее, и, найдя взглядом расшаркивающегося со свитскими, Арролда, вопросительно указал взглядом на высокие двери зала приемов. Хорг понимающе кивнул, и уже через минуту новоявленные родственники покинули ратушу.    Стоило Серому принять в седло хозяина и сделать несколько шагов в сторону "Серебрянного флюгера", усталость накатила на человека с новой силой, распространяя по телу Т'мора волны слабости и боли. Лоб юноши покрылся холодным потом, а дрожащие руки едва не выпустили поводья. Перед глазами закружилась какая-то муть, и Т'мор покачнулся в седле. Неясно как понявший, что с хозяином творится что-то неладное, Серый встал как вкопанный прямо посреди шумной улицы, и застыл изваянием, не обращая ни малейшего внимания на вынужденных обходить его жителей Лииста. Лошадь Арролда мгновенно поравнялась с хауком, и хорг глухо выругался, увидев в каком состоянии пребывает Т'мор. Подхватив теряющего сознание человека, уже начавшего клониться к холке Серого, Арролд парой движений наложил на Т'мора крепящие узы из тех, что используют наездники пустынных ящеров, что бы не сорваться с гибких и вертких тел своих "скакунов", и взял хаука за поводья.    С грехом пополам, словно пребывая в тумане, Т'мор кое-как добрался до гостиницы, как сквозь вату услышал ворчание хорга, с чувством матерившего силу собственноручно наложенных уз, успел почувствовать, как его безвольное тело буквально сгружают с седла, а потом шум в голове усилился и парень окончательно вырубился.    В темноте напротив него появилась пара красных огоньков. Словно раскаленные рдеющие угли, глаза парящего в полуметре от Т'мора дракона полыхнули недобрым бордовым светом, и на парня накатила совершенно удивительная по мощи волна ярости, злости... и беспокойства. Кажется, Уголек был очень недоволен недавним поведением Т'мора, и теперь старательно демонстрировал свое отношение к устроенной человеком эскападе. Впрочем, уже через секунду от негативных эмоций дракона не осталось и следа. Только пульсирующее волнение за жизнь друга, продолжало мерно стучаться в виски Т'мора, да легкая тень недовольства пробивалась к сознанию, старательно вворачивая в него мысль о нежелательности использования темной стихии в таких огромных объемах, по крайней мере, до полного слияния. Т'мор покаянно вздохнул... и его тут же погребло под целым массивом образов и эмоций, вываленных обеспокоенным Угольком на и без того гудящую голову парня. Какое-то время Т'мор пытался сопротивляться этому цунами, но в конце-концов не выдержал, судорожно дернулся и... проснулся.    - Как самочувствие, Т'мор? - Знакомый ровный голос Ллонера, заставил человека поморщиться.    - Могло быть и хуже. - Просипел парень. Памятная по последней короткой поездке, боль куда-то ушла, оставив лишь небольшую слабость и легкий тремор рук. Проведя быструю ревизию организма, Т'мор убедился в отсутствии каких-либо фатальных последствий перенапряжения в работе с Тенью, если не считать физического истощения, но это поправимо, и успокоенный, принялся оглядываться. Как оказалось, он лежал на кровати в одной из комнат "Серебряного флюгера". Дука Ллонер обнаружился в кресле у камина, а у окна, спиной к Т'мору и собственному начальству, встал Арролд, пристально наблюдавший за происходящим на улице и, кажется, совершенно не обративший внимания на то, что фамильяр его клана уже пришел в себя. Хотя, "пришел в себя", слишком громко сказано. Вряд ли это словосочетание применимо к человеку все еще чувствующему слабость в теле и небольшое головокружение.    - Что ж, замечательно. - Ллонер невозмутимо кивнул. - Ты в сознании, а значит, мы можем отправляться в путь. Выезжаем завтра с рассветом. Арролд проследи, что бы он был в состоянии передвигаться самостоятельно.    Ллонер поднялся с кресла и, окинув напоследок Т'мора равнодушным взглядом, быстрым шагом покинул комнату, только взвились полы дорогой накидки, хлопнув по голенищам сапог главы посольства. С хлопком двери, Арролд резко развернулся и сверкнул глазами.    - Я рад, что ты снова с нами, Т'мор. Мы уж думали, что ты еще декаду бревном проваляешься. - Хорг поправил висящий у бедра клинок, и уселся на подоконник.    - Сколько же я спал? - Удивился Т'мор, приподнимаясь на подушках и стараясь устроиться поудобнее в постели.    - Три дня. И если бы не пришел в себя сегодня... - Арролд покачал головой. - Честно говоря, я уже был готов к тому, что бы ослушаться приказа Ллонера и остаться здесь до твоего выздоровления.    - Он хотел уехать без меня? - Равнодушно поинтересовался Т'мор, отмечая про себя, что абсолютно не удивлен такой возможностью.    - Ну да... Мы, знаешь ли, несколько переборщили со слухами по поводу торовых троп. - В эмоциях Арролда на мгновение проскользнула искра веселья. - Так что, Ллонер решил, что мы вполне способны добраться до Аэн-Мора с их помощью, без его надзора и охраны.    - А как же наша хваленая безопасность, не менее хваленое слово хорга и прочий пафос? - Удивленно приподнял брови Т'мор.    - Так же как и в Меельсе... Если ты меня правильно понимаешь. - Хмыкнул Арролд.    - Ну да, конечно. За городом безопаснее, чем внутри, а путешествовать Тропами спокойнее, чем с посольством. - Покивал Т'мор. - Вот только интересно, кому спокойнее, нам или посольству?    - Вот-вот. Ллонер - гениальный дипломат, если способен убедить в этом самого себя и свой Дар. - Развел руками Арролд. - Иначе, магия уже давно покинула бы любезного эр Ллонера дуку ап Рраш.    - Гениальный обманщик, ты имел в виду. - Слабо улыбнулся Т'мор.    - Заметь, не я это сказал. - Вздернул подбородок Арролд, и, блеснув усмешкой в глазах, поднялся с облюбованного им подоконника. - Ладно, успеем еще перетереть косточки нашему дуке. Лучше скажи, тебе чего-нибудь принести?    - Чего-нибудь не надо. - Отказался Т'мор, но прислушавшись к мнению собственного организма и мысленным посылам Уголька, уточнил, - а вот от мяса не откажусь, можно даже сырого. Много.    - Ясно. Кажется, лекарь был прав, с тобой точно все в порядке, если не считать истощения. - Кивнул Арролд, шагая к выходу. Уже стоя в дверях, хорг обернулся. - Я распоряжусь насчет обеда и укрепляющих зелий. И не вздумай от них отказываться. Иначе завтра просто не удержишься в седле. Увидимся, Т'мор.    - А куда я денусь. - Вздохнул парень, вслед закрывающейся двери.    Обед принесли в номер Т'мора буквально через полчаса. И к удивлению парня, его полушутливое заявление было выполнено в точности. Большую часть подноса занимало блюдо с аккуратно нарезанными еще теплыми бескостными кусками мяса. Остальное место было отдано жбану с каким-то кисловатым морсом, флакону с подозрительным зеленоватым содержимым под маркировкой "после еды", массивной латунной солонке и перечнице ей под стать.    - Шуточки у Арролда, конечно... - пробормотал Т'мор, но прислушавшись к себе и предвкушающе заурчавшему Угольку, усмехнулся. - Ну что ж, хорошо смеется тот, кто смеется последним.    Первый кусок, изрядно приправленный солью и молотым перцем, парень проглотил почти не жуя, и прислушался к ощущениям. Уголек, понятное дело, был доволен, а вот то, что его собственный желудок не высказал своего "фи" по поводу такой грубой пищи, парня все же немного удивило. Нет, в Свободном Городе бывало, ему приходилось есть сырое мясо, когда не было возможности развести хоть какой-то костер, но даже в тех экстремальных условиях, организм человека без восторга воспринимал подобное меню, даже несмотря на голод. Впрочем, удивление не помешало Т'мору ухватить следующий кусок мяса с блюда и продолжить эксперимент. На этот раз он решил обойтись без соли и перца... и парня чуть не вывернуло. А тут еще и крылато-карманный гурман добавил недовольства. Кто бы мог подумать, что драконы предпочитают в меру соленые и остро приправленные блюда?    Арролд вошел в комнату как раз в тот момент, когда Т'мор расправлялся с последним куском мяса. Тот оказался несколько больше предыдущих, и в отсутствие столовых приборов, "забытых" хоргом, парень, ничтоже сумняшеся, воспользовался своими благоприобретенными возможностями для разделки стейка. Мгновенно выросшие длинные, заостренные когти на пальцах Т'мора, с легкими щелчками кромсали мясо на ровные небольшие куски, успешно заменяя собой и нож и вику.    - Эм-м. Приятного аппетита? - Странно неуверенный голос Арролда, заставил Т'мора на мгновение отвлечься от обеда. Парень взглянул на застывшего в дверях хорга и ехидно улыбнулся. Кто сказал, что лица белогривых выточены из камня? Выражение тихого шока напополам с удивлением, царящее на физиономии Арролда полностью опровергло это всеобщее заблуждение.    - Спасибо. - Т'мор окинул взглядом окаменевшего родственничка, и повел рукой в сторону кресла. - Не стой на пороге, проходи, присаживайся.    Словно завороженный, Арролд проводил взглядом руку Т'мора. С кончиков когтей веером сорвалось несколько красных капель. Хорг судорожно втянул носом воздух, прикрыл на мгновение глаза и постарался успокоиться. Спустя мгновение, Арролд умудрился вернуть себе привычный невозмутимый вид, и если бы не чересчур резкий кивок, которым он поблагодарил Т'мора за предложение, можно было подумать, что хорг полностью справился с шоком.    - И что это? - С едва заметным напряжением в голосе, тихо поинтересовался Арролд, устраиваясь в кресле. Т'мор с деланным недоумением взглянул на белогривого родственника, но перевел взгляд на свои руки, и понимающе кивнул.    - Ты об этом? - Двухдюймовые матово-черные когти грозно щелкнули в воздухе.    - Именно.    - Ну... надо же мне было как-то разделать мясо?    - Т'мор! Прекращай ерундить! Ты же прекрасно понял, о чем я говорю! - Рыкнул Арролд, умудрившись при этом удержать маску невозмутимости на лице.    - Ну ты странный... - пожал плечами Т'мор, одновременно пытаясь сообразить, что сказать. Говорить правду о единении с сумеречным драконом, человеку совсем не улыбалось... По-крайней мере, пока. Впрочем, если нельзя поделиться одной тайной, может можно свалить все на другую? Т'мор вздохнул. - Помнишь ленты Тени, что распяли нашего преследователя?    - И?    - Ну вот и здесь примерно тот же принцип. Я пробовал преобразовать тень в нормальные столовые приборы... но у меня не очень-то вышло. Пришлось довольствоваться этим. - Т'мор еще раз щелкнул когтями, отправляя последний кусок мяса в рот.    - Знаешь, Т'мор... - Арролд запнулся, - если бы я не был с тобой знаком, я бы сказал что ты несешь абсолютную чушь. А так...    - Почему чушь? - Удивился парень.    - По кочану. - Фыркнул Арролд. - Чему тебя учили сьерры, если ты не знаешь таких простых вещей? Твои хваленые ленты вовсе не были материальными, просто силы в них было вложено столько, что они приняли ВИД материи, но и только! А для того, что бы чистую силу преобразовать в материальный предмет, особо много сил не нужно. Зато, что бы удержать приданную форму, необходим постоянный контроль со стороны мага. И концентрация для этого должна быть полной, а значит ни на что другое, маг отвлечься не сможет. Хотя... если сохранять постоянный физический контакт с преобразованной силой... - Взгляд Арролда затуманился. - Ну да, если сам маг будет считать такой предмет частью собственного тела... естественным продолжением, объединенным с телом едиными потоками сил... тогда мы можем предположить, откуда берется необходимая масса при преображении многоликих... тогда обратное преображение, просто превращает лишнюю массу в силу, хм-м... как вариант...    - Ау, Арролд ты еще здесь?... М-да. Кажется, это надолго. - Т'мор покачал головой, наблюдая за ушедшим в Астрал хоргом. Впрочем, в своем предположении парень несколько ошибся. Не прошло и пяти минут, как белогривый родственник прекратил свое бормотание, и обвел комнату вполне осмысленным взглядом.    - Ты что-то спросил, Т'мор? - Вздохнул Арролд.    - Клиника. - Пробормотал парень себе под нос, и договорил значительно громче. - Я говорю, что если нам завтра выезжать, то не худо было бы начать сборы, а то ведь ты прекрасно знаешь Ллонера. Подымет ни свет ни заря...    - О. Да, ты прав. - Арролд кивнул, и уже было собрался вставать с кресла, когда его взгляд остановился на все еще не откупоренном флаконе с зельем. Еле заметный пасс рукой, и стекляшка, повинуясь магии хорга, подлетела к самому лицу Т'мора. - Но если ты хочешь выдержать завтрашнюю скачку, советую тебе все-таки выполнить предписание целителей и принять назначенное лекарство.    - Извини. Я про него забыл. - Вздохнул парень, подхватывая покачивающийся перед его носом, флакон.    - Сделаю вид, что поверил. - В глазах Арролда мелькнула тень насмешки. Хорг поднялся, и вышел за дверь, задержавшись на мгновение на пороге, что бы увериться в том, что его странный родственничек проглотил все зелье, до последней капли. Так, на всякий случай.    Большая кавалькада всадников вылетела из ворот Лииста с первыми лучами солнца, и ровной рысью направилась по старому тракту вдоль отрогов Таласского хребта, на полночь.    К легкому удивлению Т'мора, он без каких-либо проблем выдержал целый день скачки. Давешняя слабость ушла без следа, то ли под воздействием зелий Арролда, то ли парень просто успел восстановиться за одну ночь. А может и все вместе. Честно говоря, причины своего нынешнего замечательного состояния, Т'мора не особо волновали. Куда больше ему было интересно происходящее в лагере, разбитом посольством в тени угрюмых черных стволов небольшого перелеска, вплотную подошедшего к отвесной каменной стене Таласса. А посмотреть было на что. Часть хоргов, свободных от дел по устройству лагеря, собрались на небольшой полянке и устроили что-то вроде состязания. Звон и скрежет стали о сталь, свист разрываемого воздуха... Все это напомнило Т'мору зал домессы Лораны. Не хватало только ее фирменных язвительных комментариев в отношении происходящего.    Т'мор чуть заметно улыбнулся, вспомнив некоторые особенно изящные перлы, срывавшиеся с губ Мастера Танца, и с новым интересом уставился на происходящее на поляне действо.    - Скучаешь? - Арролд, закончив возиться с их будущим ужином, опустился на бревно рядом с Т'мором, и тот пожал плечами.    - Да нет. Вот смотрю на что похоже фехтование в исполнении твоих собратьев. - Не отрывая взгляда от происходящего на поляне, ответил Т'мор.    - И как, нравится?    - А то! Иначе, стал бы я пялиться на кучу белогривых, размахивающих острыми железками? - Улыбнулся Т'мор.    - Хм. - Арролд побарабанил пальцами по эфесу своего меча и задумчиво взглянул на Т'мора. - А сам не желаешь размяться?    - После целого дня скачки? Знаешь, как-то не очень. - Покачал головой парень, и, усмехнувшись, добавил, - и вообще, я еще не до конца оправился от нашего последнего приключения, так что мне необходим щадящий режим.    - Да-да, бедный человечек, такой слабенький, такой больной... буквально на всю голову. - от Арролда, повеяло весельем, но он тут же посерьезнел, и вздохнул, - а жаль. Я бы поставил на тебя пару злотней.    - Тебе мало наших трофеев? - Фальшиво удивился Т'мор.    - Денег много не бывает, знаешь ли. - Пробормотал хорг, но заметив легкую ухмылку человека, поспешно договорил, - и только посмей сравнить меня с риссами!    - И в мыслях не было. - Искренне помотал головой Т'мор. Слишком искренне.    - Ладно, сделаю вид что поверил. - Кивнул Арролд, окидывая человека подозрительным взглядом. - Ну а я с твоего позволения, пойду развеюсь. Не хочется терять форму.    - Давай-давай. - Лениво покивал Т'мор, - а я посмотрю... с твоего позволения.    Но стоило хоргу подняться с места и сделать пару шагов в направлении поляны с тренирующимися собратьями, как из-за его спины раздалось тихое мяуканье, звон монет, а следом довольное мурлыканье. Резко обернувшись, Арролд смерил Т'мора испепеляющим взглядом, на что тот, сохраняя полнейшую невозмутимость, только вопросительно приподнял бровь. А глаза честные-честные.    - Тьфу на тебя, родственничек. - Хорг смирился, и чуть ли не бегом двинулся на поляну.    Некоторое время понаблюдав за действиями белогривых, Т'мор потянулся и, подгоняемый собственным желудком и проснувшимся Угольком, отправился к костру, над которым, распространяя по перелеску аппетитные ароматы, булькал котел Арролда.    Уничтожив половину мясной похлебки приготовленной хоргом, Т'мор вздохнул и, к большому неудовольствию Уголька, решительно отложил ложку в сторону. Как бы то ни было, но оставлять Арролда голодным, Т'мор не собирался. К тому же, у него появилась одна оригинальная идея, уловив которую, Уголек несказанно обрадовался. Кажется, не только любопытные съерры любят эксперименты.    - Арролд! - Парень поднялся навстречу приближающемуся к их костру хоргу, - слушай, у меня тут дельце одно есть... В общем, я отлучусь на полчаса.    - Ну, если обещаешь, не влипать в неприятности, то вперед. - Быстро проговорил белогривый, чьи интересы, после долгой скачки и физических упражнений, явно сконцентрировались только на ужине. Т'мор улыбнулся и, протянув родственнику его собственный походный набор столовых приборов, быстро слинял вглубь леска.    Оказавшись в нескольких метрах от поляны, Т'мор глубоко вздохнул и растворился в тени деревьев, ярко очерченной призрачно-белым светом поднимающейся над горизонтом Селены. Один длинный шаг, и вот уже от лагеря хоргов человека отделяет не меньше полумили. С опаской осмотревшись из уютной, надежно скрывающей его тени, вокруг и, не заметив свечения живых существ поблизости, Т'мор выскользнул из объятий своей покровительницы и тихонько позвал Уголька. Маленький дракон, почти мгновенно материализовавшийся перед человеком, скользнул по его руке и, устроившись поудобнее, заглянул в глаза своего друга и хозяина.    - Как насчет небольшой охоты, Уголек? - Улыбнулся Т'мор. - Думаю, тебе пора переходить на самостоятельное питание. А то такими темпами бедный Арролд умрет от голода.    Багровый свет в глазах дракончика явственно сверкнул насмешкой и удовольствием и, восторженно заклекотав, Уголек взмыл над лесом. Т'мор с восхищением наблюдал за кульбитами своего друга, и только когда тот решил что пришла пора взлететь повыше над лесом, что бы как следует осмотреться перед охотой, погрозил ему кулаком.    - Только не заблудись, чудо!    В ответ, Уголек фыркнул, мол, за кого ты меня принимаешь!, и, осыпав Т'мора ворохом искр, скрылся в темноте, провожаемый недовольным взглядом человека, вынужденного сбивать обжигающие искры, пока не лишился своей уже порядком растрепанной шевелюры. Впрочем, недовольство Т'мора было все-таки больше напускным. Он просто не мог сердиться на своего питомца, когда тот был настолько счастлив от наконец-то выпавшей возможности размять свои призрачные крылья.    Постояв какое-то время на том же месте, и вдыхая холодный, но такой свежий и приятный воздух, напоенный ароматами просыпающегося от зимнего сна леса, Т'мор встряхнулся и, решив устроить себе небольшую прогулку, отступил в тень старого дуба.    Это было восхитительное ощущение. Стремительный полет-скольжение в тенях, черно-белый контрастный, неуловимо меняющийся пейзаж вокруг, и абсолютная свобода! Невидимый и бесшумный, пролетев несколько миль, Т'мор замер в тени огромной скалы и судорожно вздохнул. Перед ним, всего в нескольких метрах раскинулось огромное, свободное ото льда озеро, в окружении многовековых угольно-черных деревьев. Пар поднимающийся над водой мерцал отблесками холодного света Селены, создавая в воздухе какие-то смутные но безумно притягательные образы. Т'мор судорожно вздохнул и выскользнул из тени, с удивлением отметив, что мир остался таким же контрастным, как виделся из тени. Только миражи над озером кажется стали еще ярче... Парень попытался всмотреться в сотканные светом Селены картины, но их суть опять ускользнула, размываясь игрой поднимающегося в холодном неподвижном воздухе пара.    - Не сстоит так присстально вссматриваться, детенышш. - Тихий шипящий голос раздавшийся, как показалось Т'мору из ниоткуда, заставил парня подпрыгнуть на месте и озираться, напрягая внутреннее око. Без толку. Показалось? Но вновь раздавшийся рядом, чуть насмешливый голос заставил Т'мора понять, что до глюков ему еще далеко... или что они уже окончательно завоевали свое место в его голове. - Шшалости Сселены вссегда безобидны, смешшной детенышш. Хасса! Поссмотри вниз, я здессь.    Т'мор послушался, и глаза его приняли идеально круглую форму. Прямо у его ног, свернувшись кольцами, устроилась большая угольно-черная змея, поблескивая нереально серебряными бусинками глаз.    - Ты кто? - Выдавил из себя парень, пребывая в глубоком шоке от одного факта собственного общения со змеей.    - Хассса. Я берегу это мессто. Ххраню от лишшних взсглядов и незваных госстей. - Змея подняла голову и, быстро поведя из стороны в сторону длинным и тонким, раздвоенным языком, вдруг вскинула свое тело вверх, так что ее копьевидная голова, оказалась точно напротив лица Т'мора. Пасть змеи таки осталась закрытой, но парень отчетливо услышал ее голос. - Надо же, ссколько чувссств! Чему ты удивляешшьсся? Можно помыслить, чшто это не ты ждешь слияния сс моим родсственнчшиком. Смешшной детенышш.    - Поэтому я тебя понимаю?    - Верно ссказано. - Змея свернулась кольцами также неожиданно, как и поднялась на хвосте. - Теперь иди. Ссегодня тебе здесь не мессто. И твои сспутники уже заждалиссь.    - Да, конечно. - Чуть заторможено кивнул Т'мор, делая шаг к тени скалы, из которой недавно вышел, и чуть слышно забормотал. - Вот только умения говорить со змеями мне и не хватало для полного счастья. Джорро, если узнает, точно в лаборатории запрет... Если до него этого не успеет сделать Арролд.    - Хассса. Не всякая змея - ссберегающая мессто. - В голосе удивительной собеседницы явно послышалась насмешка, но не успел Т'мор обернуться, как змея, бесшумно, без единого всплеска, исчезла в темной воде озера.    - Прогулялся, называется. - Вздохнул ошарашенный парень, и тенью скользнул в сторону лагеря.   

Глава 4. В Аэн-Море все спокойно... было еще вчера

   Добравшись до бивака хоргов, Т'мор не стал распространяться о своем небольшом приключении, из опасения нарваться на исследовательский энтузиазм Арролда. Вместо этого, пожелав сидящему у костра представителю клана ап Хаш спокойной ночи, парень раскатал походный спальник и отправился на боковую. Несмотря на несколько нервное состояние, заснул Т'мор неожиданно быстро, и проснулся глубокой ночью лишь единожды, когда почуял возвращающегося с охоты, довольного и сытого Уголька. Ни один из дежурных хоргов не обратил особого внимания на отошедшего по нужде в перелесок человека, что и позволило сумеречному дракону внаглую приземлиться прямо на голову Т'мора, и лишь после этой немудрящей шутки, удобно устроиться на плече давно привычной татуировкой. Парень сыто погладил живот. Кажется, первый эксперимент по самостоятельному кормлению молодого сумеречного дракона прошел положительно. Жаль только, что пока нет возможности полностью перевести его в такой вот автономный режим. Заметят. Остается лишь рассчитывать на ночные вылеты, подобные сегодняшнему, да надеяться что теперь зверский аппетит хоть чуть-чуть отступит и Т'мор больше не будет повергать посетителей трактиров в изумление объемностью заказов. С этими мыслями, парень вернулся к костру и, завернувшись в спальник, вырубился до самого утра.    Три дня довольно быстрой скачки в очередной раз привели Т'мора к предгорьям Таласса, после чего ход скакунов несколько замедлился, кавалькада вытянулась в длинную цепочку, и двинулась по узким, но явно ухоженным горным тропам.    Городская стена выросла перед путешественниками неожиданно. Еще секунду назад их окружал непроглядный утренний туман, медленно наползавший на горную тропу со стороны глубокого ущелья, как вдруг холодная молочно-белая дымка словно отпрянула, открыв взглядам путников угрюмый темно-серый камень неприступной стены, намертво вросшей в кряжи Среднего Таласса на противоположной стороне ущелья. Путешественники тронули лошадей, и медленно потянулись по ставшей совсем узкой тропе-карнизу нависшей над пропастью. Через полчаса, когда окончательно развиднелось и красноватые блики восходящего солнца на пиках Таласса сменились мягким сиянием укутанных в снега вершин, путники оказались напротив нависшей над ущельем массивной башни, подозрительно рассматривающей гостей темными провалами узких бойниц. Вот, в одной из них мелькнуло чье-то лицо, и откуда-то из глубины башни донесся приглушенный грохот цепей. Дрогнула махина подвесного моста и с тяжелым скрипом медленно опустилась перед путешественниками, соединив две стороны ущелья. Зацокали по деревянному настилу копыта лошадей, в страхе жмущихся к центру не имеющего ограждения моста, и спустя минуту, кавалькада ступила под своды воротной башни.    - Ну, вот мы и дома. - Арролд даже чуть расслабился в седле, когда его Лу шагнул в проем ворот. Т'мор же только пожал плечами и принялся с интересом и некоторой опаской осматриваться по сторонам. Дом, это конечно, хорошо, но и терять бдительность тоже не следует. В конце-концов потери родственника Рраена могут и не простить... правда и реальных подтверждений того, что клан будет им мстить, тоже пока нет, но раз до сих пор не начали... Тот же сумасшедший хорг, что устроил на них загонную охоту, как выяснилось, не имел никакого отношения к клану оружейников и вел боевые действия на свой страх и риск... за брата мстил, про которого вся их компания благополучно забыла. Еще бы, обычный хорг из какого-то захудалого рода, что он по сравнению с Рраена? В общем, если не считать странные решения и действия дуки ап Рраш в отношении Т'мора и Арролда, во время их насыщенного приключениями путешествия по Хорогену, можно сказать, что причин для волнений нет... объективных. Вот только поведение эра Ллонера все равно напрягает, и заставляет дрожать некую струнку в душе Т'мора, совсем как в развалинах окраин Свободного города, когда доводилось удирать от банд поисковиков, больше рассчитывавших на чужую удачу и собственную силу, нежели на действительный поиск пригодного к обмену хлама. О, а вот и сам хитро...мудрый посол нарисовался!    Т'мор сосредоточился, избавляясь от пронесшихся в голове обрывков мыслей и некстати накативших воспоминаний, после чего вопросительно взглянул на поравнявшегося с ним Ллонера. Невозмутимый хорг, в ответ, смерил парня холодным взглядом и чуть заметно качнул головой.    - Здесь заканчивается наше совместное путешествие, гардэно Т'мор. Свое обещание я сдержал, доставив тебя в столицу Хорогена. В остальном же, думаю, тебе поможет Арролд. - Хорг неожиданно усмехнулся. - Прощай человек, и... береги спину.    Эр Ллонер дука ап Рраш, более не обращая никакого внимания на Т'мора, так и застывшего в седле с отвисшей челюстью, подобрал поводья и, отвернув своего коня в сторону, кивнул начальнику охраны.    Дюжий хорг, увешанный оружием по самые брови, вырвался вперед кавалькады, и, подняв руку, крутанул плеткой над головой. Копыта лошадей слажено ударили по шлифованной скальной породе, заменявшей площади перед башней обычный мощеный камень, унося отряд белогривых по широкой улице, ведущей, судя по всему, куда-то вглубь города.    - Ну что, добро пожаловать в Аэн-Мор, Т'мор. Поехали? - Арролд кивнул в сторону узкого переулка, причудливо извивающегося меж высокими каменными зданиями. - Особняк ап Хаш в получасе езды отсюда, на площади у Старой Восходной башни.    - Поехали, посмотрим как живут настоящие хорги. - Усмехнулся парень успевший оправиться от удивления вызванного таким уникальным явлением как ожившая мимика посла Хорогена, и направил хаука следом за конем Арролда.    Переулок, ведущий к центру города, по которому двинулись хорг и человек, имел заметный уклон, так что их скакунам приходилось приноравливаться к подъему по широким и низким ступеням, то и дело попадавшимся на пути, но вскоре спутники выехали на небольшую закрытую со всех сторон, возвышающимися над ней зданиями, площадь округлой формы, вымощенную мелкими потертыми камешками, единственным украшением которой можно было бы назвать маленький фонтанчик в виде диковинного янтарного цветка, лежащего в чаше из крупных листьев из странного зеленоватого камня. Укрывшаяся в тени огромной старинной башни, явно уже очень давно не исполняющей своих прямых обязанностей, освещенная десятком небольших тусклых светильников, то ли не погашенных с ночи, то ли горящих здесь всегда, площадь буквально дышала древностью и спокойствием. Шаги скакунов отражались от стен домов звонким эхом, которое еще долго металось над пустой по раннему времени площадью. Впрочем, Т'мор бы не удивился, если бы выяснилось, что здесь вообще никогда не бывает толпы. Подобные места словно созданы для того, что бы хранить тишину и безлюдный покой, старательно прячась от городской суеты и шума.    Несколько минут понаблюдав за удивленным приятелем, Арролд в конце-концов пихнул его кулаком в бок, а когда тот встрепенулся, кивком головы указал на небольшой сад, раскинувший черные ветви деревьев на противоположной от путников стороне площади, за высокой каменной оградой.    - Нам туда, Т'мор. - Арролд направил коня прямиком через пустую площадь и, подъехав к стене сада, свернул в очередной узкий переулок, меж оградой и той самой Старой Восходной башней, где, как оказалось, и прятался вход в сад, в центре которого расположился особняк семьи ап Хаш.    Протяжно заскрипели петли под весом тяжелых дубовых створок ворот, обитых металлическими полосами, самого сурового вида, впуская внутрь спешившихся Т'мора и Арролда, а едва они оказались на неширокой, посыпанной мелким песком дорожке ведущей к дому, ворота совершенно самостоятельно закрылись, наглухо отрезая усадьбу от города. По пути к особняку Т'мор не переставая вертел головой, рассматривая то хитросплетения темных, обнаженных по весне ветвей, немного запущенного огромного сада, больше похожего на маленький парк, непонятно каким образом разбитый на скальной породе горного плато, то потрескавшуюся лепнину летнего павильона и полустертую резьбу на каменных скамьях, в кажущемся беспорядке разбросанных по саду.    Но едва они подошли к самому дому, как массивные высокие двери распахнулись, и по широким ступеням крыльца буквально скатился гибкий и вертлявый как мальчишка, но седой и морщинистый мужчина, самого что ни на есть человеческого облика. Впрочем, стоило встречающему взглянуть в глаза, как Т'мор тут же понял, что человеком здесь и не пахнет. Зелено-желтые радужки, узкие вертикальные зрачки...    - Здравствуй, Лерой. - Арролд коротко кивнул твстречающему, и тот растянул губы в радостной улыбке.    - Мастер Арри! А я-то думаю, кто в такой ранний час мог приехать! Как же давно вы не были дома! - Затараторил Лерой, сверкая глазами. Вся его фигура от кончика носа до пяток выражала такую радость от вида Арролда, что Т'мор только диву давался. - Ох, мастер, что же это я! Надо же предупредить матушку Ирну...    - Остынь старый прохвост, не ты один хозяйский птелос слышал. - Сильный голос раздавшийся от дверей в дом, заставил Т'мора удивленно хмыкнуть. Обладательница этого колокольного звона, невысокая полуйотун...ша, чуть больше двух метров ростом, дама монументальнейших форм в белоснежной блузе, широкой юбке и в накрахмаленном чепце, производила неизгладимое впечатление.    - Здравствуйте, хозяин. - Ирна, удивительно ловко для своих габаритов, изобразила книксен, и тут же требовательно воззрилась на Т'мора.    - Доброе утро, матушка Ирна. - Кивнул Арролд и, поймав взгляд домоправительницы, повел рукой в сторону своего спутника, - эр Т'мор ар Хаш некоторое время погостит у нас. Озаботься подготовкой апартаментов, будь добра.    Глаза полуйотунши заинтересовано блеснули, и она окинула человека изучающим взглядом, словно стараясь запомнить каждую черточку лица и деталь одежды. Впрочем, долго разглядывать гостя ей не позволили.    - Матушка Ирна? - В голосе Арролда проскользнули стальные нотки, и домоправительница тут же вскинулась.    - Да-да, разумеется, Арролд! Все будет исполнено сию минуту. - Тут взгляд Ирны упал на Лероя, и она, уперев руки в боки, рыкнула, - чего застыл столбом, егоза?! Проводи господ в дом, а я распоряжусь насчет комнат и завтрака.    Шебутной Лерой тут же подхватился, и, взлетев по ступеням, ужом просквозил мимо не успевшей посторониться домоправительницы, закрывавшей своим дородным телом почти весь дверной проем. Поняв, что первая часть ее указаний начала исполняться, матушка Ирна совершила вполне себе уставный поворот через левое плечо, и скрылась в глубине дома, давая возможность Арролду и Т'мору, войти внутрь, где их, пританцовывая на месте от избытка энергии дожидался Лерой.    Спустя полчаса, уставшие путники уже сидели у камина с лиаллом в руках, в ожидании обещанного завтрака. Приведение себя в порядок, Т'мор и Арролд отложили на потом, ограничившись умыванием и выбиванием пыли из дорожных костюмов путем нехитрых магических манипуляций все того же Лероя.    - Арролд? - Т'мор отвлекся от кружки.    - М? - Засмотревшийся на огонь хорг, лениво потянулся.    - А Лерой, он кто?    - Слуга, кто же еще? - Пожал плечами Арролд.    - Да нет, я имею ввиду, какой он расы. - Дернул головой Т'мор.    - Они называют себя "громи" - На секунду задумавшись, ответил белогривый. - Странные существа. Нездешние. Но очень хорошие слуги.    - Как это?    - А вот так. Никто не знает откуда берутся громи, просто однажды в старом доме или саду, а то и просто в какой-нибудь рощице или у озера, поселяется несколько вот таких существ. Если это особняк, вроде нашего, то любая прислуга становится без надобности... Более старательных и умелых слуг чем громи, нет. Саду, как и роще под присмотром громи, никогда не будут грозить болезни, пруду не стать болотом, а в озере не переведется рыба. Правда бывает и так, что громи облюбует себе не дом и не рощу, а например... Вот скажи, ты что-нибудь почувствовал, когда мы въехали на площадь?    - Хм. Да. Такое знаешь, спокойствие и... уют что ли? Хотя, конечно, слово неверное, но вот ощущения, знаешь ли, были именно такие. - Ответил Т'мор.    - Вот-вот. Видел фонтанчик? Это, можно сказать, наследие прежнего Аэн-Мора. Он стоял здесь еще до того, как сюда пришли наши предки. Впрочем, я не о том. Так вот у этого фонтанчика есть свой смотритель-громи. Отсюда и твои ощущения. Это Дар громи, странный, наверное в чем-то даже бессмысленный, но красивый, правда? Говорят, дом, в котором живет такой смотритель, простоит тысячелетия, если конечно, его не будут разрушать специально. Не знаю, правда ли это, но зная как берегут подопечное имущество громи, я в это верю.    - А вы уверены в них?    - Что, паранойя проснулась? - Волна веселья прокатилась от Арролда к Т'мору.    - Она и не засыпала толком. - Фыркнул парень. - А все же?    - Уже не одно тысячелетие громи живут с нами бок о бок. Да, когда-то были сомнения в их... хм-м-м... лояльности, скажем так. Но, они не оправдались. Сложно объяснить. Просто прими как данность, Т'мор: они другие. Им абсолютно неважно кто ты, человек или рисс, двуязыкий или хорг. Если ты часть того места где они живут, лучшего помощника не пожелать, если же ты пришел незваным, но не причиняешь вреда дому, то для них ты и вовсе не существуешь. Опасность громи представляют только для того, кто пришел с намерением навредить месту их обитания... да и то, вояки из них аховые. Разве что заморочить могут, или закружить так, что и сам не заметишь, как их жилище покинешь.    - Однако... - Парень удивленно покачал головой. - Странно, что раньше я таких существ не встречал.    - Это в Шаэре-то? Ничего удивительного. Громи, в основном обитают на полдень от Хорогена, в Пустых землях, ну и сюда иногда добираются. Уж очень им Крыша Мира по нраву. А вот за Таласский хребет они не заглядывают, почему... уж извини не в курсе. Но думается мне, что несмотря на всю их природную живость, эти ребята просто отчаянные домоседы. - Развел руками Арролд, и тут же встрепенулся. - Если мои нюх и слух не обманывает, сейчас нас позовут на завтрак.    - Господин Арролд, господин Т'мор, завтрак подан. Прошу в малую трапезную! - Голос матушки Ирны колокольным звоном прокатился по всем закоулкам особняка.    - Как ты узнал? - Рассмеялся Т'мор.    - Хлопок кухонной двери, аромат знаменитого грибного супа, и шаги моей домоправительницы. Не забывай Т'мор, я здесь вырос! - Поднимаясь с кресла, ответил Арролд.    - Кстати о росте. - Нагоняя у дверей хорга, проговорил Т'мор. - Хотелось бы узнать что тут было до того, как вырос Аэн-Мор. Как думаешь, громи могут рассказать о том времени.    - Вряд ли. - Покачал головой Арролд. - Они появились здесь уже при нас, да и не расположены эти ребятки к пустопорожней болтовне. Но если хочешь, я могу поведать тебе пару историй и гипотез.    - Заметано. - Кивнул Т'мор.    Завтрак, объявленный громогласным голосом матушки Ирны, оказался выше всяческих похвал. Правда, Т'мор был несколько удивлен присутствием за столом самой домоправительницы, успевавшей не только участвовать в беседе с Арролдом, но и с поистине военной четкостью, командовать парадом блюд. Вообще, как Т'мор помнил из коротких лекций Арролда по этикету хоргов, во время неофициальных трапез в собственном доме, за одним столом с хозяевами дома могут находиться только лица принятые в личный круг одного из них. Так что присутствие боевой домоправительницы за завтраком, сказало Т'мору о многом. А уж ее талант командира! В действиях прислуги, трех таких же вертлявых существ, что и встретивший путников у входа в особняк, Лерой, ясно виделась военная выучка, которую демонстрировала и сама Ирна. В общем, похоже, что домоправительница управляет особняком ап Хаш на армейских принципах. Интереснейшая дама!    - Госпожа Ирна? - Обратился к домоправительнице Т'мор.    - Матушка Ирна, и никак иначе, молодой человек. - Сурово ответила та, поджав губы, но в глазах, вроде как, блеснули веселые огоньки.    - Матушка Ирна, - тут же поправился парень, - а громи не возражают против такой муштры?    - А нечего было спорить, о чем не знают. - Полуйотунша заразительно рассмеялась. - Они мне еще будут рассказывать о секретах кулинарии. Ничего, пару декад помаршируют, впредь будут осмотрительнее.    - Каждый раз одно и тоже. Дом, милый дом. - Пробормотал Арролд, и повернулся к Т'мору. - Это у Лероя и матушки Ирны традиция такая, спорить обо всем на свете, на желание. И после каждого спора, либо громи полным составом изображают из себя Золотую гвардию Ор-Леона, либо наша домоправительница кормит громи изысками йотунской кухни. Что они только в ней нашли?!    - На вкус и цвет товарищей нет, - грустно заключила домоправительница, и тут же подхватилась, - десерт!    Едва матушка Ирна поднялась из-за стола, "дабы проследить, что бы эти шустрики не сожрали наш десерт", по ее собственному выражению, Т'мор тут же обратился к Арролду.    - Расскажи про свою домоправительницу. Где ты взял этого генерала в юбке?!    - Ага! Тоже попался. - Арролд плеснул насмешкой. - Сколько раз ее пытались у нас сманить другие кланы... Если бы ты знал!    - Не уклоняйся от темы. - Усмехнулся Т'мор.    - Да ладно, ладно. Ее муж - Рам, служил полусотником во Втором Инеистом, так что считай, она полжизни провела в гарнизонах. Отец говорил, всех офицерских жен в кулаке держала, и я в это верю.    - Что за Второй Инеистый? - Приподнял бровь Т'мор.    - Гренадерский полк, бывший под командованием моего покойного отца. - Пожал плечами белогривый.    - А... а как она здесь оказалась? - Заинтересовался Т'мор. По рассказам риссов, парень помнил, что хорги неохотно общаются с другими расами. То есть, служба, торговля, производство, пожалуйста, а вот пустить в свой личный круг чужую кровь, это у хоргов большая редкость. Впрочем, если посмотреть на род ап Хаш, заимевший теперь уже двух фамильяров клана, не относящихся к расе белогривых снобов, то подобное утверждение кажется, по меньшей мере, спорным. Хм.    - В Ландорском конфликте с Темризом, это в горах у Пустых земель, Рам со своими бойцами встал на пути Пепельной завесы, не дав проклятью добраться до штаба полка... Полусотня полегла вся, а спустя декаду, политики, по какой-то только им одним понятной причине решили, что никакого конфликта не было, а были совместные учения в обстановке, максимально приближенной к боевой, отчего и образовалось почти тысяча трупов. Естественно, все это небоевые потери, а значит, никаких выплат родным погибших... Я никогда не видел отца в такой ярости! Поговаривают, что после его визита, во дворце Главы Круга кланов пришлось делать капитальный ремонт. Но обошлось без последствий, да и отец немного поутих. За следующий год он нашел семьи всех своих павших при Ландоре однополчан, и назначил личные пенсионы. Вот только Ирна, жалованный свиток порвала прямо на глазах у отца... О чем они потом говорили я не знаю, но тем же вечером, вдова полусотника собрала все свои вещи, и переехала к нам в особняк, заявив во всеуслышание, что, дескать, этого обалдуя, моего отца то есть, нужно постоянно контролировать, что бы еще какую штуку не выкинул. Это она так про уничтожение левого крыла дворца Главы Круга кланов высказалась. Вот и контролировала... Кстати, многие отмечали, что после появления у нас дома Ирны, отец как-то смягчился... Ну а после его смерти, она осталась. Я же, считай, у нее на руках вырос, так-то. - Завершил свой спич Арролд, и в тот же миг в столовую вплыла домоправительница, за которой гуськом шли слуги с десертом.    - Ну, все мои косточки перемыли? - Вопросила матушка Ирна, и, махнув рукой слугам, опустилась на стул. - И будет. Вон, лучше десерт попробуйте, по рецепту моей бабушки.    Т'мор опасливо покосился на блюдо с печевом. Мало ли что йотуны считают десертом?! Домоправительница заметила его взгляд и вдруг весело усмехнулась.    - Не бойся малыш, это рецепт моей бабушки по отцовой линии... А она была человеком. Да и спор я пока не проиграла. Так что ничего экзотического из кулинарных изысков кухни йотунов, можешь не ждать.    Т'мор сконфузился, но нашел в себе силы ответить улыбкой на усмешку матушки Ирны, и приступил к десерту.    Сутки отдыха после многодневного, хоть и относительно неспешного путешествия пошли на пользу и Арролду и Т'мору. Так что вечером следующего дня за ужином, хорг и человек приняли решение наведаться в оплот магии столицы Хорогена - Великие Башни Аэн-Мора. В конце-концов, Т'мор прибыл в гости к белогривым со вполне понятным желанием узнать все что возможно о своем собственном Даре, которым до сих пор пользуется больше по наитию, неким шестым или седьмым чувством направляя силу Тени, не представляя себе толком даже процессов, позволяющих ему манипулировать этой темной стихией, что уж тут говорить об академическом знании, которое у него почти отсутствует. А вот здесь, Великие Башни вполне могут помочь, по крайней мере, Т'мор на это сильно рассчитывает, да и его риссы-наставники были почти уверены, что лучшего места для подобных действий в окрестных землях не найти. Особенно если учесть, что библиотека Аэн-Мора считается старейшей в мире, и поговаривают, что среди древних свитков, хранящихся в ней, попадаются и матово-серые таблички Ушедших... правда текст выбитый на них, прочтению не поддается. Уж больно тонкие вязи охраняют мудрость исчезнувшей расы от любопытных взоров магов Великих Башен. Впрочем, где еще храниться подобным редкостям, как не здесь? Арролд как и обещал, поведал несколько историй о прошлом Крыши Мира. В древности, Аэн-Мор считался чуть ли не магическим центром мира, своего рода огромный исследовательский комплекс... который разрушило мощное землетрясение, примерно в те же времена, когда между хоргами и эйре начались открытые боевые действия. С тех пор много воды утекло, и Крыша Мира потихоньку уходила в небытие веков, пока, спустя пару тысячелетий, хорги, пришедшие в эти земли преследуя своих заклятых врагов, не наткнулись на величественные развалины древнего города. Эйре были выпровожены за Огненный залив, до трений с риссами дело еще не дошло, и у белогривых появилось время для исследования интересных руин. Что-то они сумели восстановить, что-то сгинуло в разверзшихся в результате сотрясения ущельях, а что-то, как ту же библиотеку, пришлось собирать чуть ли не по крупицам, обшаривая завалы и разрушенные подземелья, напичканные лабораториями, забитыми давно пришедшими в негодность, непонятными агрегатами, рассыпающимися в пыль при первом прикосновении, и кишащими тварями, которых прежние хозяева лабораторий, разводили явно не в качестве домашних хомячков. Конечно, было много смертей, несчастных случаев, но упертые хорги продолжали рыскать по завалам, пока, наконец не очистили их от большинства артефактов и всех тварей.    Впрочем, на счет "всех", как признал сам Арролд, белогривые исследователи явно погорячились. Поскольку, даже сегодня, спустя тысячелетия, мало кто из магов осмеливается спускаться на нижние уровни Аэн-Мора, не составив предварительно завещания... Часть тварей все-таки выжила в столкновениях с искателями древних тайн, но за прошедшее время, обитатели подземных уровней настолько изменились, приспособившись к жизни в темных, наполненных ядовитыми испарениями штреках, галереях и ходах, что наверх не выбираются, дохнут. А раз угрозы нападения снизу нет, официальные власти постановили считать, что все древние химеры уничтожены. Что не отменяет крайне негативное отношение этих самых властей к тем, кто пытается лезть в глубины уничтоженного землетрясением города, и огромные штрафы, накладываемые ими на нарушителей. Исключение составляют лишь Главы Башен, да и то только потому, что сами и являются властью в Аэн-Море, подчиняясь лишь Кругу кланов.    Впрочем, Т'мор пока не собирался соваться под землю. Он надеялся, что нужную информацию можно найти и в читальном зале местной библиотеки. Впрочем, ключевое слово было все же "пока". Парень прекрасно понимал, что если поиски в общедоступных местах ничего ему не принесут, то возможно придется сунуться и в подземелья... И ведь сунется, потому как, судя по симптомам, инстинкт самосохранения Т'мора после знакомства с риссами тяжко заболел, и грозит вот-вот отдать концы окончательно и бесповоротно.    Поймав себя на размышлениях о собственной благоприобретенной безбашенности, парень только усмехнулся и, дав шенкеля Серому, принялся нагонять успевшего достичь конца улицы Арролда.    - Ну что, нанесем визит в Башни? - Арролд кивнул в сторону широкой, и очень, очень длинной лестницы начинающейся у противоположной стороны гигантской площади. Широкие ступени лестницы, глубокой колеей вдавленные в скальный массив, как и украшенные затейливой резьбой массивные перила, вырезанные все из той же скалы, вели к подножию огромных сооружений, вздымавшихся на совсем уж невообразимую высоту. мерцающие в свете солнца бордовыми бликами, исполинские сооружения, по сравнению с которыми давешний донжон Раудов выглядел просто-таки бледной немочью, заставляли затаить дыхание. Задрав голову, Т'мор попытался найти взглядом крыши этих циклопических построек, но те стыдливо спрятались... в низких темных облаках, оккупировавших Аэн-Мор в это весеннее, но по зимнему ненастное утро. М-да. Все-таки, даже если учесть, что Крыша Мира расположена на высокогорном плато, зрелище цепляющихся за верхушки Башен облаков, не может оставить равнодушным.    - Челюсть подбери. - Хмыкнул Арролд, любуясь ошеломленным видом фамильяра клана. Но Т'мор, на замечание белогривого приятеля, только отмахнулся.    - Мне вот интересно, а где мы наших скакунов оставим? Полагаю, по ступеням им просто не взобраться. Да и не думаю, что обитатели этого скворечника обрадуются перспективе возни с нашими четвероногими друзьями. - Все так же не отрывая взгляда от Башен, проговорил Т'мор.    Услышав такое определение цитадели знаний хоргов, Арролд еле удержал на лице фирменную каменную маску белогривых.    - Смотри не вякни такого в присутствии наших коллег, Т'мор. Развоплотят и, "мама" сказать не успеешь. - Прошипел Арролд, и кивнул в сторо ну небольшого трактира, гордо сверкавшего недавно подновленной вывеской. - Оставим скакунов там.    - Ага. Заодно и перекусим. - Радостно согласился Т'мор. Для него не прошли незамеченными попытки хорга "сохранить лицо".    - Сколько раз видел, и все равно поражаюсь. Как в тебя влазит такое количество жратвы?! - Пробормотал Арролд, соскальзывая с лошади и бросая поводья мальчишке-конюху.    - Молодой растущий организм. - Пожал плечами Т'мор, добавив про себя: "даже два". Чем заслужил довольный посыл от Уголька, которому так и не удалось этой ночью полетать вволю. Оказывается просочиться незамеченным мимо громи, задачка не из легких. Так что сейчас дракону оставалось только радоваться возможности разделить вкус трапезы со своим носителем. Все же в отличие от вчерашнего дня, сегодня завтрак в особняке ап Хаш был чересчур... овощным, что не доставило удовольствия ни Т'мору, ни Угольку. Да и успевший исчезнуть в дверях трактира Арролд, тоже кажется, был не слишком доволен меню. Иначе с чего бы он с такой готовностью согласился на перекус, спустя всего пару часов после завтрака?    Догнать хорга Т'мору удалось только у входа в обеденный зал. Ну, как нагнать. Увлекшийся рассматриванием симпатичной барышни, в которой явно прослеживалась кровь хоргов, спускавшейся со второго этажа, парень просто врезался в застывшего в дверях Арролда. Странно, но тот даже не шелохнулся. Поняв, что в зале происходит что-то очень необычное, Т'мор, бесцеремонным жестом отстранил белогривого, и окинул помещение изучающим взглядом. Хорги, торы, люди... Стоп. Люди? Ну да, в дальнем углу за столиком устроился человек. Здоровый, явно за центнер с четвертью, седой воин на отдыхе. Ничего необычного. Вот только почему-то все соседние столы рядом с ним не заняты. Да и трактирщик как-то уж слишком грустно посматривает по сторонам, изредка косясь на человека.    - Байда. - Тихо простонал-процедил Арролд. - Ну почему именно сейчас?!   

Глава 5. На всякий клан найдется свой Байда

      Причина хмурого настроения Арролда, с беспечной улыбкой на украшенной ухоженными усами и бородкой-эспаньолкой физиономии, уплетала очередной грибной пирог, а Т'мор, устроившийся рядом с хоргом, за противоположной стороной широкого обеденного стола уставленного многочисленными блюдами, никак не мог понять, что же его так напрягает в этом странном человеке... помимо того факта, что выглядящий лет на сорок (и то большей частью из-за своей седины), Байда, на самом деле, как минимум, разменял третью сотню лет. Но было что-то еще... что-то в облике этого... Вот только что? Т'мор еще раз окинул Байду изучающим взглядом, стараясь зафиксировать каждую мелочь. Потертый расшнурованный колет из чешуйчатой, даже на вид очень прочной кожи, и нестесняющие движения, широкие штаны из того же материала, только гораздо более тонкой выделки, заправленные в высокие сапоги. Шелковая рубаха со свободным воротом, такого же песочного цвета, как и остальной наряд, широкий пояс с парой подсумков и флягой... Ничего. Парень, нахмурившись, сильнее сжал рукой давно ставшую привычной трость, и тут его осенило! Оружие! Ни один местный житель и шага за порог дома не сделает, не повесив на пояс хотя бы простенький кинжал... Не то что бы опасность здесь подстерегала на каждом углу, нет. Просто для темных народов, оружие на поясе, как символ личной свободы. Право защиты, в самом что ни на есть материальном его воплощении. Так вот у Байды оружия не было вообще, никакого.    - А что это твой приятель меня так взглядом сверлит, Арролд? - Байда прервал царящее за столом молчание и повернулся к Т'мору всем корпусом, отчего лавка под ним жалобно заскрипела. - У меня что, с одеждой не все в порядке?    - Насчет одежды, не знаю. Не силен я в человеческой моде. - Пожал плечами Т'мор. - Просто странно как-то, оружейник без оружия.    - Сапожник без сапог, а? - Неожиданно усмехнулся Байда. И куда только подевалась вся его суровость и подозрительность? - Неужели ты думаешь, что мастер сумевший вложить два меча в одни ножны, и придать им вид обычной трости, не сможет сделать что-нибудь интересное в том же духе, для себя любимого? Так если ты действительно склонен к подобным поверхностным умозаключениям, спешу тебя заверить, у меня найдется чем удивить любого идиота, посчитавшего старого Байду легкой добычей, не будь я мастер-артефактор! Кстати об артефактах, как, пришлись тебе по душе эти "детишки"?    Байда кивнул на трость, все еще сжимаемую Т'мором в руке. Парень в ответ только довольно улыбнулся.    - От и ладушки. - Хмыкнул оружейник, оценив выражение лица собеседника, и обратил свое внимание на застывшего с очередной непроницаемой маской на лице, Арролда. - Чего скуксился, эр?    - Жду. - Вздохнул Арролд.    - Чего именно? - Не понял Байда... или сделал вид, что не понял.    - Очередного трактирного побоища.    - Опять ты за свое. - Хмыкнул здоровяк. - Не надоело?    - А причем здесь чьи-то выдумки? Статистика. - Пожал плечами Арролд. - К тому же, с присутствием Т'мора, шансы на большую драку удваиваются.    - Даже так? - Байда с интересом покосился на возмущенного словами хорга, парня. - Что, ты тоже не можешь зайти в какую-нибудь харчевню без того, что бы не вляпаться в проблемы?    - Ну-у. Это и было-то всего пару раз. - Вяло запротестовал Т'мор, чем вызвал понимающую ухмылку на губах Байды.    - И я так понимаю, еще вопрос, у кого проблемы были больше, у тебя или тех неудачников, что мешали тебе обедать... - Фыркнул здоровяк.    - Как сказать. - Тихо, но отчетливо пробормотал Арролд, вызвав у Т'мора легкое недоумение. Несмотря на некую легкомысленность, если такое слово вообще применимо к хоргу, Арролд вряд ли бы стал откровенничать об их общих проблемах, с первым встречным-поперечным. А значит...    - О? Интересно. - Протянул Байда. - Что же это за проблемы такие, что с ними мастер Танца справиться не может?    - Ошибаетесь, уважаемый Байда. - Покачал головой удивленный Т'мор, да и Арролд слегка "зафонил" недоумением. - До мастера Танца мне еще грести и грести. И то, сомневаюсь, что достигну такого уровня.    - Если не сдохнешь, станешь. - Отмахнулся Байда. - "Детишкам" виднее, уж ты поверь, я же сам их ковал. Мастером клинка-то ты уже стал?    - Ну... да. - Кивнул Т'мор, переглянувшись с Арролдом.    - Вот-вот. Ну да ладно. О свойствах твоих мечей мы можем поговорить и позже. А пока, уж будьте так любезны, эры, все же поведайте, что за проблемы вы огребли на свои пятые точки?    - Подожди Байда. - Притормозил оружейника Т'мор, совсем не обрадованный пришедшей в голову мыслью, и решившей любыми путями додавить тему своего артефактного оружия. - Ты что, хочешь сказать, что мои умения в фехтовании, это заслуга мечей?!    - С чего бы? - Нахмурился тот, но тут же понимающе кивнул. - А, вот как... Еще раз повторюсь, склонность к верхоглядству эр Т'мор, до добра тебя не доведет. "Детишки" просто настроены таким образом, что признают хозяином лишь того, кто потенциально способен стать настоящим мастером. Можешь считать это снобизмом оружейника. Не хочу, что бы мои шедевры пылились без толку в коллекции какого-нибудь напыщенного индюка, ни урга не смыслящего в фехтовании.    - Да, тогда, думаю, у тебя найдется пара ласковых слов для Раудов, в оружейной которых я и нашел твои шедевры, на какой-то пыльной, давно забытой всеми богами полке. - Продолжил давить Т'мор.    - Пальцем в небо, эр. - Оскалился в злой улыбке Байда, успешно выведенный из себя молодым человеком. - Я прекрасно знал, что "детишкам" суждено поскучать без дела, пока не найдется кто-то подобный тебе... Но и на эту тему, мы тоже можем поговорить и позже, а сейчас, я бы все-таки хотел услышать, во что вы вляпались! - Байда перевел суровый взгляд на хорга, не желая продолжать разговор о своем детище. - И не смей прикидываться ветошью, эр Арролд! Прежде всего, я обращаюсь именно к тебе. В конце-концов, я еще помню обещание приглядывать за одним молодым сумасбродом, данное твоему отцу, так что можете не пытаться и дальше заговаривать мне зубы. Ну же Арри, сказал "а", имей смелость проблеять и "б"... Я долго ждать буду?    - Рраена. - Коротко выдохнул Арролд. Хоть он и позволил Т'мору эту короткую перепалку с Байдой, сам хорг решил ограничиться тезисом: "краткость - сестра таланта". Кажется, старого друга своего отца, хорг уважает и даже немного побаивается. Вот дела! Дипломированный маг Аэн-Мора, мастер огня и некрономики, глава клана хоргов, боится человека-оружейника... ну, пусть мастера-артефактора, но человека же!    Т'мор еле слышно хмыкнул от этого открытия, но тут же отвлекся. Ему в голову пришла одна мысль, довольно интересная, надо сказать. Уж больно шустро Байда съехал с темы мечей. И эти его слова об ожидании кого-то подобного Т'мору... да на фоне воспоминаний о Шаэр-и-Нилле, знакомых риссах и весьма специфичном прощальном смотре, устроенном ими для Тсар но'Шаэр, с участием Т'мора. Интересная связочка получается. Парень мотнул головой, отгоняя непрошенные мысли. Потом. С историей изготовления мечей и причинах уверенности Байды в том, что "братьям" придется дожидаться своего хозяина, Т'мор может ознакомиться и попозже, пусть и из уст оружейника, выполнившего заказ, а не авторов самой идеи. Риссы остались в Шаэре, а сам Т'мор нынче пребывает в Хорогене, в тысячах миль от котоподобных интриганов... и Риллы. Стоп. Если сейчас еще и о ней вспоминать, то Т'мору уже точно не удастся поучаствовать в беседе Арролда и Байды, а тогда он рискует упустить интереснейшее представление, как хорг вертится ужом на сковородке, перед дожимающим его человеком.    - КАК ВАС УГОРАЗДИЛО ВЛЯПАТЬСЯ В ТАКУЮ КУЧУ ДЕРЬМА?! - Кулак Байды приземлился на столешницу, и та, жалобно хрустнув, треснула, ответив на агрессию несдержанного человека целым веером щепок.    - Успокойся, Байда. - Холодным тоном ответил Арролд. Вот только Т'мор был уверен, что сейчас, за каменной невозмутимостью, хорг пытается спрятать собственное расстройство. - Ты привлечешь ненужное внимание.    - ДА К УРГУ В ЗАД ВСЕ ИХ ЖЕЛАНИЯ! - Не сбавляя тона, продолжал орать Байда, до жути напомнив Т'мору вой сирены в одном старом бункере Свободного Города, предупреждавшей об очередной угрозе затопления жилых ярусов.    Т'мор даже по привычке огляделся, в поисках путей эвакуации, но тут же хмыкнул. В обеденном зале, заполненном чуть ли не на две трети, явно повисло напряженное ожидание, тогда как к их столику двигалось сразу пятеро хоргов.    - Тебе было интересно, как мы вляпались? - Обратил на себя внимание разъяренного Байды, Т'мор, и ткнул пальцем в пробирающихся к ним хоргов. - Вот, примерно так же. Кажется, эти ребята приняли твои слова на свой счет.    - Статистика вещь упрямая. - Пробормотал Арролд, окидывая подходящих сородичей оценивающим взглядом. Байда же только вздохнул, и начал подниматься из-за стола.    Пятерка хоргов в одинаковых синих камзолах и черных накидках с гербом города, (шит с пятью серебряными башнями на траурном поле), добралась-таки до стола Байды, и застыла на месте. Вперед шагнул старший из них. Белогривый остановился у самой кромки стола и обвел взглядом представшую перед ним картину, на мгновение задержавшись на поднявшемся из-за стола оружейнике.    - Эры. - Невозмутимый офицер, закончив беглый осмотр, коротко кивнул Т'мору и Арролду, одновременно, краем глаза фиксируя действия, с ворчанием усаживающегося за стол, Байды. - Если я не ошибаюсь, то вы должно быть эр Арролд владетель ап Хаш и эр Т'мор, темный маг. Я прав?    - Несомненно. - Переглянувшись с Т'мором, протянул Арролд. - Не буду спрашивать, как вы нас нашли, вряд ли вы ответите на этот вопрос, но хотелось бы знать, что понадобилось от нас хранителям Аэн-Мора?    - Вы правы, подобные сведения мы не раскрываем. Что же касается вашего вопроса, то ответ на него крайне прост. Хранителям от вас не нужно, ровным счетом, ничего. Пока, по крайней мере. А вот Совет Башен настоятельно просит вас сегодня же явиться в малый зал мастеров Вязи, обоих. - Офицер даже позволил себе легкий всплеск иронии, после чего кивнул своим подчиненным, и те скользнули в стороны, освобождая дорогу командиру. - Честь имею, эры, господин оружейник...    - Ну вот, а ты говорил - статистика. - Усмехнулся Байда, но тут же скривился. Двери зала широко распахнулись, с грохотом ударившись об стены, и в помещение ворвался десяток закованных в темный пластинчатый доспех, хоргов. Оружейник зло ощерился и прошипел, - Х-храмовники, карданный вал им в...    Воины, тем временем, не сбавляя хода, двинулись вперед, опрокидывая столы и стулья. Оказавшихся на их пути хранителей, "броненосцы" трогать не осмелились, обтекая их стальной волной, с двух сторон, а вот сидевшим вокруг посетителям пришлось несколько хуже. Выросшие вокруг нападавших темные щиты, попросту отжимали посетителей к стенам.    - Ты не знаешь, почему у меня такой чувство, что эти ребята тоже пришли к нам? - Пробормотал Т'мор Арролду, наблюдая за стремительными действиями "броненосцев".    - Поболтать? - Хмыкнул Арролд в ответ, заработав укоряющий взгляд от снова вскочившего на ноги Байды. Ростом, оружейник если и уступал тому же Гору, то ненамного, но при этом был значительно шире рисса, как в плечах, так и в области живота, а посему, оказавшись перед столом, Байда напрочь перекрыл обзор и Т'мору и Арролду. Впрочем, с этой проблемой, родственники справились, одновременно вспрыгнув на стол, что дало им возможность наблюдать за разворачивающимся действом с самой высокой точки в зале. А посмотреть было на что. Хранители, в первый момент опешившие от действий храмовников, встав в круг так, что бы офицер оказался внутри него, обнажили клинки, сходу превратившись в эдакого ощетинившегося иголками ежа. Вот только, судя по действиям "броненосцев", их это явное приготовление к бою не трогало совершенно. Рассредоточившись по залу и зафиксировав присутствующих, храмовники замерли, положив длинные клинки мечей плашмя на левое плечо. А спустя несколько секунд, в зал вошел еще один хорг, точнее вошла. Высокая дама в распахнутой багровой мантии с откинутым капюшоном, под которой поблескивал богато украшенный доспех, остановилась на пороге зала. Взгляд холодных серых глазах, на мгновение споткнулся о готовых к обороне хранителей, и скользнул дальше, к единственному месту, где не наблюдалось ни одного храмовника. К столу Байды.    - Прошу присутствующих простить Храм за причиненные неудобства. - Глубоким, с легкой хрипотцой, голосом, произнесла жрица, - эр Арролд ап Хаш! Вы и ваш спутник идете с нами.    - Темнейшая, - Арролд спрыгнул со стола и, обогнув Байду, встал так, что бы жрица могла его видеть. - К моему величайшему сожалению, я не могу принять ваше приглашение. Мастера Вязи уже ждут нас в Башнях...    - Это не приглашение. Это приказ. - Бросила жрица, и в тот же момент, рассредоточившиеся по залу, "броненосцы" двинулись к столу Байды.    - Клан ап Хаш более не принадлежит нижнему Храму, Темнейшая. - Арролд положил руку на эфес, вызвав всплеск удивления по всему залу. Мало кто из хоргов осмеливался перечить жрецам и жрицам Храма.    - Хранители Аэн-Мора не останутся в стороне. - Голос офицера, "запечатанного" в круге подчиненных, прорезал повисшую после слов Арролда тишину.    Мысленный посыл ап Хаш к фамильяру клана, заставил Т'мора вздрогнуть. "Кажется, придется тебе призвать Стихию, брат".    "- Зачем?" - Не понял парень, следя за сжимающими полукруг храмовниками.    "- Что бы доказать наше право не подчиняться решениям Храма. Они чуют твою принадлежность клану ап Хаш, и хоть не могут определить ее природу, но и оспорить твое вмешательство в спор Храма и клана, не могут. Так что если ты стоишь ближе к Тьме, чем приказывающий жрец, то его распоряжения неправомочны. Командовать им ты, конечно, не сможешь, но и Храму придется отступить, по крайней мере до тех пор, пока в их клире не найдется жрец, сумевший приблизиться к Стихии больше чем ты. А в нижнем Храме таких нет, это точно". - Все той же мысленной скороговоркой произнес Арролд, вкладывая в мысленный посыл огромное количество поясняющих образов.    Т'мор понял и, скользнув со стола, встал рядом с Арролдом, так что Байда возвышался за их спинами, подобно тем самым Башням. Как фамильяр клана, он стал частью рода ап Хаш, и его близость к Тьме влияла на положение рода в храмовой иерархии куда больше, чем можно было бы представить.    Жрица смерила взглядом представшего перед ней хумана, и в стальных глазах мелькнула брезгливость. Тем не менее, она жестом остановила своих бойцов.    - Ап Хаш претендует на место в высокой обители? - В эмоциях жрицы проскользнул легкий сарказм. - Какая самоуверенность. Ну да ладно. Докажи, что твой род достоин этой чести, мальчик.    Взметнулись вверх шторы, колеблемые непонятно откуда-то появившимся ветром, замерцали светильники, не справляющиеся с корежащей потоки магии в зале, стихии. По полу заскользили поземкой темные ленты, обвивающие фигуру женщины. А в следующую секунду, жрица, вдруг, вся окуталась темной дымкой, за которой, присутствующие могли рассмотреть лишь размытый силуэт. Темнейшая призвала стихию, и теперь лишь ждала ответа хумана.    - Давай, Т'мор. - Арролд подтолкнул парня в спину, и тут же успокаивающе кивнул Байде.    - Ты уверен, что парень ее перещеголяет? - Тихо поинтересовался оружейник. - Жрица-то явно не из обычных боевиков...    - Смотри и наслаждайся. - Арролд подмигнул Байде. А Т'мор тем временем, прошел вперед и, остановившись в дюжине шагов от жрицы, в свою очередь начал призыв стихии. Вольные и невольные зрители, дружно подались назад, когда взметнувшийся непроницаемой тьмой, призрачный плащ лег на плечи человека, одновременно погружая весь зал в полумрак, скрадывающий краски и цвета. И без того работавшие с перебоями, светильники мигнули, и их свет разом потускнел, с трудом пробиваясь через полог ночи, так не вовремя воцарившейся в зале трактира. От мощи призванной стихии, у свидетелей этого своеобразного поединка, волосы зашевелились даже в подмышках. Хорги боялись пошевелиться, что бы, не дай боги, пришлый хуман не воспринял это как попытку нападения. Сейчас одного его желания было достаточно, что бы сгустившаяся в зале тьма раздавила любого из присутствующих, словно насекомое. Уж это-то понимал каждый.    В абсолютной тишине, Т'мор вдохнул прохладный воздух, напоенный ночными ароматами, и с сожалением отпустил призванную им и его противницей стихию. Та повиновалась и в ту же секунду, в зале резко посветлело.    Жрица, лишенная Т'мором укрывавшего ее полога стихии, глянув на человека расширенными от удивления глазами, внезапно покачнулась. Меж полных, красиво очерченных губ скользнула алая капля и, сбежав по краешку рта, упала на багровую мантию, тут же став черной. Потом еще одна и еще... С легким стоном, побледневшая жрица вздрогнула, и рухнула на пол.    - Поединок окончен. Род ап Хаш доказал свое право на неподчинение нижнему Храму. Покиньте помещение. - Офицер хранителей пришел в себя первым, и к удивлению Т'мора, "броненосцы" его послушались. Не тратя время на извинения, храмовники моментально перегруппировались. Двое из них подхватили жрицу на руки, остальные взяли их в "коробочку", и представители местной религии шустро и организованно слиняли, оставив посетителей трактира вполголоса переговариваться об увиденном. Офицер хранителей, в свою очередь, построил своих бойцов, и направился к выходу, спустя минуту после храмовников. Проходя мимо направляющегося к столу Байды Т'мора, хорг на мгновение замер, отвесил короткий полупоклон и скрылся за дверьми.    - Статистика, говоришь? - Ухмыльнулся Арролду Байда, поигрывая мощной, покрытой плотной вязью рун, секирой.    - Хочешь сказать, я не прав? - Спокойно осведомился хорг, тем не менее, делая небольшой шаг в сторону, так что бы между ним и оружейником оказался все тот же многострадальный стол.    - Фиг с тобой. - Вздохнул Байда, отметив передислокацию противника. Гоняться за шустрым хоргом, ему, кажется, совсем не улыбалось. - Потом договорим. Сейчас меня интересует Т'мор.    - И чем же, позволь узнать? - Подошедший к столу парень, был занят тем, что максимально усиливал ментальные щиты, защищаясь от осторожного интереса остальных посетителей, но на замечание оружейника все же отреагировал.    - Арролд, подвесь Полог тишины. - Распорядился Байда, и что интересно, хорг беспрекословно подчинился. Оружейник повел носом и, удовлетворенно кивнув, повернулся к Т'мору. - Значит так, парень. Времени у нас сейчас почти нет. Если я правильно понимаю, то вас ждут в Башнях. Посему, просто прими совет, даже два. Во-первых, будучи на совете, постоянно держи щиты разума поднятыми, и ни в коем случае не пытайся выведать мысли присутствующих там хоргов. Им хватит доли секунды, что бы пройти по проложенному тобой ментальному каналу и выпотрошить твои мозги как зеркального карпа. Это ясно? Замечательно. Во-вторых, советую задуматься вот о чем. Как я понимаю, принадлежность Тени дает тебе возможность взаимодействовать с Тьмой. Что ты и продемонстрировал не далее как пять минут назад. Но! Тень - это не только тьма, твоя стихия не существует без света. Так что, постарайся не СВЕТИТЬ, пока находишься в Башнях. Не поймут, толстолобики белогривые.    - Э-э, это ты сейчас о чем? - Не понял Арролд.    - Вот видишь, Арри, как плохо быть чистым практиком. Потратил бы больше времени на теорию, сейчас не задавал бы глупых вопросов. - Огрызнулся Байда, не спуская глаз с Т'мора. Парень чуть подумал, вспомнил про клятву эр Ррою, и тяжело вздохнул, что не ускользнуло от внимательного взора Байды.    - Что?    - Да, я тут в Лиисте, всеми стихиями поклялся градоначальнику, что убивая охотников Рраена, поберегу его город. - Проговорил Т'мор.    - И я так понимаю, все три стихии приняли твою клятву, а он это видел? - Уточнил оружейник, походя, движением ладони хлопнул по подбородку Арролда, заставив хорга подобрать отвисшую, после слов Т'мора, челюсть. - Где ваши манеры ап Хаш?    - Ну да. - Т'мор виновато покосился на Арролда. Он же ему так и не удосужился рассказать об этом случае.    - Тогда становится понятен интерес круга. Если предположить, что этот самый Ррой доложил об увиденном, мастера Вязи просто обязаны были отреагировать. Ладно, говорить какой ты придурок, я не стану. Не маленький, сам понимаешь. Но если причина их вызова именно в этом, то у тебя есть неплохое прикрытие: ты призвал ВСЕ стихии, и они ВСЕ откликнулись. Редкость, но бывает в мире и не такое. Как и почему это произошло, ты знать не обязан, с твоим-то опытом в магии... К тому же ты адепт Тени, то есть, сам по себе, редкость в Мор-ан-Таре еще большая, так что хрен его знает, что там на что могло наложиться, что бы выдать такой эффект. Кроме того, ты очень силен во Тьме, что, для классических школ подразумевает полную неспособность оперировать Светом. Получается столкновение фундаментальных аксиом с единичным случаем в практике. Зная магов вообще, и магов хоргов в частности, могу предположить, что они с большей готовностью поверят в то самое исключение, которое лишь подтверждает правило, и, надеюсь, что в этом ты их разубеждать не станешь. Если не хочешь закончить свою жизнь на прозекторском столе, конечно. Вопросы? Вопросов нет. Вот и ладушкм. А теперь, идите-ка вы... в Башни.    К концу тирады взвалившего на себя тяжкие обязанности советника, Байды, Т'мор и Арролд, в унисон, облегченно вздохнули, и поспешили покинуть трактир.    - Харизматичный дядя, этот Байда. - Протянул Т'мор, оглядываясь на только что покинутое ими здание.    - Не переводи тему. - Рыкнул Арролд так, что каменная маска на его лице дала ощутимую трещину. Кажется, ап Хаш был всерьез разъярен. - Что это еще за новости с призывом стихий? И какого урга я узнаю об этом чуть ли не от посторонних?    - Что? - Т'мор даже не сразу понял, что сказал его новый родственник, но когда до него дошло... - А скажи-ка мне, Арролд, с какой-такой стати, я обязан перед тобой отчитываться? Ты решил заменить мне отца? Так имей в виду, мое отношение к родителям очень далеко от сыновней любви. Будь моя воля, удавил бы обоих. Так как, рискнеш-ш-ш-шь?    К концу фразы в голосе Т'мора уже можно было услышать шипение разъяренного рисса, а в глазах зажегся угрожающий бордовый свет.    - Эй, Т'мор! Притормози. - Тут же сдал назад хорг, в немалой степени впечатленный как скоростью преображения человека, так и его последствиями. А эти самые последствия... В общем видок у распалившегося парня был еще тот. Особенно Арролда впечатлили, показавшиеся на мгновение из-под верхней губы, острые клыки, и блеснувшая на скулах чешуя. А апофеозом, стали раздвоившиеся зрачки в глазах нового родственника. Хорошо, что вся демонстрация не заняла и пары секунд, после чего Т'мор, во мгновение ока, и без единого всплеска магии, вернулся к своему обычному виду. Арролд облегченно вздохнул. - Я не заставляю тебя раскрывать свои тайны, Т'мор... Просто, не хотелось бы узнавать что-то подобное, вот так как сегодня, походя и из разговора с каким-то незнакомцем.    - Не похоже, что Байда для тебя просто "какой-то незнакомец". - Т'мор чуть натянуто улыбнулся. Возвращение душевного равновесия после такого незапланированного взрыва эмоций, не прошло для него даром, и теперь парень старательно восстанавливал рухнувшие было ментальные щиты, и пытался добиться от Уголька хоть каких-то объяснений его поведения, чуть не приведшего к катастрофе. А как еще можно назвать частичную трансформу мага на пороге Башен Аэн-Мора? В ответ Уголек только что-то "бормотал" о приближающемся слиянии, и нетерпении драконами любого контроля. В результате, Т'мор оставил питомца в покое и, поправив наконец защиту, сосредоточил свое внимание на спутнике.    - Тут ты прав, для меня Байда не незнакомец. Скорее несуществующий "дядюшка", эдакий мудрый родственник, с которым и посоветоваться можно и покуролесить при случае. Но для тебя-то он пока никто. Это-то меня и задело.    - Я же говорю, харизматичный дядька. - Вздохнул Т'мор, и глянул в сторону лестницы. - Ладно Арролд, извини что вспылил. Устал я от наших приключений. Отдохнуть хочется, а тут доказывай всем и каждому что ты не верблюд, вот я и сорвался.    - Принято. - Хмыкнул хорг. - А вообще, я тебе так скажу, мы оба устали. Да еще полгода назад, скажи мне кто-нибудь, что я буду допрашивать побратима, как мамочка загулявшего в борделе сыночка, морду бы набил такому предсказателю, не опускаясь до вызова на поединок. А сейчас... В общем так, в свете вышесказанного, предлагаю следующее: сейчас навещаем собрание "белогривых толстолобиков", как метко обозвал их Байда, после чего отправляемся домой, долго и со вкусом отсыпаемся, а завтра после обеда отправляемся по салонам, и начинаем приводить в порядок расшатанную нервную систему. Поскольку страдающий от неврозов огневик-некроном, равно, как я убедился, и разумник-теневик, это чревато локальным концом света.    - По салонам... Это по борделям, что ли? - Решил уточнить Т'мор.    - Громи лесной! Село незамощеное... Я же ясно сказал - по салонам! - Фыркнул Арролд но, помедлив, добавил, - впрочем, разница невелика. Ну, как тебе идея?    - Меня в Шаэре девушка ждет. А она и яйца отрезать за такое может. Что б не звенели. - Вздохнул Т'мор, начиная подъем по, кажущейся отсюда бесконечной, лестнице.    - Вот ты и не звени... о своих приключениях по всем углам. Тогда и причиндалы на месте останутся. Но вообще-то, насколько я знаю, риссы, к подобным приключениям, относятся куда проще, чем подавляющее большинство рас Мор-ан-Тара.    - Интересно, и откуда такие познания в межличностных отношениях котоподобных? - Усмехнулся Т'мор.    - Идиот. Судя по твоему состоянию, тебе просто необходимо хорошенько расслабиться. Сколько времени ты уже не вылезаешь из передряг? - Вспылил хорг.    - Да считай, весь последний год.    - Вот именно. - Подчеркнул Арролд. - Целый год. Это ж не нервы, а стальные тросы должны быть. Так что, не надо мне втирать про ревнивую девушку. Сказал по салонам, значит по салонам.    - Уболтал, ург языкастый. - Вздохнул парень и на мгновение замер на месте. Посмотрел вниз, на все еще недалекое подножие лестницы, потом вверх, на теряющиеся где-то вдали ступени, и еще раз тяжко вздохнул. - Слушай, Арролд, а что, ваши умники не могли придумать какой-нибудь способ быстрого подъема к Башням?    - А я знаю? - Огрызнулся Арролд. - Я здесь был-то всего пару раз. Учебные корпуса-то, вон, на той стороне площади.    - Охренеть. - Т'мор еще раз окинул лестницу тоскливым взглядом и, принял решение. - Ладно. Как выглядит площадка перед входом в Башни, помнишь? Кидай мыслеобраз. Мы пойдем другим путем! В конце-концов, я адепт Тени, или погулять вышел?   

ЧАСТЬ III. Секреты Тени

Глава 1. Главное, не запутаться в листве ветвей власти...

   Арролд обалдело тряс своей белоснежной гривой, пытаясь остановить мельтешение перед глазами, избавиться от противной ноющей боли в голове, да и просто прийти в себя от более чем странного способа перемещения продемонстрированного фамильяром его клана, а Т'мор все никак не мог отдышаться. Оказывается, скользить в тенях самому, и пытаться протащить той же тропой кого-то еще, это совсем не одно и тоже. По крайней мере, ощущения были такие, словно весь путь по нескончаемой лестнице, он проделал на своих двоих, да еще и с Арролдом на закорках. Радовало только одно - скорость движения в тенях от наличия груза не зависит. Т'мор кое-как восстановил сбившееся дыхание и огляделся. С огромной площадки перед входом в Башни, где они оказались, открывался завораживающий вид на Таласские горы, и зажатое меж вздымающимися к небу пиками, небольшое плато, на котором и раскинулся город хоргов - древний Аэн-Мор. Только теперь, глядя на него сверху, Т'мор в полной мере осознал, что это не творение нынешних его обитателей. Да, Арролд рассказывал о том, как был найден этот город, но привычный уже по Меельсу и Лиисту вид здешних зданий, брусчатка площадей и мягкие узоры украшающие стены домов, застили смысл его слов. Зато отсюда, с огромной высоты, были прекрасно видны остатки древнего города, выстроенного по совершенно нездешним канонам, на руины которого, причудливыми заплатами, наложилась привычная хоргам вязь улиц и площадей. Вроде бы она должна была полностью перекроить всю территорию плато, но нет-нет, да и выглянет бесплотным призраком, из-под ее рисунка, древний город. То напомнит о себе цепью массивных башен, обрывающихся у ущелья, то вдруг мелькнет вдали, на пределе видимости полукружием оплывших террас, уступами спускающихся по склону горы...    Т'мор глубоко втянул носом воздух. Странно. Вроде бы на такой высоте должна ощущаться нехватка кислорода, но нет. Словно и не находятся они с Арролдом на невообразимой высоте. Дышится здесь на удивление легко. Парень хмыкнул, отложив в памяти еще один вопрос, ответ на который ему хотелось бы найти, и оперся на гранит плиты, опоясавшей площадку и выполняющей здесь роль бортика. Оперся и тут же отдернул руки. Даже сквозь толстую кожу перчаток в пальцы ударили морозные иглы. Т'мор поежился. Хорошо еще, что день сегодня безоблачный, иначе вместо шикарного вида на город, гостям Башен пришлось бы любоваться лишь бескрайним морем мокрых холодных облаков, тут и там пронзаемым рифами горных вершин. Или застрять в этом самом "море", и искать вход в Башни наощупь. Бр-р. Впрочем, холода здесь и без них достаточно. Внезапно ворвавшийся на площадку, особенно сильный порыв ледяного ветра, чуть не содрал с плеч гостей плащи и, выбив слезы из глаз, заставил Т'мора и Арролда, забыв о своих недомоганиях и захватывающих видах, рвануть к дверям, ведущим в защищенный от непогоды, теплый холл цитадели.    Стоило им оказаться внутри, как оба гостя были окружены добрым десятком хоргов-стражников в одинаковых темных мантиях, жестких от обилия серебряного шитья. Невозмутимые бледные лица, одинаковые прически, посохи в руках... хорги статуями замерли вокруг Т'мора и Арролда, не издав при этом ни звука.    В сомнении, парень взглянул на своего спутника, и, уловив от того легкую волну удивления, тяжело вздохнул. Надежда на то, что подобный прием гостей в обычае у обитателей Башен, растаяла как дым. Вляпались. Опять.    Между тем, пока Т'мор приходил к этому выводу, на сцене появилось еще одно действующее лицо. По ступеням широкой лестницы, занявшей добрую половину огромного холла, спустился еще один хорг. Вообще, определить на взгляд возраст белогривых достаточно тяжело, кожа их не склонна обзаводиться морщинами, или покрываться пигментными пятнами, а со старческими болезнями вполне успешно справляются зелья магов. Но в случае с данным экземпляром, можно было с уверенностью утверждать, этот конкретный хорг просто чудовищно стар. Ломаные движения, высохшая, словно пергаментная, кожа туго обтянувшая череп, огромные залысины в обрамлении не привычно белоснежных, а словно присыпанных серой дорожной пылью волос, и огромные темные глаза, кажущиеся провалами в небытие. Мертвые глаза... Кажется, этот уникум спокойно мог бы назвать архивариуса Дома и-Нилл малышом, не погрешив при этом против истины. Старый живчик-рисс на фоне хорга, показался бы самым настоящим дитем.    - Рад приветствовать вас в Башнях. - Тихий и сухой, безжизненный голос древнего хорга заставил стражу разомкнуть круг. - Совет мастеров Вязи уже собран. Следуйте за мной.    Т'мор с Арролдом переглянулись и, почтительно поклонившись, молча последовали за хоргом, медленно двинувшимся в сторону боковой двери.    - Интересно, сколько ему лет? - Тихо прошептал парень, адресуя вопрос Арролду, но тот только качнул головой, продолжая с пришибленным видом сверлить взглядом спину их странного проводника. Вообще, кажется, явление этого древнего существа, выбило хорга из колеи куда сильнее, нежели человека. Вопрос в том, что такого учуял в нем Арролд, чего не смог почувствовать Т'мор.    - Мне девять тысяч лет... от посмертия, и еще около семисот от рождения. - Даже не обернувшись, все тем же ровным шелестящим голосом ответил проводник. Старый-то, он старый, а вот со слухом у древнего все в порядке. Стоп! Девять тысяч от чего?! Да это же самый настоящий лич получается! Ох е-ео! Гора на него нет! Хотя... Т'мор трезво прикинул варианты, и порадовался что судьба не сподобилась столкнуть побратима с этим... этим. В общем, что ни делается, все к лучшему.    - Благодарю за ответ, уважаемый эр. - Пробормотал ошарашенный Т'мор.    Парень покачал головой, приходя в себя от такой новости, и медленно выпустил воздух сквозь зубы. Теперь ясно, почему Арролд так отреагировал на его присутствие. Ап Хаш сам очень неплохой некроном, так что не почувствовать присутствия близкой ему силы не мог. А учитывая древность лича и, соответственно, его собственное могущество, нет ничего удивительного в том, что побратим Т'мора старается быть тише воды, ниже травы. Мощь сильного, опытного мастера всегда подавляет более слабых магов того же направления. Эдакий природный показатель, никак не зависящий от званий и титулов, определяющий истинное положение любого мага в иерархии коллег по цеху. Что уж тут говорить о древнем личе, по сравнению с которым, все умения Арролда, все равно что огонек свечи, рядом с полыхающим костром. Кстати о кострах... Надо что-то делать с Арролдом. В таком состоянии ап Хаш вряд ли сможет достойно показать себя на встрече с мастерами. А значит, надо выводить его из ступора. Так, если припомнить, то Арролд не только некроном, но еще и маг огня. Может быть это как-то поможет... Надо попробовать. Хм.    Т'мор глянул на безупречно ровную спину их жутковатого проводника, и перевел взгляд на унылого побратима. Вот интересно, а не может ли это быть спланированным ходом? Вряд ли столь могучее существо, как этот лич, встречает всех посетителей, даже если ради них собирается совет мастеров Вязи. А значит... значит, кто-то захотел поиграть с Т'мором и Арролдом, перед этим самым советом. Кто-то обладающий очень и очень немалой властью и влиянием, если смог подпрячь для этого, прямо скажем не самого важного дела, такого монстра. Рраена? Храм? Кто его знает... Впрочем, это может быть и инициативой всего совета. Так сказать, проверка на вшивость. Но если появление лича в холле Башни не случайность, значит вполне возможно, что и Т'мора впереди ждет нечто подобное. Вот только интересно, чем его попробуют придавить, мастером Вязи в магии разума? Так... Отставить. Об этом можно будет поразмыслить и чуть позже, а сейчас надо встряхнуть Арролда, а то еще немного, и он вообще перестанет воспринимать окружающую реальность.    Т'мор покачал головой и аккуратно ткнул напарника локтем в бок. Арролд чуть повернул к нему голову, но по глазам хорга было ясно, что мысли его витают где-то очень далеко.    - Давай, приходи в себя, сволочь белобрысая. - Прошипел Т'мор. - Огнем что ли прикройся.    - Надо же! Такой маленький, и такой разумный. - Неожиданно хмыкнул идущий впереди лич, а Арролд вдруг ощутимо расслабился, что не прошло незамеченным для их проводника. Глаза у него на спине, что ли? - Полегчало, болезный? Можешь успокоиться, больше давить не стану.    - Благодарю, мастер. - Привычно холодным тоном отозвался ап Хаш. Ссутулившийся было, под воздействием лича, хорг снова выпрямился и нацепил на лицо свою обычную непроницаемую маску.    - Вот уж, не за что. - Прошелестел лич. - А теперь давайте прибавим шаг. Совет не будет ждать вечно.    Проводник вдруг резко ускорился, да так, что полы простой, ничем не украшенной серой мантии взвились за его спиной. Теперь троица буквально мчалась по многочисленным галереям, залам и анфиладам комнат, только с грохотом хлопали о стены двери, распахивавшиеся на их пути от одного жеста лича.    - Если я правильно понял, то этот древний хитрец решил не тратить время на проверку твоих способностей. - Легкий ментальный посыл Арролда, коснулся разума Т'мора, едва троица замерла перед небольшими, но очень массивными двустворчатыми дверьми, почему-то не пожелавшими отвориться при появлении лича. Очевидно, за ними и располагалась цель путешествия хорга и человека по многочисленным залам Башен.    - Ты тоже считаешь, что эта встреча с личем была затеяна ради проверки? - Немедленно отозвался парень, одновременно окутывая себя и хорга, легкой ментальной дымкой для защиты от подслушивания. Кто его знает, не прячется ли здесь за какой-нибудь портьерой, пара мастеров школы Разума? Вряд ли конечно, они могли незаметно прочесть Арролда или Т'мора по пути сюда, но вот подслушать мысленную беседу, для серьезного мастера школы Разума, не составит большого труда. Правда, нельзя упускать еще один момент... Т'мор покосился на Арролда и проводника, застывших в ожидании непонятно чего, перед входом в зал... А именно, нельзя поручиться, что какой-нибудь ушлый маг не вторгся в сознание эра ап Хаш, пока тот пребывал в угнетенном состоянии, под влиянием силы древнего лича. Это было бы неприятно... как минимум.    - Арролд, проверь закладки. - "Просемафорил" хоргу Т'мор, все так же удерживая защиту от любопытных "разумников". Тот в ответ, чуть приподнял бровь, изобразив удивление, но послушно ушел в себя. Мысленная связь между хоргом и человеком дрогнула, но почти тут же восстановилась, и вскоре по ней пришел отрицательный ответ Арролда, успокаивающе подействовавший на Т'мора. Закладки - особые метки, оставляемые опытными магами в своем сознании для упорядочивания информации и контроля, оказались нетронутыми. А обойти их при поиске необходимых сведений, дело муторное, и самое главное, очень долгое. На лету такого не сотворить, каким бы гением не был мастер.    Успокоенный Т'мор облегченно вздохнул, и почти тут же, тяжелые створки дверей медленно разошлись в стороны, открывая гостям и их проводнику вид на аскетичный круглый зал с голыми стенами из крупного серого камня грубой кладки, далеким сводчатым потолком и узкими, высокими арочными окнами. В центре зала, скупо освещенного солнечным светом и парой святящихся шаров, парящих под самым сводом, торцом ко входу поместился длинный каменный стол, испещренный тонкой рунной резьбой и инкрустированный многочисленными камнями тьмы, превратившими заурядный булыжник в мощнейший артефакт. Взгляды сидящих за ним хоргов-мастеров, обряженных в скупо расшитые золотой нитью мантии, скрестились на вошедших. Члены совета, с комфортом разместившиеся в удобных креслах, дружно поднялись и, отвесив короткий полупоклон, тут же уселись на свои места. Арролд и Т'мор переглянулись, после чего во все глаза уставились на невозмутимого лича, ответившего на приветствие мастеров Вязи небрежным кивком. Оставив ошеломленных гостей у двух небольших кресел, установленных с торца стола обращенного к дверям, лич скользнул дальше, и остановился у каменного трона, возвышающегося во главе стола.    - Малый совет мастеров Вязи Аэн-Мора, объявляю открытым. - Немертвый некроном величественно опустился на свое жесткое кресло, и, глянув на ошеломленных гостей, неожиданно ухмыльнулся. - Садитесь-садитесь, в ногах правды нет, как говорит один мой знакомый.    Вот эта улыбочка лича, похоже доконала Арролда окончательно.    - Но нет ее и выше. - Проговорил ап Хаш, одновременно с Т'мором, опускаясь на сиденье.    - Зато сидеть значительно удобнее, чем стоять. - Фыркнул лич. И куда только подевался его шелестящий сухой голос?! Точнее не так. Откуда в безжизненном песчаном шелесте этого немертвого, взялись такие живые нотки? Да мало какой нормальный хорг позволит себе подобную демонстрацию эмоций перед незнакомцами! А этот лич что творит?... Если, конечно, это не еще одна проверка, так сказать, на психическую устойчивость. Парень мысленно ухмыльнулся. А вот фиг вам! После долгого общения с новым родственником, Т'мор вполне способен пережить даже шуточки обезумевшего от собственной древности лича. Кажется, Арролд тоже уже справился с собой, и теперь с невозмутимой рожей пялится на главу совета, ожидая начала шоу.    - Что ж приступим, эры. - Протянул лич, окинув взглядом собрание. Члены совета, в ответ согласно кивнули. - Итак, не далее как три дня назад, темный вестник принес нам интереснейший доклад от представителя Великих Башен в Лиисте. Советник Ассил, эр, вы лично принимали доклад, так что вам и озвучивать его содержание... и предварительные выводы, если они у вас имеются.    Один из мастеров поднялся с кресла, и заговорил. Говорил он долго, не меньше получаса, перемежая свою речь многочисленными цитатами на разных языках, подчас совершенно незнакомых Т'мору, но смысл сводился к тем же выводам, что не так давно сделал Байда, причем за несколько минут, и без всякой "воды".    Иначе говоря, с одной стороны, явно темный маг, хоть и человек, поклялся стихиями и на его призыв откликнулись и свет и тьма, чего прежде вроде как не бывало. С другой стороны, ни один хорг еще не обезумел настолько, что бы пытаться призвать Свет, да и принадлежность Т'мора к адептам Тени, тоже может играть немалую роль в случившемся безобразии. Вот только какую именно, определить без целенаправленных исследований, невозможно.    Из всей речи странно говорливого хорга, Т'мора напряг только один момент, намек белогривого на то, что не худо было бы сделать из человека подопытную крысу. Впрочем, эта идея не была поддержана личем. Иначе говоря, услышав завуалированное предложение препарировать адепта Тени и посмотреть, как он, урги его подери, устроен, древний немертвый вдруг оглушительно захохотал, да так, что Т'мор почти на полном серьезе забеспокоился, как бы мумия просто не развалилась от смеха.    - Эр Ассил, я как никто другой понимаю вашу тягу к исследованиям и экспериментам, но в данном случае, вынужден отказать. - Отсмеявшись, заявил лич. - В прошлом, мне довелось присутствовать при подобных исследованиях, и вывод магов был однозначный: что бы исследовать возможности Тени, необходимо обладать хотя бы минимальной способностью к этому направлению... И если вы сейчас начнете утверждать, что исследования велись в седой древности, и нынешние наши возможности неизмеримо больше того, чем располагали наши предки, замечу, что среди исследователей были и столь уважаемые мастера, как основатели так восхищающего вас комплексного метода манипулирования силами, Неррит Рраена и предок присутствующего здесь Арролда ап Хаш, Ассор Сандоварский.    Выслушав лича, Ассил согласно наклонил голову, и уселся в кресло, напрочь потеряв интерес к Т'мору, на которого, до отповеди главы совета, то и дело бросал заинтересованные взгляды. Еще один "Джорро" на его бедную голову! Т'мор тяжко вздохнул, и вновь прислушался к речи главы совета.    - Что же, думаю нам стоит признать предложенную эром Ассилом теорию, о влиянии Тени на особенности призыва стихий темным магом Т'мором, тем более что, проведенные нашими предшественниками исследования, тоже не раз сталкивались с такой особенностью адептов Тени, и вовсе не относили их при этом к тварям Света. Таким образом, мы имеем прецедент, некогда разрешенный советом мастеров Вязи в пользу обвиняемого. Прошу убедиться, что это не выдумки выжившего из ума лича. - Глава совета хмыкнул, тонкие пальцы скользнули по крышке стола, едва касаясь камней тьмы, целое скопление которых было инкрустировано в камень столешницы перед его троном, и перед членами совета, прямо в воздухе соткались зеленоватые буквы каких-то текстов. Только Т'мор и Арролд оказались обделены, что впрочем, их не особо и заботило. Когда же все присутствующие ознакомились с предоставленными сведениями, и их взгляды вновь скрестились на главе совета, лич продолжил свою речь. - Принимая во внимание решение совета мастеров Вязи Великих Башен от четвертого дня восьмой декады шестьсот семьдесят второго года эпохи Негур, и основываясь на изложенном в их решении прецеденте, предлагаю снять с темного мага Т'мора обвинение в обращении к враждебной стихии. Если у уважаемого совета имеются аргументированные возражения, прошу изложить их здесь и сейчас. В ином случае, с истечением последней капли, решение вступит в силу. - Лич перевернул появившуюся на столе клепсидру, и тягучие капли какой-то голубоватой жидкости стали собираться на ее дне.    Члены совета переглянулись, но против такого решения сразу не высказался ни один. Т'мор присмотрелся к присутствующим, напрягая все свои эмпатические способности - пусто. Снова и снова пусто. Мастера Вязи оберегали свои эмоции и мысли, так что без серьезного взлома, к ним не пробраться. Впрочем... Щиты одного из советников, показались Т'мору несколько слабее чем у других и он сосредоточил на нем все свое внимание и способности. Буквально через пару секунд усилия парня были вознаграждены. Обострившиеся чувства нашили лазейку в ментальной обороне хорга. Очевидно, испытываемые им эмоции были слишком сильны, так что частично, хоть и почти незаметно, прорывались сквозь щиты. Недоумение и недовольство. Т'мор немного поколебался, вспомнив наставления Байды, но в конце-концов, решился на эксперимент. Он ведь не собирается шерстить всю память советника, вороша его закладки, и подставляясь под контрольные цепи защиты его разума. Ни к чему это Т'мору, да и опасно. Он лучше просто, тихонько посидит, так сказать в уголке, посмотрит, что за мысли питают столь сильные чувства мастера. Вряд ли его засекут, при таком подходе. Эмоции и без того сильно искажают восприятие защиты, так что есть неплохой шанс, что в этих потоках, тонкий мысленный посыл будет незаметен. Конечно, всех мыслей так не прочтешь, только те, что генерируют замеченные им эмоции, но ведь больше и не нужно. Т'мор был почти уверен, что чувства, пробившиеся сквозь щиты хорга, вызваны именно происходящим в зале совета, шоу. А значит... парень глубоко вздохнул и аккуратно скользнул мыслью по вибрирующим потокам чувств хорга...    Недоумение советника было вызвано абсолютной нетипичностью поведения древнего лича на сегодняшнем совете мастеров Вязи. Нет, древний хорг всегда отличался некоторой эксцентричностью, но все его действия всегда были куда более скрытыми. Подковерные игры, манипулирование окружающими и их мнением, даже шантаж и подкуп, давали личу возможность с легкостью крутить советом, не выпячивая своей власти и позволяя советникам самим приходить к нужным ему и его союзникам решениям. А сейчас... Напор, с которым лич буквально продавливал решение по этому хуману, пугал. Советник Ррох был почти в смятении, и не сомневался, что многие его коллеги пребывают в том же состоянии.    Т'мор с великой осторожностью, словно обезвреживал очередную ловушку где-нибудь на окраине Свободного города, выскользнул из сознания советника. Судя по всему, хорг никогда прежде не сталкивался с ситуациями, когда глава совета так явно и безапелляционно пользуется своей почти безграничной властью и авторитетом, только что не впрямую заставляя мастеров принять нужное ему решение. Именно эта странность поведения, не просчитываемая ушлым хоргом, да еще и непонятная позиция, которую занял древний немертвый, превратившись из немногословного беспристрастного судьи, чуть ли не в защитника обвиняемого, и вызвали недовольство советника. Но он промолчал.    Пока Т'мор пытался разобраться, чем же он мог так заинтересовать хитрого лича, что тот такие фортели выкидывает, глава совета обвел взглядом стол и, убедившись, что никто из присутствующих не горит желанием оспорить его предложение, кивнул. Одновременно с его движением, в нижнюю чашу клепсидры упала последняя капля. Полчаса, отведенные совету на раздумье, истекли.    - Отлично. Решение принято. Совет мастеров Вязи Аэн-Мора признает человека, темного мага Т'мора невиновным. - Заключил лич и откинулся на спинку своего трона. - Ну а теперь можно перейти к следующему вопросу нашего собрания. Эр Ррох, это дело касается вас и вашей Академии. И хотя я прекрасно помню о привилегиях вашего заведения, вынужден настаивать на присутствии всех членов совета для решения этого щекотливого вопроса. Эр Арролд, прошу, вам слово.    Эр Ррох, тот самый хорг в сознании которого побывал Т'мор, выпрямился в своем кресле, и от него уже ощутимо пахнуло недовольством. Впрочем, присутствующие на совете мастера дружно проигнорировали поведение ректора местного высшего учебного заведения.    - Уважаемые эры, - Арролд поднялся с места, и, вытащив из-за отворота камзола небольшой свиток, укутанный в сложную вязь защитного плетения, положил его на стол. - Наши соседи в землях Шаэр, просят дозволения Совета мастеров Вязи Аэн-Мора, на присутствие сьерра Т'мора гардэно Рауд Шаэр-и-Нилл в стенах Академии и Великих Башен, с правом доступа к инкунабулам библиотек Хорогена.    - Риссы... - С непонятными интонациями протянул кто-то из мастеров. В ту же секунду, свиток, лежащий перед Арролдом, полыхнул печатями и моментально утонул в камне стола, чтобы через секунду всплыть зеленоватыми строчками текста перед лицом каждого мастера Вязи присутствующего в зале. Мельком глянув на короткое послание, лич взмахнул рукой, привлекая внимание присутствующих.    - Думаю, этот вопрос мы будем решать за закрытыми дверьми. Эр Арролд, сьерр Т'мор, было интересно познакомиться, но сейчас я вынужден просить вас покинуть зал совета. Ждите. Решение по этому вопросу будет доставлено вам до полудня следующего дня.    Двери за спиной Т'мора и Арролда распахнулись, и на пороге застыли две копии давешних "статуй", встретивших гостей в холле Башни.    - Ну и что ты думаешь? - Поинтересовался Т'мор у Арролда, едва они оказались у подножия бесконечной лестницы.    - Странно это все. - Задумчиво произнес хорг, и не сбавляя шага повернул к давешнему трактиру. - Вообще-то площадь, не совсем подходящее место для таких разговоров, так что давай-ка заберем наших животин и отправимся домой. Там хорошенько перекусим и заодно обсудим все произошедшее на совете. Я ведь не ошибусь, если предположу, что у тебя тоже имеется пара мыслей на этот счет?    - Разумеется. - Вздохнул Т'мор. - Может еще и Байду позовем?    - Ты ему настолько доверяешь? Уже? - Арролд даже на мгновение замер на месте, услышав предложение побратима.    - Доверяю или нет, это другой вопрос, и пока его рано обсуждать. - Т'мор подтолкнул Арролда ко входу в трактир. - Но вот то, что он умен и опытен я отрицать не могу. Ты же слышал, что говорил этот Ассил на совете? Если отбросить всю шелуху, то Байда в точности предсказал ход его мыслей. Согласись, было бы глупо отказываться от возможности выслушать мнение умного человека. Даже если ты ему не доверяешь.    - Хм. Как раз я-то ему вполне доверяю. - Тихо проговорил Арролд, одновременно, жестом подзывая трактирщика. Тот вышел из-за стойки и бодро поковылял в их сторону. На лице тора-полукровки светилась такая довольная улыбка, что Т'мор невольно попятился. Некстати вспомнился встреченный у "Белой скалы" тан Грим. Тот тоже сверкал подобной улыбкой, и она не сулила ничего хорошего.    Выслушав словесный поток, излившийся на них из уст трактирщика, Т'мор и Арролд устало переглянулись, и потребовали седлать своих скакунов, при этом еле сумев отвертеться от предложенного гостеприимным хозяином обеда. Еще бы, благодаря происшествию с "броненосцами", известность трактира у площади Великих Башен возросла неимоверно, и за то время что Т'мор и Арролд провели на совете мастеров Вязи, в трактире успело перебывать больше народу, чем за всю прошедшую декаду, так что хозяин заведения вполне мог себе позволить определенную щедрость.    - Вот что за... Где ни появимся, там либо в драку ввязываемся, либо темой для пересудов становимся, а? - Как-то жалобно протянул Т'мор, взлетев в седло Серого.    - И я даже не знаю что из этого хуже. - Согласно кивнул Арролд, и направил своего скакуна в один из переулков. - Ладно уж. Изменить мы все равно ничего не можем. Остается только смириться... и при возможности воспользоваться плодами труда этих сорок.    - У тебя появилась какая-то идея? - Встрепенулся Т'мор, поравняв хаука с конем побратима.    - Не идея... так, мыслишка. - Арролд покрутил кистью руки. - Можно сказать, намек на идею.    - Ну-ну. Расскажешь дома. - Утвердительно кивнул Т'мор. - А сейчас, давай наперегонки. Вытряхнем из ушей всю ту муть, что туда навалили толстолобики вместе с трактирщиком.    - Наперегонки? С хауком? - Хорг фыркнул. - Какой смысл. Даже если Лу сумеет обогнать твоего монстра, Серый ему весь круп обгрызет, но первым прийти не даст.    - Ну... не все так плохо. - Рассмеялся Т'мор. - Серый у меня, парень цивилизованный, без приказа не укусит. И все-таки, Арролд, если не наперегонки, давай хоть просто ходу прибавим. Ну надо же как-то развеяться?!    - Развеяться, говоришь... - Арролд на мгновение задумался. - Хорошо. Но носиться по Аэн-Мору как оглашенным, я думаю, все же не стоит. Зато могу предложить альтернативный вариант. Как насчет охоты? У нас здесь в получасе езды на полдень от города, великолепный заповедник имеется, его Храм содержит. Можно рвануть туда.    - Но это же надолго. Пока зверя найдем, пока поднимем... - Протянул Т'мор. Пребывая в Шаэре, в компании Гора, заядлого охотника, он успел нахвататься вершков в этом искусстве, правда, только теоретически...    - Э, на этот счет не волнуйся. - Отмахнулся Арролд. - Ни с поиском, ни с подъемом зверя, проблем не будет, обещаю. Недаром, такая охота зовется короткой.    - Ну если обещаешь, тогда поехали. - Согласился Т'мор. - Вот только как быть со снаряжением?    - Рогатины возьмем у храмовников, мечи при нас, скакуны тоже. Припасы нам не нужны, я думаю, до полуночи мы обернемся. Правда, и на богатый трофей рассчитывать, тоже не стоит. Половина добытого уйдет Храму.    - Ну и ут бы с ней. Не для того едем. - Скривил губы Т'мор.    - Ну что ж. Тогда вперед. - Арролд пришпорил коня, а хаук Т'мора сам устремился следом, не желая уступать Лу.    Спустя час скачки, хорг и человек въехали на территорию заповедника, оказавшегося небольшой рощей. Появившийся рядом с гостями, хорг-храмовник вежливо их поприветствовал, а услышав от Арролда: "Короткая охота", кивнул и, жестом предложив следовать за ним, привел их на небольшую сплошь покрытую рунной вязью каменную площадку, в глубине рощицы.    - Арролд? - Недоуменно проговорил Т'мор, нервно поигрывая всученной ему храмовником рогатиной.    - Не трясись, все так и должно быть. - Хмыкнул тот. - Поверь.    Стоило скакунам оказаться в центре площадки, как та полыхнула яркой синевой, и охотники оказались в совершенно другом месте. Ровная как стол, степь раскинулась перед ними, чуть шелестя пожухлой травой. Сверху ощутимо припекало солнце.    - Где мы? - Потрясенно пробормотал Т'мор.    - В полуденных степях Пустых земель. - Тут же откликнулся Арролд. - Внимательно смотри по сторонам. Сейчас появится наша дичь.    И она появилась... Чешуйчатый уродец, эдакая помесь ящера и лошади, гулко взревев, вывалился из пылающего провала, развернувшегося в паре метров над землей. Прорыв схлопнулся, а зверь, потянув носом воздух, нашел взглядом охотников... и задал такого стрекача!    - М-да, и почему мы не выбрали вариант с обедом и приглашением Байды? - Вздохнул Т'мор, и дал шенкеля хауку.   

Глава 2. Прикладная теология и ее значение в Хорогене.

   Ящера, Арролд убил практически в одиночку, без помощи несколько растерявшегося Т'мора. А растеряться неопытному охотнику было отчего. Инфернал, отмахавший не один десяток миль по степи, и понявший, что странные преследователи не собираются от него отставать, вдруг остановился как вкопанный, а в следующую секунду бросился на охотников. Опередивший скакуна Арролда на пару дюжин метров, Серый, от неожиданности шарахнулся в сторону, и летящая на него туша ящера пронеслась мимо, что бы через несколько секунд взвыть от боли в распоротом боку, куда пришелся удар рогатины хорга. В следующий миг, Арролд уже соскользнул на землю и закрутился вокруг ревущего инфернала. Схватка была быстрой. Не успел разъяренный ящер взмахнуть хвостом, как остро отточенное жало рогатины, впилось ему под подбородок. Тварь взревела, поднимаясь на дыбы, и хорг, тут же отпрянув, ударил рогатиной в открывшееся подбрюшье. Обретший волей храмовников плоть, инфернал захрипел, из ноздрей ударил поток бурой жидкости, и зверь глухо ударился оземь. Мощные лапы скребанули по земле, оставляя на ней глубокие борозды, тело ящера сотрясли конвульсии, и инфернал застыл, выпустив с последним выдохом, темную дымку, которая тут же свернулась жгутом и исчезла.    Т'мор кое-как сполз с седла и еле слышно выругался. На более громкое выражение эмоций сил у него просто не было. Бешеная трехчасовая скачка за инферналом порядком его вымотала. Парень похлопал спасшего его хаука по шее, и направился к усевшемуся прямо на тушу твари, довольному своей победой Арролду.    - Ну, вот завалил ты эту зверюгу... - Т'мор, для верности, пнул ящера в бок. - А как мы ее обратно потащим, и самое главное, где это наше "обратно"?    - Не нуди, Т'мор. - Лениво отозвался хорг, даже не соизволив открыть глаза. - Скоро явятся храмовники, и все организуют. А пока можно и отдохнуть.    Человек окинул взглядом перемазавшегося в темно-бурой крови инфернала Арролда, опирающегося на такую же изгвазданную рогатину, и вздохнул. Вряд ли у самого Т'мора получилось бы справиться с ящером, орудуя лишь тем дрыном, что выдал ему храмовник. А хорг спокоен так, словно и не он только что завалил эту дуру, без каких-либо магических выкрутасов. Впрочем... Т'мор пригляделся... Не так уж Арролд спокоен и умиротворен, как хочет казаться. Нет, блок на эмоциях он держит великолепный, а вот ладони аж побелели, сжимая древко рогатины, да и колени чуть подрагивают. Почти незаметно, но все же... Кажется, адреналина белогривый черпанул полной мерой.    - Арролд... - Т'мор присел рядом с побратимом.    - М?    - Я вот подумал, если порталы у вас так дешевы, что ими пользуются просто ради развлечения, типа нашей охоты, что ж мы столько в седлах-то тряслись, пока добирались до Аэн-Мора?    - Если бы все было так просто, хорги давно стали бы богатейшей расой в Мор-ан-Таре. Но, увы... - Хмыкнул Арролд. - Сеть порталов, подобных тому, что переместил нас сюда, штука стационарная, и существует отнюдь не во всех городах Хорогена. Я бы даже сказал, что Аэн-Мор, единственный город, на территории которого есть выходы этой сети. Остальные разбросаны по относительно необитаемым или попросту труднодоступным местам. Это во-первых. А во-вторых, предупреждая твой вопрос, почему мы не строим эти порталы в городах, отвечу: мы не знаем, как их строить. Да что там, нам даже неизвестно откуда в сети берется сила, достаточная для переброса. Это не наше изобретение. Все то же наследство Ушедших, только доставшееся не магам Хорогена, а Храму, который столетиями пытается понять принцип работы сети. Но, пока безрезультатно. То есть управлять ею, по принципу: "нажми на кнопку, получишь результат", храмовники как-то научились, а вот дальше дело не идет. Но они не теряют надежды. Я удовлетворил твое любопытство?    - М-да. - Т'мор задумчиво кивнул.    - Замечательно. Тогда, что бы не отходить далеко от темы перемещений, расскажешь, каким образом, ты давеча, умудрился, во мгновение ока, перенести нас от подножия лестницы ко входу в Башни? - Вкрадчиво поинтересовался Арролд.    - Особенность Тени. - Т'мор пожал плечами, стараясь, что бы это выглядело как можно естественнее. Распространяться об истинных возможностях путешествий тенями, он пока не собирался. - На дальние расстояния не действует, а так, в пределах прямой видимости, очень неплохой способ перемещения. Правда, как ты наверное заметил, несколько выматывающий.    - Это да. - Согласно кивнул Арролд. - Вроде бы только успел моргнуть, а уже находишься в другом месте... с головной болью и выворачивающимся наизнанку желудком. Ты, Т'мор, конечно извини, но я лучше, все-таки буду передвигаться на своем Лу. Хоть медленнее, да для здоровья безопаснее.    - А я и не предполагаю становиться твоим перевозчиком. - Фыркнул парень. - У меня после нашего совместного путешествия к Башням, вообще было такое состояние, словно я ту лестницу бегом одолел, да при этом еще и тебя на своем горбу волок.    - Понятно. - Арролд рассеяно кивнул, и уставился куда-то в сторону ближайшего холма. Появившиеся из-за него, мелькающие точки быстро увеличивались в размерах, явно приближаясь к охотникам. Хорг поднялся со своего трофея. - А вот и храмовники. Вставай Т'мор. Не будем мешать им разделывать нашу добычу.    - А не обманут? - Полушутя поинтересовался тот.    - Парень, это риссы так дурно на тебя повлияли, или ты и до знакомства с ними был таким крохобором? - Арролд чуть изогнул губы в едва заметной усмешке, продолжая при этом держать блок эмоций. Т'мор только хохотнул в ответ, а хорг покачал головой. - Поднимай щиты, лучше не давать этим... поводов прицепиться.    - Да понял, я понял. - Проворчал Т'мор, надежно запирая эмоции где-то глубоко в душе. Хоть общение с побратимом в некоторой мере и расслабило человека, держать в присутствии посторонних постоянный блок, он не забывал. Все-таки еще слишком свежи были воспоминания о трактирном побоище с Рраена и его приятелем, мстительный брат которого, испоганил Т'мору и Арролду большую часть путешествия по Хорогену.    Тем временем, подъехавшие "броненосцы" - храмовники, в количестве пяти экземпляров, спешились, и, сноровисто, не обращая ровным счетом никакого внимания на охотников, принялись за разделку инфернала. По степи пополз тяжелый дух из развороченной брюшины твари, но даже он не заставил молчаливых храмовников, хоть как-то отреагировать. Они все так же, невозмутимо, четко и слажено продолжили разборку инфернала на запчасти. Т'мор и Арролд с интересом наблюдали за процессом, стараясь держаться с наветренной стороны от туши ящера.    Не прошло и часа, как инфернал был разделан, да так, что на месте боя остался только его далеко неполный скелет, да разбросанные вокруг куски мяса, уже привлекшие падальщиков. Несколько огромных птиц уже нетерпеливо кружили высоко в небе, не рискуя пока опуститься на землю, а метрах в трехстах, усевшись на куцые обрубки хвостов, устроилось с десяток животных, похожих на пегих широкомордых собак.    "Броненосцы" приторочили мешки с частями инфернала к седлам, дождались пока охотники окажутся на своих скакунах, а Т'мор еще и оттащит Серого от приглянувшегося хауку окорока убитой Арролдом твари, и медленной рысью тронулись по своим собственным следам.    Оказавшись на уже знакомой по заповеднику в Аэн-Море, рунной площадке, Т'мор только хотел спросить о том, как управляющий порталом храмовник узнает, что пришла пора возвращать экспедицию назад, но тут каменный круг полыхнул синевой, и кавалькада оказалась в давешней роще.    - Вот, и самое главное, никаких поганых ощущений. - Протянул Арролд, поглядывая на Т'мора. Парень в ответ только хмыкнул. Ну не объяснять же хоргу, что при путешествии в тенях, сам Т'мор не испытывает ровным счетом никаких неудобств. Зачем?    - Я заметил. - Ответил парень, и глянув в сторону удаляющихся из рощицы храмовников, поинтересовался, - ну, и когда мы получим нашу часть добычи?    - Нашу? - Чуть расслабившись с уходом "броненосцев", Арролд чуть приопустил щиты и, усмехнувшись, изобразил удивление. - То есть завалил зверюгу я, а трофеи пополам, так что ли?    - Заметь, ты сам это предложил. - Развел руками Т'мор.    - Хам ты, гардэно. - Притворно печально вздохнул хорг, но тут же плеснул смехом. - Не волнуйся. Сейчас на выезде из заповедника, получим свою часть. Поехали?    - Ага. - Кивнул парень. - Тем более и пожевать чего-нибудь уже хочется...    - Обжора. - Констатировал Арролд, разворачивая своего коня, чем вызвал очередную усмешку Т'мора и предвкушающее ворчание Уголька, привычно согревающего руку человека.    Матушка Ирна, словно услышав эту маленькую перепалку, встретила побратимов накрытым столом, за которым к некоторому удивлению Т'мора, уже устроился Байда. Правда, пока еще ничего не попробовавший... Все-таки, кажется, нахальство кузнеца-артефактора имело свои пределы, и он не стал разорять стол в отсутствие хозяина дома. Так что, несчастный здоровяк, каменным изваянием застыл на стуле, и только страдальческий взгляд, которым он сверлил исходящие паром блюда, да свист, с которым его мясистый нос жадно втягивал соблазнительные ароматы, выдавали всю глубину его мучений и стойкость духа, с которой Байда переносил вынужденное бездействие в ожидании Арролда и Т'мора.    - Ну, наконец-то! Явились урговы дети! - Грохотнул кузнец, едва побратимы вошли в столовую. - И где же вас носило? Неужто толстолобики так задержали?    - Да нет. - Покачал головой Арролд. - Мы от них уже давно слиняли. Просто, надо было немного развеяться после этого их театра абсурда, вот мы с Т'мором и решили устроить короткую охоту.    - Сами к храмовникам полезли, значит... Ну-ну. - Проворчал Байда, не переставая наполнять свою тарелку. - Мозги у тебя есть или нет, Арри? Мне почему-то кажется, что уже нет. Все в ллиале утопил.    - Да ладно тебе. - Арролд откинулся на спинку стула. - Все же в порядке, все целы. Ну, что бы они мне сделали?    - Да кто их знает?! - Рявкнул Байда. - Я с вашим народом уже не одну сотню лет по одним тропам хожу, но даже сейчас не могу сказать, что способен просчитать действия Храма, и его реакции.    - Так то ты. - Пожал плечами невозмутимый, несмотря на уже пышущего раздражением артефактора, Арролд. - Никто, кроме хорга не способен понять Храм, и никто кроме Храма не способен читать хорга. Слышал такое изречение?    - Читал. - Буркнул внезапно успокоившийся Байда. - И все-таки, поясни, зачем тебе понадобилось дразнить храмовников, сразу после вашего представления в трактире? Заметь, это не только мне интересно. Кажется, Т'мор тоже не откажется выслушать твои объяснения.    Байда ткнул обглоданной птичьей костью в своего соплеменника, внимательно следящего за перепалкой старых знакомых.    - Да тут и объяснять нечего. - Вздохнул Арролд. - Храм, как дикий хафф, бегущий для него законная добыча. Попытайся мы сбежать после сегодняшнего происшествия, или даже просто затаиться, храмовники восприняли бы это как немощь. А она претит Тьме. Зато, заявившись в заповедник, мы, можно сказать, заставили хаффа отступить. Теперь у Храма нет повода, что бы обвинить ап Хаш в слабости. И, как следствие, если храмовники возжелают препятствовать клану в присоединении к Верхней обители, у них не останется иных путей, кроме как объявить о ритуальном поединке Перехода. Никаких ножей в спину, никаких ядов и магических ловушек, это будет нарушением кодекса Храма. Вот так.    - А говорил: "охота, развеемся"... - Вздохнул Т'мор. - Вот сразу толком, объяснить не мог?    - А ты был в состоянии воспринять это после совета мастеров Вязи? - Насмешливо осведомился Арролд. Но заметив выражение лиц людей, решил все-таки хоть как-то объясниться. - Т'мор, я прошу прощения за то, что не предупредил тебя заранее об идее с переходом в верхний храм, и не успел рассказать, с чем тебе придется столкнуться на этом пути. Кроме того, прошу поверить, что я не задумывал ничего подобного тому, что произошло в трактире у лестницы. По моей задумке, мы должны были сами прийти в резиденцию нижнего храма, когда ты хоть немного освоишься в Аэн-Море... Но раз уж обстоятельства сложились иначе, и мне выпала возможность воплотить в действительность старую мечту клана, я не мог, не имел права упустить такой шанс. Тем более, что в ином случае, наша встреча с храмовниками, завершилась бы в лучшем случае в казематах Храма. Помнишь нашего несостоявшегося убийцу? Вот. А уж с охотой... Т'мор, я действительно не был уверен, что сразу после общения с мозголомами из Башен, ты сможешь быстро вникнуть во все тонкости взаимоотношений между кланами и Храмом. Сам же помнишь, что у нас после совета в головах творилось. Мы и думать-то более или менее нормально не могли. Так, обрывки каких-то идей в голове крутились, да еще вперемешку с впечатлениями от представления наших "толстолобиков"... А тут еще и поползшие по городу слухи. В общем, действовать надо было быстро, пока храмовники не решили, что мы пошли на попятный. К тому же, нам и правда, необходимо было встряхнуться...    - Ург с тобой, интриган недоделанный. - Махнул рукой Т'мор. В конце-концов, все что идет на благо клана, теперь идет и на его благо, как представителя все того же клана. - Но раз уж вспомнил об "обрывках идей", давай поделимся ими с Байдой. Не все же ему на дичь налегать?    - Я нервничаю. - Изображавший полное свое отсутствие при монологе хорга, мастер-артефактор с видимой неохотой оторвался от очередного блюда. - А когда я нервничаю, я кушаю. Помогает успокоиться.    - Вы с Т'мором два сапога - пара. - Покачал головой Арролд. - Тот тоже жрет как не в себя...    - Нашли тему для обсуждения. - Фыркнул Т'мор. - Может, все-таки поговорим о более важных вещах?    Байда с Арролдом переглянулись и, посерьезнев, синхронно кивнули, после чего мастер-артефактор приготовился слушать, а Т'мор, дополнять рассказ хорга.    Историю посещения Башен, Байда выслушал молча, лишь иногда кивал, или сосредоточенно хмурился. Так и не задав ни одного вопроса, артефактор дослушал повествование до конца, и, прикрыв глаза, погрузился в размышления. Роскошный стол, накрытый матушкой Ирной, при посильном участии громи, был забыт. Даже появление десерта не смогло вывести Байду из его транса.    Т'мор вопросительно покосился на Арролда, но тот только покачал головой и, прихватив со стола пару бокалов и графин с вином, направился в соседнюю комнату, жестом пригласив человека следовать за ним.    Небольшая, уютная гостиная встретила их веселым потрескиванием горящих поленьев в почерневшем зеве камина. Арролд сгрузил свою ношу на небольшой столик, поместившийся меж двух глубоких кресел, обитых тканью такого же мягкого песочного оттенка, что и обои на стенах комнаты и, одним щелчком пальцев, заставил зажечься несколько матовых шаров, парящих под украшенным лепниной, потолком.    - Подождем. - Хорг кивнул человеку на одно из кресел, и разлил по бокалам тягучее темное вино. - Все равно, пока он не разложит полученную информацию по полочкам, в себя не придет.    - Ладно. - Пожал плечами Т'мор, рухнул в кресло и, пригубив вина, требовательно посмотрел на Арролда.    - Что? - Не понял хорг.    - Да вот, вспомнил про твои слова о слухах, там, у трактира. - Протянул Т'мор. - Не поделишься своими наметками?    - Почему бы и нет? - Согласно наклонил голову хорг. - В общем-то, идея проста. Слухи могли сподвигнуть храм на жесткие действия в отношении клана ап Хаш, которые нам совсем ни к чему. Наше появление в заповеднике, эту возможность отрезало, но ведь ты еще не весь клан, правильно?    - То есть, ты считаешь, что сейчас храм может готовить какую-нибудь пакость не клану, а конкретно мне? - Вздохнул Т'мор и, получив в ответ утвердительный кивок побратима, не сдержал эмоций. - Саэлле саэллис! Лиэсс Ургени ниэм cетис флах! Эсс тиа нод'риг Рахн, эсса лаис сор нид ан Тар!.    - Именно. И чтобы избежать подобного исхода, я думаю, мы должны воспользоваться все теми же слухами. - Спокойно выслушав ругань Т'мора, и не забыв внести ее в свою книжечку, проговорил Арролд.    - Мало мне было непоняток с Рраена, которые, кстати, до сих пор никак себя не проявили. Так еще и эти ваши фанатики! - Прорычал Т'мор, чувствуя, как просыпается Уголек. Вот только вместо драконьего гнева, крылатый друг, начал распространять вокруг успокаивающие волны, почти моментально приведя человека в равновесие. Т'мор в последний раз со свистом втянул в себя воздух, и уже спокойным тоном спросил. - И как ты это себе представляешь?    - Тебе нужно принять благословение Тьмы от главы Верхней обители, при скоплении горожан. - По губам хорга зазмеилась хитрая улыбочка. - И поверь, того количества слухов, что поползут по Аэн-Мору, после благословения, будет более чем достаточно, что бы Храм оставил тебя в покое. Тем более, когда горожанам станет известно, что ты, тот самый человек, что уже доказал свое превосходство над клириком храмовников.    - Хм. Уверен? - Недоверчиво поинтересовался Т'мор. - И кто же им скажет, что я и есть тот самый "великий и ужасный темный маг"?    - А ты думаешь, в Аэн-Море так много свободно разгуливающих по улицам хуманов? Ты, да Байда, вот и все. Тот десяток людей-магов, что находится под надзором Башен, в городе не появляется вовсе, и не появится до окончания обучения. Так что, узнают, не волнуйся.    - Ну да. - Кивнул Т'мор, ернически улыбаясь. - Осталось только организовать это самое большое скопление народа.    - Декада Первоцвета, Т'мор. И она начнется послезавтра. А в первый день декады, в главном храме Аэн-Мора, понтифик будет вести службу, на которую соберется как минимум полгорода. Самое главное, это будет та самая половина, что в курсе кодекса Храма, и норм, которых придерживаются его служители. - Ровным тоном проговорил Арролд. - Понимаешь?    - Да уж, ну что ж, пусть будет так. - Парень залпом допил вино, и оглянулся на дверь, ведущую в столовую, из-за которой вдруг раздался приглушенный расстоянием храп. Т'мор усмехнулся. - Похоже, Байда окончательно "задумался". А, Арролд? Может его разбудить?    - Зачем, матушка Ирна прекрасно справится с этим делом без нашего участия. - Хмыкнул хорг. - Она, знаешь ли терпеть не может, когда за накрытым столом, кто-то занят чем-то кроме еды и беседы.    В это время в столовой раздался какой-то грохот, и через секунду в гостиную ввалился протирающий со сна глаза, Байда. Принципиально не замечая переглядываний Арролда и Т'мора, мастер-артефактор широко зевнул, и протопав через всю комнату, рухнул в жалобно скрипнувшее под его весом кресло.    - Ну так. Спешу вас обрадовать. - Прогудел гигант, почесывая щетину на подбородке. - Кроме Рраена и Храма, вами плотно интересуются в Башнях.    - Мы заметили, знаешь ли. - От Арролда повеяло иронией.    - Это были еще цветочки. - Ухмыльнулся в ответ мастер. - Интерес, проявляет никто иной, как глава Совета мастеров Вязи. И я не имею в виду простое любопытство. Что-то ему нужно от Т'мора, что-то конкретное. И еще, проанализировав... да-да, не стоит так ухмыляться юноша, мне еще и не такие словеса знакомы... Так вот, пораскинув мозгами над вашим рассказом, к своей первой новости могу добавить еще одну. Судя по действиям старого лича, его поведению на совете, он заинтересован в Т'море единолично, то есть как частное лицо а не верховный мастер Вязи Башен, причем заинтересован настолько, что заранее, даже не заручившись согласием парня, показал всему совету, что будет пользоваться всеми своими возможностями, как личными, так и административными, что бы этот интерес был удовлетворен, и никто из магов не смел путаться у него под ногами. Отсюда вывод: ты, Т'мор, не просто нужен главе совета, ты ему ОЧЕНЬ нужен. Зачем? Пока не знаю, мало информации... Да, есть еще небольшая вероятность, что на самом деле, личу ты ни к чему, и он просто воспользовался удачным случаем, что бы отвлечь внимание совета, и тем самым прикрыть какие-то другие свои делишки. Но, еще раз подчеркну, вероятность такого варианта стремится к нулю.    - И что это нам дает? - Задумчиво протянул Арролд.    - Пока ничего... По крайней мере, до тех пор, пока не лич сам не соизволит объясниться. - Пожал плечами Байда.    - Ну почему же. Думаю, в этом есть один плюс. - Заметил Т'мор. - Думаю, маги тоже относятся к той самой половине города, что придет на службу.    - А ведь правда. - Подхватил Арролд. - Подобный поворот сыграет нам на руку. Конечно, болтать с кем попало об интересе главы совета, маги не станут, но после праздничной службы, да еще послушав шепотки горожан, с родичами поделятся новостями непременно, а учитывая, что в каждом клане есть хорги, входящие в клир, храмовники очень быстро будут проинформированы о заинтересованности главы совета мастеров Вязи в одном хумане.    - Дети, ну сущие дети. - Проворчал Байда. - Им открытым текстом заявляешь, что один из правителей Хорогена решил использовать их в своих играх, а они какие-то плюсы ищут. Так знаете что я вам скажу? На любом людском кладбище таких плюсов полно. Надгробными крестами зовутся.    - Неужто и здесь Иисус отметился? - Не удержал язык за зубами Т'мор.    - Да нет. У местных людей, крест на круге, знак четырех стихий, колесо жизни... Стоп. - Байда, на автомате выдавший свое пояснение, на мгновение замер на месте, после чего изумленно вытаращился на Т'мора, и перешел на язык русского анклава Свободного города. - Опаньки. Никак у меня тут землячок организовался?!    - Можно и так сказать. - На том же языке ответил Т'мор, бросил взгляд на пребывающего в недоумении Арролда, и перейдя на наречие Мор-ан-Тара, обратился к побратиму - Мы тут с Байдой выяснили, что пришли сюда из одного и того же мира.    - Ну, или, как минимум, параллельных миров. - Поправил оправившийся от удивления Байда, и тут же нахмурился. - Но, эта интересная тема может несколько подождать, а пока я хочу вернуться к нашим баранам, и увериться в том, что вы молокососы, понимаете в какое дерьмо вляпались с этим старым личем.    - Байда, во все это, как ты выразился, дерьмо, я вляпался еще до приезда в Хороген, и как бы еще не в Свободном Городе, когда познакомился с Гором ан-Рауд. - Вздохнул Т'мор. - Еще в Шаэре мне стало ясно, что риссам что-то от меня нужно. Да и эта поездка в Хороген... Сильно сомневаюсь, что без санкции главы совета мастеров Вязи, дука ап Рраш согласился бы привезти на родину мало того что человека, так еще и из земель недавнего врага, к тому же защитника клана, входящего в Дом и-Нилл, чья ненависть к хоргам общеизвестна. Это вот Арролд у нас рискует просто за компанию. Так что...    - Понял. - Байда потер огромными ладонями лицо, и уставился на пылающий в камине огонь. Спустя несколько минут, мастер-артефактор откинулся на спинку кресла, и тихо заговорил, - ну и попал же ты, земеля. Ох как попал... Да и Арри, тоже недалеко от тебя ушел. Вы же побратимы, как я понимаю? А значит, можешь не надеяться, что эта белогривая ледышка оставит тебя один на один с твоими неприятностями. Императивы у него не те, если ты понимаешь, о чем я. Ну а раз Арролд в деле, то и от меня ты теперь никуда не денешься. К тому же ты мой земляк, вроде бы. А своих в беде бросать негоже. Хотя, конечно бывают такие свои, что хуже чужих, ну да ты вроде не из них, уж у меня-то глаз наметан, всякую гниль за версту чую... Так что, не обессудь, но я к тебе в компанию тоже влезу. Как говорится, гуртом и батьку бить сподручней.    В гостиной повисла тяжелая тишина. Люди и хорг переваривали новости и итоги своих размышлений, время от времени потягивая из бокалов старое вино, и не замечая, как за стрельчатыми окнами гостиной сгущается ночная тьма.    Тишину разорвал стук в двери, и в комнату влетел Лерой.    - Мастер Арри! У ворот благородные эры, просят уделить им время для беседы.    - Эры? Храмовники, маги? Кто? - Арролд стремительно выпрямился.    - Нет-нет, мастер Арри! Благородные эры, в цивильном платье. - Помотал головой громи.    - Да? Кто бы это мог быть... Ладно, зови их в малый зал. - Мы будем там через минуту. - Кивнул Арролд, и повернулся к людям. - Ну что, составите мне компанию? Посмотрим, кого там нелегкая на ночь глядя принесла?    - А то. - Одновременно ухмыльнулись Т'мор и Байда.    - Тогда чего сидим, кого ждем? - Ласковым голосом поинтересовался Арролд, сохраняя фирменную каменную маску на лице, и тут же двинулся к выходу в столовую.    Т'мор с Байдой переглянулись и, поднявшись с уютных кресел, последовали за хозяином дома, уверенным шагом двигающимся через анфиладу комнат, неприятно напомнивших Т'мору, архитектурные изыски Башен, по которым его и Арролда, водил древний лич.    То ли хорг почувствовал тоже самое, что и его побратим, то ли маршрут к упомянутому малому залу пролегал именно так, но почти в ту же секунду, Арролд резко свернул в довольно узкий коридор, который и вывел их в параллельную предыдущей, анфиладу, в конце которой виднелись столь любимые риссами и хоргами высокие двустворчатые двери, богато украшенные резьбой, и инкрустированные какими-то полудрагоценными, а может и драгоценными камнями. Точнее, Т'мор определить не смог, а спрашивать Байду, было лень. Возникший словно из ниоткуда, у этих самых дверей, Лерой распахнул тяжелые створки перед приближающимся хозяином дома, и тут же испарился,    В малом зале, четко в центре пустого помещения, статуями застыли трое белогривых в богато украшенных, длиннополых накидках, распахнутых так, что любой желающий мог увидеть под ними плотную матово-черную чешую гибкого доспеха, и роскошно отделанные рукояти мечей.    Арролд остановился в нескольких шагах от гостей, а Т'мор и Байда, замерли чуть позади, повторив тем самым построение гостей.    - Приветствую вас в резиденции моего клана, благородные эры. Буду рад услышать причину столь позднего появления уважаемых владетелей в моем доме. - Ап Хаш на мгновение склонил голову, не спуская при этом глаз с визитеров. Стоявший чуть впереди своих сородичей, хорг, словно зеркало, отразил движения Арролда.    - Владетель ап Хаш, я и мои спутники сожалеем, что вынуждены были нарушить ваш вечерний отдых, но мы лишь посланники, исполняющие волю главы нашего клана. А дело, что привело нас к порогу вашего дома, не терпит отлагательств. - Рука белогривого скользнула куда-то в складки накидки, и через мгновение вынырнула, сжимая свиток с алой, словно подсвеченной изнутри, печатью. - Глава клана Рраена, владетельный эр Ссида, приглашает вас, эр Арролд и человека, сопровождавшего вас в пути из Меельса в Аэн-Мор, в Дом Бесед. Завтра, на закате.    Договорив, хорг коротко кивнул и, развернувшись на каблуках, вышел из зала, в сопровождении своих молчаливых сородичей.    - М-да. Лерой, проводи. - Арролд кивнул стоящему у дверей громи и, хлопнув свитком по открытой ладони, глянул на Т'мора и Байду, также как и спутники гонца Рраена, не проронивших ни слова, за все время этой донельзя официальной аудиенции. - Вот так. Хорошо еще, что в Дом Бесед пригласил, а не сразу в Круг Чести.   

Глава 3. Забили стрелку... жаль беднягу.

   Вернувшись в гостиную, Т'мор тут же принялся расспрашивать "аборигенов", о непонятных ему вещах. Впрочем, Арролд пока не намеревался ложиться спать, да и Байда вроде бы не проявлял пока желания покинуть резиденцию ап Хаш, так что просвещение одного отдельно взятого фамильяра клана, оказалось не худшим способом скоротать часок.    - Иными словами, в Доме Бесед запрещены любые боестолкновения? - Уточнил Т'мор и, дождавшись утвердительного кивка Арролда, поинтересовался, - а, собственно, что мешает-то? Насколько я понимаю, никакой охраны или магических вывертов, там не имеется...    Белогривый протяжно вздохнул. Как объяснить этому человеку, что есть вещи, которые ни один хорг никогда в жизни не сделает. Если, не исходя из собственного понятия чести, то, хотя бы, из опасения нанести непоправимый ущерб собственной семье... Байда, словно поняв озадаченность Арролда, решил объяснить все по-своему.    - Т'мор... Насколько я понял, мой родной язык тебе не в новинку. - Начал кузнец, и тут же перешел на русский. - А знакомо ли тебе словосочетание: "забить стрелку"?    - Разумеется. - Кивнул Т'мор. - Это назначение места и времени встречи, для обсуждения общих интересов.    - Эк завернул. - Крякнул Байда, ухмыльнувшись. - Ну, в принципе верно. А как назвать тех, кто, явившись на стрелку, вместо цивилизованной беседы, устраивает разборку?    - Э-э, "отморозки"? - Вспомнил Т'мор, начиная понемногу понимать, к чему клонит его собеседник. Собственно, любой житель Свободного города, если хотел иметь дела с русским анклавом, был вынужден учиться, не только хоть немного говорить на их головоломном языке (поскольку на собственной территории, росичи напрочь "забывали" общепринятый в городе англик), но и разбираться в их обычаях, имеющих в анклаве силу закона, неукоснительно соблюдаемых его жителями.    - Так вот, выражаясь понятным тебе языком, Дом Бесед, это то самое место, где хорги забивают стрелку для обсуждения общих интересов, а разборки они устраивают в так называемом Круге Чести. При этом, отморозков, путающих Дом Бесед с Кругом Чести, в Хорогене очень сильно не любят. Чуть ли не до смерти... самих отморозков разумеется. - Завершил свое толкование традиций белогривых, Байда. - Усек?    - Вполне. - Кивнул Т'мор. - Вот только что-то с трудом верится, что если Рраена пойдут на столкновение в этом самом Доме Бесед, кто-то их за это вырежет.    - Это вряд ли, конечно. Все же кланы, это не отдельные хорги, не сумевшие решить свои вопросы без оружия. - Согласился Арролд. - Но вот жить им станет намного сложнее. Начав бойню в Доме Бесед, Рраена, тем самым, нарушат слово чести. И кто станет иметь дело с бесчестным кланом? Никто. От клятвопреступников отвернутся уже существующие торговые и политические партнеры. Логика проста. Сегодня Рраена нарушили слово, данное одному клану, кто мешает им нарушить слово, данное другим? Слишком велики риски, а значит такое партнерство невыгодно. Как следствие, клан потеряет не только доходы, но и влияние в кругах. А дальше могут произойти и вовсе печальные вещи. Например, Совет кланов исключит их из своего состава, Верхняя обитель выведет представителей клана из клира, а Совет Башен и вовсе лишит их земли права на защиту, убрав из их владений свои представительства. Хотя это, конечно, жесткий вариант, возможный лишь в том случае, если кто-то захочет полностью "свалить" клан.    - Однако. - Т'мор озадаченно почесал затылок.    - Мудреная система, да, парень? - Ухмыльнулся Байда. - Но на твоем месте, я бы не переоценивал значение этого их хваленого "слова чести". Поверь, среди хоргов полно тех, для кого оно лишь пустой звук.    - Байда... - Укоризненно начал Арролд, но артефактор не успокоился.    - Что? Ты все правильно сказал, Арри. Но это лишь верхушка айсберга. Если парень будет ориентироваться только на твои слова, он не проживет в Хорогене и трех декад, как окажется где-нибудь на галерах пиратов Черепашьей Гряды. Скажешь, нет? - Байда ткнул толстым пальцем в сторону хорга, и продолжил, обращаясь уже к Т'мору. - Так вот, парень, все что сказал Арролд, правда, но лишь в определенной степени. Слово данное главой клана, действительно нерушимо, и за его неисполнение, нерадивый глава может лишиться покровительства Тьмы, то есть собственных магических сил, а клан - чести, с уже описанными тебе последствиями. Но! В Хорогене, знаешь ли, живут не только главы кланов, но и, так сказать, рядовые белогривые, нарушение которыми собственного слова, есть лишь их личная проблема. Клан не вступится за своего обманщика-представителя, но и помогать обманутому разделаться с нарушителем, естественно, не станет. Имей это ввиду, при общении с белогривыми.    - Вот как? - Т'мор глянул на посмурневшего Арролда, но тот, в ответ, лишь нехотя кивнул, подтверждая слова Байды. А хорг-то оказывается, патриот! Но честный, не стал лезть в бутылку, доказывая, какие его соплеменники душки...    - Ладно, господа хорошие, время уже позднее, пора бы и честь знать. - На этих словах, поднимающийся с кресла Байда ухмыльнулся, кивнув Т'мору. - Завтра с утра я к вам загляну, поболтаем, "землячество" наше обсудим, еще кое-что. А сейчас, всего хорошего.    - До завтра. - В унисон выдали Арролд и Т'мор и, проводив взглядом удаляющегося в сопровождении Лероя кузнеца, переглянулись.    - А ведь он прав. Завтра будет долгий день. - Проговорил Арролд. - Пожалуй, последую-ка я его примеру.    - Что, тоже куда-то сбежишь? - Приподнял бровь Т'мор.    - Нет, просто отправлюсь спать. - Не принял шутки Арролд.    - А я бы проветрился перед сном.    - И кто тебе мешает? Твой Серый в конюшне, дорогу до нее ты знаешь. Так что, вперед. Надеюсь, не заблудишься в Аэн-Море? - Равнодушно пожал плечами хорг.    - Да уж как-нибудь. - Улыбнулся Т'мор, чувствуя радость предвкушающего ночной полет Уголька. - Но вообще-то, я хотел прогуляться по городу пешком.    - Смотри сам. Отговаривать не буду. Правда, в нижние кварталы, соваться все же не советую... Если, конечно, не желаешь мечом помахать. В остальном, дело твое. Сейчас пойдешь?    - Ну да. - Кивнул Т'мор. - А чего ждать-то?    - Тогда, хорошей ночи. - Арролд поднялся с кресла, и направился к выходу из гостиной. Уже на пороге, он обернулся. - Ты только предупреди Лероя или матушку Ирну. А то ведь ворота запрут, и придется тебе ночевать на улице.    - Понял. Хорошей ночи, Арролд.    Ночной Аэн-Мор совсем не тоже самое, что столица Хорогена днем. В темноте, узкие, ухоженные улицы, еле освещенные редкими светильниками, продуваемые свистящим холодным ветром, больше похожи на мрачные коридоры, утонувшие во тьме, которая, кажется, совершенно не боится тех скупых лучиков света, что сочатся из-под прикрытых оконных ставен. И только ярко освещенные площади перед многочисленными башнями, оставшимися от ушедшей эпохи, рваным огненным ожерельем протянулись через большую часть города, обрываясь лишь там, где строения древних жителей Крыши Мира были уничтожены давней катастрофой.    Уголек стремительно набирал высоту, оставляя внизу темное глухое сияние силы земли, пронизанное в далекой глубине потоками огня. Призрачные крылья, опираясь на невесомые, но стремительные волны воздушной стихии несли порядком подросшего питомца Т'мора все выше. Вот уже дракон поднялся над самыми Великими Башнями, окутывающий его восторг вырвал из глотки громкий рев и волну темного, почти невидимого в ночи пламени. А спустя мгновение, Уголек почуял нарастающее восхищение Т'мора, захваченного открывшимися ему через разум сумеречного дракона видами. Столь яркое сопереживание с оставшимся далеко внизу, в темном лабиринте улочек и переулков старого города, человеком, лучше чем что бы то ни было еще, свидетельствовало о приближении, с нетерпением ожидаемого драконом, момента слияния. Уголек на миг замер на месте, кувыркнулся в воздухе, вытянулся в струнку и, сложив крылья, камнем рухнул вниз, к земле, туда, где, пребывая в немом восторге, его ждал Т'мор.    Снизившись до нескольких метров, Уголек распахнул крылья, и выровняв полет, черной стрелой понесся меж домов, иногда поднимаясь над крышами, что бы покружиться вокруг очередного понравившегося флюгера, заставляя его вертеться с сумасшедшей скоростью, или ныряя куда-нибудь в глубину проулков, скользя меж резными балконами, нависающими над мостовыми и едва не касаясь крыльями стен. Вот, буквально в полуметре под телом летящего дракона промелькнула троица уже виденных где-то хоргов в матовых доспехах и развевающихся от ветра плащах. Уголек презрительно фыркнул: не заметили! И зачем им было рядиться под его сородичей, если эти двуногие не обладают и сотой долей наблюдательности настоящих сумеречных змеев? А эта их чешуя? Ха! Мало того, что кроме цвета она ничем не напоминает настоящий драконий покров, так даже такому юному змею как сам Уголек, эта подделка на один пламенный выдох, не больше. Жалкое зрелище...    Внезапно дракон почувствовал интерес Т'мора к белогривым. На секунду зависнув на месте, Уголек стремительно развернулся на кончике крыла и, аккуратно вцепившись в выступающие барельефы оказавшегося рядом дома, тихонько скользнул следом за хоргами, на этот раз старательно прячась в многочисленных тенях зданий. Впрочем, долго вести преследование не понадобилось. Хорги свернули на небольшую площадь и, миновав ее, оказались перед высокими ажурными воротами. За ними просматривался большой парк, в глубине которого, полускрытый деревьями возвышался ярко освещенный особняк, крайне неприступного вида. Глухие стены первого этажа, узкие высокие бойницы, зубцы, ограждающие открытые площадки, на плоской крыше. Замок, а не городская резиденция. Про то, что его окрестности, включая парк вместе с оградой и воротами, предвратную сторожку и немногочисленные хозяйственные постройки оказались укутаны в несколько слоев мудреной магической защиты, можно и промолчать. Если бы Уголек был не в состоянии видеть потоки сил, вряд ли бы ему удалось проскользнуть следом за хоргами, впущенными бдительным сородичем на территорию резиденции, и теперь целеустремленно шагающими к особняку по выложенным истертыми, массивными плитами, дорожкам.    Т'мор и сам не мог сказать, зачем попросил Уголька проследить за случайно встреченным гонцом и его маленькой свитой. Но скорее всего причина была в его собственном опыте. В Свободном городе ему не раз и не два приходилось следить за маршрутами банд поисковиков, орудовавших в тех же местах, где "работал" он сам, что бы случайно не пересечься с этими ребятами на узкой тропинке. И в таких случаях, Т'мор, первым делом, заботился о том, что бы найти месторасположение базы конкурентов, что давало большие преимущества при дальнейшем планировании его собственного поиска и времени "работы" на облюбованном участке.    Т'мор, не разрывая контакта с разумом Уголька, огляделся в поисках подходящего места, где он мог бы устроиться хоть с какими-то минимальными удобствами и так, что бы его никто не побеспокоил, но не найдя ничего подходящего на пустой, плохо освещенной улице, разочаровано вздохнул и шагнул в тень. Проворной ящерицей вскарабкавшись по стене на крышу дома, парень уселся прямо на черепицу и прислонился спиной к печной трубе. Вряд ли кто-то его здесь заметит, тем более что выходить из-под полога своей покровительницы Т'мор пока не собирается. Чуть поворочавшись, устраиваясь поудобнее на не слишком=то предназначенной для подобных экзерсисов, ребристой черепице, парень, наконец, замер и полностью ушел в образы передаваемые находящимся в паре миль от него драконом.    Уголек забрался на узкий карниз, протянувшийся вдоль всего третьего этажа этого угрюмого здания, и пополз вдоль стены, цепляясь крепкими когтями в старый камень так, что бы не потревожить тусклые линии сигнальной системы, расположенные не так редко, что бы пропустить любого разумного, но и недостаточно часто, что бы в них угодило гибкое тело одного молодого сумеречного дракона. Угольку стоило больших усилий не потерять из виду еле пробивающиеся сквозь каменную преграду всполохи Узоров "подопечных" хоргов, скрывшихся в доме. Но вот этап ползаний вдоль карниза остался позади, и крылатый змей удобно устроился под окном небольшого кабинета, куда и вошли трое белогривых. Здесь их уже ждал еще один хорг. Хозяин дома, как предположил Т'мор, принуждая Уголька напрячь слух. Раз уж слежка удалась, почему бы и не разузнать заодно, что скажет гонец по поводу посещения резиденции ап Хаш?    - Ну что? - Не тратя времени на пустые разговоры, спросил хозяин кабинета. Для того что бы услышать его тихий голос, Угольку пришлось чуть ли не прижиматься мордой к стеклу.    - Молодой ап Хаш получил ваше приглашение. - Коротко поклонившись, ответил гонец, но даже в этом кратком жесте, можно было прочесть недовольство хорга.    - Это хорошо, Гррилд. Я знаю, что тебе не по нраву мое решение, но я рад, что ты сумел сдержаться, и в точности выполнил указания. - Хозяин кабинета шагнул к гонцу, недовольно вздернувшему подбородок после этих слов и, положив руку ему на плечо, крепко его сжал. - Меньше всего сейчас, нам нужна война кланов, Гррилд.    - Да какая там война?! Один удар, и ап Хаш - уже история. У них и воинов-то нет! - Вырвалось у "гонца". Очевидно, старший понял, что немного перехвалил выдержку молодого хорга, так как, после слов "гонца" разочаровано покачал головой и, усевшись в кресло, выжидающе уставился на Гррилда, указав ему на стоящий у стены стул. Его молчаливых спутников, хозяин кабинета проигнорировал, посчитав, наверное, за предметы обстановки. Поняв, что старший его теперь просто так не отпустит, Гррилд устроился на краешке стула.    = Сказал "а", говори и "б", племянничек. - Ровным тоном произнес хозяин кабинета.    - Ну... ведь за ним никого нет. - Гррилд старательно сверлил взглядом пол. - Сколько помню, в их особняке, после смерти прежнего главы клана, кроме самого Арролда, ни один ап Хаш больше не появлялся.    - Ах вот как? То есть, ты решил, что если у клана нет сотни слоняющихся без дела бойцов, то он слаб, а раз в столичной резиденции живет только глава клана, значит кроме него, в клане вообще никого нет? - В эмоциях хозяина кабинета скользнуло нечто похожее на иронию, впрочем, тут же скрытое за щитами разума. - Гррилд, мой дорогой племянник. Если бы сила клана измерялась только количеством воинов в нем, Рраена бы давно стали во главе Хорогена.    - Но ведь Совет кланов... - Начал Гррилд, но был тут же перебит жестким тоном своего дяди.    - Да. Там наши позиции сильны. Но, Хороген, это не только сбор владетелей, если помнишь. Есть еще Храм, к Верхней обители которого, кстати, теперь относится клан ап Хаш, и Совет мастеров Вязи, чей глава опять же, как сегодня выяснилось, очень благоволит эру Арролду и его спутнику, человеческому темному магу... Вот кстати, интересный персонаж. К нему вообще, желательно присмотреться повнимательней. Ну да я не о том. И если в Храме, мы еще хоть как-то можем влиять на мнение жреческого круга, благо ап Хаш не входят в клир, то мастера Башен даже не станут слушать какие-либо измышления о легитимности войны с этим кланом, из чьих бы уст они не исходили. И без протекции старого лича, ап Хаш пребывают в Башнях на особом счету, а уж теперь... Мало кто захочет ссориться сразу с дюжиной неслабых и очень влиятельных магов, тем более, если один из них глава совета мастеров Вязи... Так что, попытавшись отомстить им за кабацкую драку прямым убийством, и развязав войну, мы получим, как минимум, противостояние с Башнями. А значит, действовать нужно иначе, Гррилд. Ты меня слышишь?    - Да, владетель. - Коротко кивнул гонец.    - Уже хорошо. Так вот, ап Хаш - древний род, члены которого воспитываются в старых традициях, и понятие долга крови для них, в отличие от многих наших соплеменников, еще не стало пустым звуком. Честно потребовав его с главы клана, мы, скорее всего, получим их поддержку и понимание. Поддержку в решениях принимаемых Башнями, понимаешь, Гррилд? Не вечную, конечно, но вполне достаточную и весомую, что бы клан Рраена получил некоторые преференции в своих делах связанных с интересами магов. Такие, что получить другими способами будет невозможно. И я считаю, что это достойная плата за самомнение одного глупого столичного хлыща, решившего наплевать на обычаи и ставшего в результате мясным фаршем в замызганной харчевне.    Гррилд стиснул зубы, но промолчал. Вот только его поза, плохо скрываемые за щитами разума эмоции, все буквально вопило о том, что племянник в корне не согласен с мнением своего дяди, и это, естественно, не ускользнуло от хозяина кабинета.    - Ты так жаждешь смерти ап Хаш, что готов рискнуть благополучием наших владений? Положением всего клана? - Устало проговорил старший хорг, откинувшись на спинку кресла, и окинул Гррилда недовольным взглядом. - Как думаешь, трое наших магов справятся с созданием потребного количества артефактов для всех жителей наших земель, если лич решит вывести из владений Рраена представителей Башен? Или предложишь закупать хозяйственные артефакты в других провинциях, так что банальный светильник встанет нам в цену серьезного защитного амулета?    - Но ведь с изготовлением зачарованного оружия они справляются... - Уже больше из упрямства, пробормотал пристыженный Гррилд.    - Знаешь, племянник, ты хороший воин... Но вот делец из тебя аховый, а значит и главой клана тебе лучше не становиться. Пока не поумнеешь, и не научишься ставить благо клана выше собственных чувств. - Проговорил хозяин кабинета. - Ты бы хоть раз поинтересовался, как именно заклинается наше оружие. Или хотя бы прикинул, часто ли ты видел наших магов в оружейных комнатах. Нельзя же настолько не интересоваться делами клана!    - А?    - Бэ. С тех пор как в наших мастерских были установлены кристаллы-"плетельщики", нам нет необходимости привлекать магов для наложения заклятий на оружие. Они лишь пару раз в год приходят в мастерские, что бы провести диагностику артефактов, или заложить в них улучшенные плетения. Всю работу по заклинанию изделий, кристаллы выполняют самостоятельно. А... кому я это говорю! - Явно разочарованный разговором с племянником, хозяин кабинета резко поднялся с кресла и взмахнул рукой. Повинуясь его жесту, дверь в комнату отворилась, недвусмысленно указывая присутствующим на окончание аудиенции. - Ты свободен, Гррилд. Иди, и не вздумай лезть к ап Хаш. Сейчас совсем не время испытывать на прочность наше положение в кругах. Но если ты не удержишься и нарушишь мои планы... опять... Видит Тьма, это будет последняя глупость в твоей жизни, даже если ради этого, мне придется запереть твою матушку в какой-нибудь из полуденных марок нашего клана. Все. Иди к себе... А вы двое, - Взгляд хозяина дома воткнулся в замерших истуканами, хоргов, сопровождавших Гррилда в его походе к Арролду. Дождавшись, пока шаги племянника стихнут где-то в дальнем конце коридора, белогривый вздохнул. - Глаз с него не спускайте. И смотрите, что бы он чего не учудил с этими ап Хаш. Пусть лучше вино жрет, да девок тискает. Пока... Уяснили?    - Да, владетель. - В унисон проговорили телохранители, и проворно слиняли из кабинета.    Рассчитывать на то, что хозяин кабинета, оставшись в одиночестве, примется рассуждать о случившемся вслух, явно не стоило. И Т'мор с легко душой отозвал Уголька с его поста. Взвившись над особняком, не обращая никакого внимания на тут же пришедшую в неистовство защиту резиденции, дракон, которому явно наскучило долгое сидение на неудобном карнизе, весело заклекотал и, выпустив в сторону нацелившегося на него сторожевого заклятия, несколько языков темного пламени, помчался на зов человека.    В резиденцию ап Хаш, Т'мор вернулся в третьем часу ночи, довольный прогулкой и успокоенный планами Рраена, в отношении клана ап Хаш. Если, конечно, хозяин кабинета был тем лицом, что действительно могло влиять на решение подобных вопросов в своем роду. Впрочем, сомнений в этом, у парня почти не было. Все действия хорга говорили о немалой власти сосредоточенной в его руках. А учитывая, что именно ему доложил гонец Гррилд о принятом Арролдом предложении встречи в Доме Бесед, можно с уверенностью утверждать, что Т'мор, посредством Уголька, только что познакомился с главой клана Рраена. И нельзя сказать, что этот самый глава вызвал у Т'мора отрицательные эмоции. Оччень рассудительный хорг. Будет обидно, если его сменит на посту главы клана, такой отморозок как Гррилд. А судя по стилю общения между этими двумя, именно последний и является наследником, причем скорее всего, единственным... Правда, когда это еще будет!    Т'мор кивнул открывшему ему калитку громи, и двинулся в "свою" комнату. Спать.    Утро для парня началось с громкого хлопка двери, и в комнату, в лучших традициях Гора и Тира, ввалился Арролд.    - Вставай, лежебока! - Возвестил хорг. - Байда будет с минуту на минуту, а матушка Ирна уже накрывает на стол.    - Иду-иду. - Проворчал Т'мор, покосившись на окно, за которым уже вовсю светило солнце. - Завтрак, дело нужное.    - Какой завтрак? Уже за полдень перевалило. - Фыркнул Арролд. - Скажи спасибо матушке Ирне, это она запретила тебя будить. Будь моя воля, поднял бы тебя еще затемно.    - Надо же, безвольный глава клана. Какая прелесть. - Ехидно протянул Т'мор, за что тут же получил подзатыльник волной разогретого воздуха.    - Ты мне еще поговори. - Пригрозил Арролд, едва удерживая веселье за щитами разума. - Р-родственничек, шах твою эрре. Ладно. Приводи себя в порядок, и встретимся в столовой.    Дождавшись пока за Арролдом закроется дверь, Т'мор печально вздохнул и нехотя принялся выбираться из мягкой постели. Впрочем, вспомнив, что к обеду должен подойти Байда, парень заметно ускорил процесс приведения себя любимого в порядок, так что спустя десять минут, он уже умывшийся и чисто выбритый сидел за столом в вычищенной и выглаженной работящими громи одежде, с надеждой поглядывая на дверь, из-за которой вот-вот должны были появиться все те же громи с подносами еды. Из-за ночного приключения, Уголек так и не смог поохотиться, а потому сейчас Т'мора донимал сильнейший голод, явно отражавшийся в его глазах... если судить по тому, как шарахнулся в сторону, встретившийся с ним взглядом громи, внесший в столовую огромную, исходящую ароматным паром супницу. Тут же, очевидно на запах, в столовой нарисовался и Байда. Потянул мясистым носом воздух, довольно улыбнулся и, ни слова ни говоря, присоединился к трапезе.    - Вот люди. - Вздохнул Арролд. - Хоть бы поздоровался, для порядка.    - А? Угум. - На мгновение отвлекся от еды Байда и, согласно покивав, вернулся к поглощению пищи.    Так и не дождавшись вменяемого ответа от артефактора, Арролд был вынужден обратить свое внимание на стол, иначе два опустошающих его с бешеной скоростью человека, просто оставили бы хозяина дома без обеда.    Через полчаса, оставив опустевший стол для наводящих порядок громи, два человека и хорг, вновь оказались в давешней гостиной. Т'мор и Байда тут же устроили друг другу допрос, по результатам которого, с интересом наблюдавший за ними Арролд пришел к выводу, что либо оба человека произошли из так называемых ими, параллельных миров, либо за те шестьсот лет, что Байда отсутствовал дома, там произошли серьезные перемены. Вспомнив рассказы Т'мора о количестве жертв в последней войне того мира, хорг непроизвольно вздрогнул. Слишком серьезные перемены.    - Ладно, думаю, здесь мы выяснили все что могли. - Наконец закончил обсуждение, Байда.    - Похоже на то. - Кивнул Т'мор, изучающе глянув на артефактора.    - Что? - Не понял Байда.    - Да я вот подумал. Если с темой "землячества" мы закончили, может расскажешь о моих мечах?    - Да я вроде... - Начал кузнец, но был тут же перебит Т'мором.    - Да-да. Я помню твою короткую лекцию. Но меня интересует не это. А то, о чем ты умолчал. Для кого были выкованы эти мечи?    - Как для кого? - Удивленно пожал плечами, сбитый с толку Байда. - Для тебя.    - Двести лет назад? - Усмехнулся парень. - Да меня тогда еще и в проекте не было! Так что давай, рассказывай по порядку.    - Как скажешь. - Вздохнул кузнец. - По порядку, так по порядку.    История оказалась проста, но от этого не менее замысловата. Около двухсот лет назад, с Байдой связался тогдашний глава Дома и-Нилл, с предложением заказа. Главе Дома нужен был клинок для адепта Тени. По словам заказчика, меч этот должен был стать частью оплаты за некую работу. Подумав несколько дней, Байда согласился и назвал цену, которую заказчик принял без торга. Сорок тысяч злотней! Правда, почти половина этой суммы ушла в Башни, чьи маги предоставили из своих хранилищ отпечатки Узоров всех адептов Тени, когда-либо попадавших в их поле зрения, необходимые артефактору для создания чар привязки меча к будущему владельцу. К исходу оговоренного срока, заказчик пришел за мечом, в сопровождении своего сына. Старый рисс был явно чем-то недоволен, но работу оплатил и меч забрал.    - Вот тогда-то я и понял, что "детишкам", еще долго не суждено увидеть своего хозяина.    - Почему? - Не понял Т'мор. Да и Арролд заинтересовано покосился на Байду.    - Да все просто. - Усмехнулся кузнец. - Риссы, конечно, деньги любят, но раз их отдав, по потраченному не плачут. А значит, недоволен тот котяра был чем-то другим, но крепко связанным с этими мечами. Вопрос "чем"? Скорее всего срывом договоренности с тем самым адептом Тени, из-за которого, он вынужден был отдать сорок тысяч злотней за ненужную ему самому вешь. Но забрал! А значит, рассчитывал на то, что пусть не скоро, но мечи пригодятся. Вот собственно, и вся история. Да! Вот еще что. Все то время, пока я работал над заказом, рядом постоянно вертелись маги Башен. Я тогда не особо удивился, все-таки отношения между риссами и хоргами во все времена оставляли желать много лучшего, и тот факт, что мне пришел заказ от котоподобных, не мог не напрячь власти. Но мне и в голову не приходило, что глава совета мог заинтересоваться не столько моими контактами с противником хоргов, сколько тем, что я заказывал отпечатки Узоров адептов Тени. И в этом случае, если сложить ту давнюю историю с нынешней суетой старого лича по твоему поводу...    - М-да. Что ж, учтем. - Согласился Т'мор и, на мгновение задумавшись, вдруг хлопнул себя ладонью по лбу. - Кстати, о партиях! Арролд ты помнишь наш разговор о возможных действиях Рраена? Ну, ты тогда еще упоминал возможность обойтись поддержкой их клана в кругах? Так вот, я этой ночью наткнулся на давешнего гонца, ну и прошелся следом за ним. - Говорить о том, кто и как, в действительности, следил за Рраена, Т'мор, естественно, не собирался. - В общем, если я правильно понял разговор гонца с эром Ссидой, последний настроен вполне мирно, хотя и планирует несколько пощипать ап Хаш. В частности, он, похоже, рассчитывает на то самое сотрудничество, о котором ты тогда говорил, в счет долга крови. Правда, его гонец, явно не согласен с этой идеей.    - Однако... - Арролд аж поперхнулся ллиалом. - Не буду спрашивать, как ты умудрился пройти защиту резиденции Рраена. Я еще помню тот щит двуязыкой в Шаэре. Но, ты уверен, что все правильно расслышал?    - Безусловно. - Кивнул Т'мор, одновременно успокаивая разбушевавшегося Уголька, возмущенного сомнениями белогривого. - В доказательство, могу сказать, что гонца зовут Гррилд, и эр Ссида называл его племянником.    - Все верно. Гррилд, и вправду племянник главы клана Рраена. - Арролд улыбнулся. - Ну что ж. Хорошие новости, Т'мор. Кажется, одной проблемой у нас теперь меньше. Тем легче нам будет договариваться в Доме Бесед. Это ли не повод открыть бутылочку закатного?   

Глава 4. Формальности формальностям рознь.

   Поучаствовав в опустошении немалой емкости довольно дорогого вина, Байда заметил, что его собеседникам скоро предстоит визит в Дом Бесед, к которому было бы неплохо подготовиться. И сбежал, оставив Арролда и Т'мора недоверчиво вглядываться в картину стремительно темнеющего небосклона за высоким окном гостиной. Впрочем, ступор человека и хорга не продлился сколько-нибудь долго, и в один голос выматерившись на древнем наречии, Арролд и Т'мор разбежались по своим апартаментам, собираться.    - Нет, друг мой, так не пойдет. - Покачал головой хорг, увидев спускающегося по лестнице фамильяра клана, наряженного в привычный ринс и утепленный походный плащ, заколотый неприметной фибулой.    - Не понял? - Т'мор окинул взглядом свое отражение в ростовом зеркале, украшающем закатную стену холла, и не найдя в нем никаких изъянов, недоуменно посмотрел на недовольного Арролда.    - Лерой! Подай накидки. - Потребовал хорг. Нарисовавшийся в тот же момент рядом с ним, громи протянул белогривому пару накидок, темно- бордового цвета. Приняв их из рук шустрого слуги, Арролд тут же вручил одну из накидок Т'мору. - Оденешь вместо плаща. И не спорь. Ты фамильяр клана ап Хаш, и в официальной обстановке должен носить цвета нашего рода. А уж визит в Дом Бесед, можешь мне поверить, мероприятие куда как официальное. Серьезней его, только большой прием трех кругов во дворце Владыки. Ясно?    - Угу. - Кивнул Т'мор, надевая врученную Арролдом накидку. Впрочем, глянув в зеркало, парень пришел к выводу, что от только что скинутого плаща, она отличается, не так уж сильно. Цвет другой, полы чуть короче, да короткая шнуровка на груди, вместо привычной фибулы над ключицей. Правда, когда нарядившийся подобным же образом, Арролд повернулся к выходу, и оказался освещен лучами заходящего солнца, пробивающимися через окно, Т'мор невольно присвистнул. Темно-бордовая ткань церемониальной накидки хорга, оказалась сплошь украшена небольшими, в ладонь величиной, стилизованными изображениями какого-то цветка, искусно вышитыми чуть поблескивающей черной нитью.    - Это черный остролист - симонор клана ап Хаш. - Тихо проговорил стоящий рядом Лерой, заметив реакцию Т'мора. Парень повернулся к зеркалу в попытке увидеть подобный рисунок на своей накидке, но был остановлен коротким отрицательным жестом хорга.    - Можешь не искать. Тебе такой узор по статусу не положен. Симонор клана полностью покрывает только накидку главы рода. - Арролд шагнул на крыльцо.    - А остальные члены клана довольствуются определенной расцветкой накидок, которая говорит о принадлежности их носителей к конкретному клану, правильно я понимаю? - Вздохнул Т'мор.    - Не только. Симонор клана, в этом случае, вышивается на левом плече накидки. - Кивнул Арролд. - Я же говорю, полный официоз, урги бы его драли.    - Шах твою эрре, Арролд, я о другом! - Вскинулся Т'мор. - Главное, что появившись в городе в этой твоей роскошной бордовой тряпочке, я на весь Аэн-Мор заявлю о себе как о фамильяре клана ап Хаш. Спрашивается, на фиг оно нам надо?    - Вовсе нет. Во-первых, я очень сомневаюсь, что хоть кому-то из наших горожан вообще может прийти в голову сумасшедшая мысль, что человек вошел в клан хоргов на правах фамильяра. - Покачал головой Арролд, после чего, вздохнув, принялся объяснять. - А во-вторых... Понимаешь, тут вот какая ситуация. Церемониальную накидку полностью расшитую симонорами своего клана, имеет право носить только глава семьи. Члены клана носят накидки с тем же симонором, но нанесенным только на левое плечо. Церемониальная накидка без нанесенных на нее симоноров, предназначена для ношения прямыми вассалами клана. То есть конкретными разумными, принесшими личный оммаж главе клана. Семьи же входящие в круг подчинения конкретного клана-покровителя, носят накидку его цветов, с нанесенными на грудь и спину собственными симонорами. А к фамильярам подобные требования не предъявляются. Им достаточно иметь любую видимую деталь одежды цветов принявшего их клана. Но, поскольку мы с тобой сдурили и не озаботились приобретением какого-нибудь подходящего по цвету элемента одежды, придется тебе ехать в церемониальной накидке прямого вассала. Такие случаи бывали не раз и это не запрещено протоколом. Так что, нам это даже в чем-то на руку, как ты понимаешь. Пусть окружающие считают тебя вассалом клана, как это уже сейчас предполагает нижний Храм. Ну... и еще один момент, который, правда, больше касается нашей встречи в Доме Бесед, нежели досужей болтовни горожан. Если даже Рраена, каким-то образом пронюхают о твоим истинном положении в клане ап Хаш, эта церемониальная накидка совершенно четко покажет им, что ты полностью поддерживаешь все действия главы клана, по крайней мере, в том, что касается предмета наших переговоров с ними. Особенности знаковой системы в правящих кругах, так сказать.    - Как вы уживаетесь с этим бредом? - Простонал Т'мор, пытаясь уложить в голове очередную лекцию об устройстве общества белогривых.    - Привычка. - Пожал плечами хорг, - И вот еще что, Т'мор. Постарайся полностью закрыть эмоции и мысли на время нашего присутствия в Доме Бесед, и не вступай ни в какой диалог, пока получишь моего разрешения. Договорились? Только без обид. Ты себе не представляешь, чего нам может стоить одно неверное слово, прорвавшаяся через барьер эмоция, или даже несвоевременный жест.    - Постараюсь изобразить статую. - Усмехнулся Т'мор, но тут же посерьезнел. - Без обид, Арролд. Я прекрасно все понимаю. Ты глава клана, тебе и карты в руки.       - Ну вот и отлично. Тогда, по коням. - Арролд бесшумно втянул носом холодный воздух, и решительным шагом направился к конюшне.    Сказать, что Т'мору досаждало внимание горожан, недоумевающих при виде человека в церемониальной накидке, нельзя. Встречные хорги старательно прятали свои эмоции за мощными блоками, продолжая идти по своим делам, как ни в чем ни бывало. Большая часть горожан иных рас, была просто не в курсе традиций белогривых, и потому спокойно игнорировала человека. Вот только торы... Эти вездесущие существа, только что рот не открывали от удивления, завидев наряд Т'мора. Правда, при его приближении, тут же делали вид, что заняты так, что рассматривать проезжающих мимо человека и хорга, им, ну вот совершенно недосуг.    Так, не торопясь, Арролд и Т'мор достигли, наконец, цели своей короткой поездки в центр Аэн-Мора. Огромная, ярко освещенная в связи с наступающим вечером, площадь, окруженная, кажущимися невысокими на ее фоне, отделанными полированным гранитом, подсвеченными магическим пламенем, зданиями с роскошными гранитными же лестницами при входах, и массивными беломраморными колоннадами. Официальный центр Хорогена, верхний город Аэн-Мора, встретил побратимов, поражая своей холодной красотой и строгостью форм.    Дом Бесед, вблизи оказавшийся просто огромным строением обложенным полированным темным гранитом, с мраморными колоннами, уходящими под самый карниз крыши, увенчанной гигантским куполом, приветствовал Т'мора и Арролда почетным караулом из четырех хранителей в форменных накидках, изваяниями застывших у исполинских распахнутых дверей.    Побратимы спешились, и, отдав поводья своих скакунов подошедшим к ним молодым хоргам в серых камзолах, поднялись по опоясывающей весь Дом Бесед лестнице с излишне широкими, неудобными ступенями, ко входу в здание. Не успели они миновать порог, как им навстречу шагнул очередной хорг в сером. По бесстрастным лицам-маскам белогривых довольно сложно определять их возраст, время неохотно полосует их кожу морщинами, но Т'мору показалось, что идущий им навстречу хорг, как минимум вдвое старше тех белогривых, что приняли у них скакунов.    - Приветствую, владетельный эр. - Хорг чуть наметил кивок головой. Типа вежливо поклонился. Впрочем, Арролд отреагировал так же, и Т'мору не оставалось ничего иного, как скопировать этот намек на поклон. Впрочем, оставаясь, согласно наскоро объясненным побратимом правилам, за плечом главы клана ап Хаш, парень не был удостоен даже взгляда со стороны "серого камзола", а значит, и его приветствие было проигнорировано. Встретивший побратимов хорг, повел рукой в сторону богато отделанной, мраморной лестницы, причудливым завитком огибающей внутреннюю колоннаду поддерживающую своды здания, у которой стоял еще один местный служитель-хорг.    - Зал для беседы уже готов, прошу подняться на второй ярус. Мой помощник вас проводит. - Все тем же ровным безэмоциональным тоном проговорил "серый камзол", отступая в сторону.    Молчаливый проводник довел их до указанного начальством зала, и, коротко кивнув, открыл дверь... в небольшую уютную комнату, чем-то напоминающую гостиную в резиденции ап Хаш.    - И это зал? - Удивленно проговорил Т'мор, едва за служителем захлопнулась дверь. - Честно говоря, я ожидал чего-то не менее пафосного, чем весь этот ваш верхний город и сам этот домик "для терок".    - Это покои терпения, Т'мор. - Усмехнулся Арролд определению человека Дома Бесед. - Или, говоря нормальным языком, комната отдыха. Сам зал для беседы, вон за той дверью. А привели нас именно сюда, а не сразу в зал, для того, что бы обе стороны появились на переговорах одновременно, не вынуждая нас дожидаться друг друга. Здесь же, в случае долгих переговоров, можно подкрепиться, а то и выспаться, да и посидеть обдумать в одиночестве или своей компании ход беседы. - Объяснения Арролда прервал мелодичный звон, раздавшийся откуда-то из-под, украшенного лепниной, потолка.    - Пора. Держись так же, как при входе в этот "домик для терок", - тут Арролд, не удержавшись, явно плеснул смехом, но сразу же напрочь перекрыл все свои эмоции, после чего договорил, - и все будет в порядке.    - Даже не сомневаюсь. - Усмехнулся Т'мор. - Можешь на меня положиться, Арролд. Я буду нем как рыба.    - Тогда, идем. - Хорг лихо развернулся на каблуках, и твердым шагом направился к двери в зал, с другой стороны которого, сейчас так же должна была распахнуться ее сестричка-близняшка, впуская в помещение эра Ссиду.    Глава клана Рраена, наряженный в такую же "уставную" накидку, только темно-синего цвета, расшитую золотистыми узорами в виде двух переплетающихся змей, в отличие от Арролда, явился на переговоры в одиночку, что заставило главу клана ап Хаш, чуть слышно хмыкнуть, но ни один отблеск эмоций не вырвался за пределы его щитов. Встретившись в центре зала, стороны учтиво раскланялись, при этом Т'мор поймал на себе внимательный, изучающий взгляд эра Ссиды.    Если в начале, встреча двух глав древних родов Хорогена выглядела так же чопорно и официозно, как и вручение накануне приглашения Арролду на эти переговоры, разве что стороны не замерли посреди зала, стоя навытяжку, а вполне удобно устроились в креслах за массивным столом, то уже спустя полчаса, высокая беседа превратилась в ожесточенный спор, больше похожий на самый обычный торг в лавке у какого-нибудь ушлого тора. Ну, с учетом особенностей поведения хоргов, конечно. То есть, голоса не повышали, конечностями не размахивали, говорили вежливо, но вот все нарастающий темп речи, да иногда прорывающиеся сквозь блоки эмоции, говорили о том, что хорги возбудились не на шутку. Впрочем, повнимательней присмотревшись к Арролду, Т'мор заметил, что выказываемые его белогривым родственником эмоции, порой несколько... надуманы, что ли? Да и эр Ссида от него не отставал. Хотя, оба спорщика не могли не чувствовать фальшивых ноток в эмоциях друг друга, тем не менее продолжали жонглировать чувствами на протяжении всего спора. В общем-то, ничего удивительного в том, что хорги так виртуозно пользуются своими способностями, не было, но человека поразила легкость, с которой белогривые генерируют "липовые" эмоции, прикрывая ими истинное состояние своего "я". И пусть эти, сознательно выдаваемые сигналы, кажутся несколько плосковатыми, по сравнению с реальными чувствами, зато, любые попытки проскользнуть мыслью по такому каналу за щиты разума, просто обречены на провал. Увлекшись своими наблюдениями, Т'мор и не заметил, как переговоры подошли к концу. И только, когда владетели поднялись со своих кресел, прощаясь, до парня дошло, что пора уходить, и он поспешил занять место, предписанное ему урговым протоколом хоргов, за левым плечом Арролда. Раскланявшись с главой клана Рраена по дороге к выходу из Дома Бесед, у Т'мора возникло стойкое ощущение, что он натер себе мозоль на том метафизическом органе, что у магов разума отвечает за восприятие чувственных эманаций, о чем он не преминул уведомить своего спутника. К некоторому удивлению Т'мора, Арролд отреагировал на его слова как-то вяло, но не успел парень прийти к выводу, что его побратима просто также вымотало это двухчасовое противостояние разумов, как Арролд полностью разрушил это впечатление.    - Меня беспокоят два момента. - Тихо проговорил хорг, выходя в холл Дома Бесед. - В приглашении, и со слов Гррилда, эр Ссида хотел видеть тебя на этих переговорах, но при этом сам явился один, и за все время переговоров, ни разу напомнил о своем интересе к тебе. Более того, когда мы встретились в зале, он, кажется, был удивлен твоему присутствию.    - К чему ты клонишь, Арролд? - Напрягся Т'мор.    - Сам не знаю. Но у меня дурное предчувствие. Крайне дурное. - Хорг вдруг вскинулся, наткнулся взглядом на встречавшего их при входе в Дом Бесед, "серокамзольного, и тут же рванулся к нему. - Эр Отворяющий! Нам нужно срочно попасть к закатному входу в Дом Бесед, до того, как владетель Ссида покинет здание.    - Это невозможно. - Отрезал "серый камзол" и, развернувшись, скрылся за колоннадой. Арролд глухо рыкнул. Щиты разума хорга просто рухнули под напором шквала эмоций. Увидев происходящее, Т'мор присвистнул. Вот теперь, он действительно поверил, что дело - дрянь. Не стал бы хорг так неистовствовать, без серьезного повода.    Все эти мысли пронеслись в голове человека, пока он, сломя голову, несся следом за Арролдом, к выходу из здания. Скакуны уже стояли у подножия лестницы, и побратимы, взлетев в седла, рванули вдоль фасада Дома Бесед, под удивленными взглядами редких прохожих. Вот мимо чередой огней проносятся уличные фонари, поворот, галоп, еще один поворот... Арролд облегченно выдохнул, увидев садящегося в седло главу клана Рраена, и придержал своего Лу, при этом не переставая оглядываться по сторонам. Т'мор также утихомирил Серого и перехватил поудобнее свою трость, заметив, что побратим не снимает ладони с эфеса своего меча. Так, настороженные, они и подъехали к эру Ссиде, взирающему на них с легким любопытством, чуть сочащимся из-под приопущенных щитов разума.    - Только один вопрос, владетельный эр. - Проговорил Арролд, заметив потянувшуюся к притороченному к луке седла, двуручнику, руку главы клана Рраена. Конь побратима Т'мора, замер в трех метрах от скакуна эра Ссиды.    - Слушаю. - Кивнул тот.    - Вы приглашали на встречу эра Т'мора? - Выдохнул Арролд.    - Нет, конечно. И, признаю, был несколько удивлен его присутствием в Доме Бесед. - Пожал плечами старый хорг.    - Тогда, взгляните на это. - Рука Арролда нарочито медленно скользнула под накидку, и извлекла оттуда, уже виденный Т'мором свиток, только на этот раз печать на нем была сломана. Рраена скользнул взглядом по протянутому в его сторону документу, почти мгновенно сплел какую-то странную структуру и, направил ее на свиток. Тот послушно воспарил над рукой Арролда, крутнулся пару раз вокруг своей оси, и осыпался мелким пеплом. Сплетенная же эром Ссидой вязь, метнулась к своему хозяину, и с яркой вспышкой исчезла в его руке. Произошло это так стремительно, что ни Т'мор, ни Арролд не успели среагировать.    - Интересно. - Проговорил Рраена. - Печать была настоящей, а вот содержание... могу с уверенностью заявить, что это письмо подложное. Кто вам его принес?    - Эр Гррилд. - Коротко ответил Арролд. Рука Ссиды дрогнула.    - Верно. Именно его я отрядил в вашу резиденцию в качестве гонца, и на письме нет никаких иных отпечатков Узора, кроме его собственного. Племянник. - С непонятной интонацией проговорил Рраена. - Что ж. Не знаю, зачем он это сделал, но за сведения благодарю.    - Эр Ссида, у меня есть одна идея по поводу действий эра Гррилда, но с вашего позволения, я не хотел бы о ней говорить. - Арролд на мгновение замолчал, пытаясь как сформулировать свою мысль как можно точнее, и при этом не оскорбить главу уважаемого клана. - До поры. С другой стороны, я вижу одну возможность подтвердить или опровергнуть ее. Для этого, прошу позволить мне сопровождать вас на вашем пути в резиденцию. А что бы уверить вас, что я не задумал подлости по отношению к вам или вашему клану, я могу поклясться в этом стихией.    - В этом нет нужды. - Покачал головой Ссида, и на его лице вдруг прорезалась пара морщин, доказавших Т'мору, что этот хорг действительно стар. По крайней мере, он точно разменял пятую, а то и шестую сотню лет. Конечно, на фоне того же лича или Торра, это, можно сказать, детский возраст, но для основной массы хоргов, как впрочем и риссов и эйре, это было очень немало. И вот сейчас, на лице хорга, словно проявились все эти сотни лет. Эр Ссида бросил короткий взгляд на Т'мора, и продолжил. - Я принимаю ваше предложение, эр Арролд. Буду рад, если вы составите мне компанию. Но как быть с вашим спутником? Боюсь, я не могу себе позволить передвигаться по городу в сопровождении ДВУХ представителей чужого клана.    - Не беспокойтесь об этом, эр Ссида. - Качнул головой Арролд. - Если моя догадка верна, то я думаю, у эра Т'мора найдется пара дел по пути в резиденцию нашего клана.    На этих словах глава клана ап Хаш бросил на парня очень красноречивый взгляд, сопроводив его целым ворохом мыслеобразов, и Т'мору не оставалось ничего иного, кроме как кивнуть, изобразить вежливый поклон Рраена и, развернув хаука на сто восемьдесят градусов, отправиться в обратный путь, так и не произнеся ни единого слова за все время встречи со старым хоргом.    Впрочем, сейчас его мало беспокоил тот факт, что он не смог пообщаться с главой клана Рраена. У него были другие проблемы. Если Арролд прав, то по пути домой, Т'мора ждет неплохая разминка, причем количество участвующих в ней, ему неизвестно.    Уголек встрепенулся и тут же начал активно "лезть под руку" тяжелым мыслям человека. Сначала Т'мор даже не понял, чего от него требует неугомонный питомец, но когда до парня все же дошли незамысловатые рассуждения сумеречного дракона, он даже ладонью по лбу себя шлепнул. Благо время уже близилось к полуночи, и на улицах не было прохожих, которые могли бы обратить внимание на размахивающего руками странного всадника-человека в неразличимой по такой темноте церемониальной накидке, словно ведущего с кем-то безмолвный спор.    А уж как удивились бы те же гипотетические прохожие, увидев, как в воздухе перед остановившимся в каком-то заброшенном проулке, сумасшедшим всадником возникает маленький, всего-то полтора метра длинной, черный дракон с призрачно-дымчатыми перепонками неподвижно распластавшихся в воздухе крыльев...    Радостно кувыркнувшись в полете, Уголек щелкнул челюстями, и, выплюнув небольшой язычок почти черного пламени, взвился в небо.    Засаду дракон нашел на выезде из верхнего города в нижний. Шесть напряженно мерцающих Узоров, каждый из которых был окружен какой-то странной защитой, даже Уголек смог рассмотреть их, только оказавшись четко над противником.    Получив сведения от питомца, Т'мор прикинул диспозицию. Трое хоргов расположились на небольшом горбатом мостике, служившем эдакой неофициальной границей двух частей Аэн-Мора, а еще трое, спрятались у поворота улицы, в узком проеме меж двух зданий, по левую, предположительно безоружную руку от их предполагаемой мишени, не доезжая сотни метров до моста. Причем Узор одного из затаившихся в проулке белогривых, своей насыщенностью и яркостью с головой выдал в нем мага. В общем, это местечко, словно специально создано для таких вот засад. Т'мор вздохнул и мысленно попросил Уголька, очень аккуратно и незаметно проскользнуть под мостом, а потом так же тихо оглядеться у проулка с зашхерившимся там магом. Или хотя бы попытаться это сделать. Ожидания парня полностью оправдались. Под мостом, как и на стенах домов у проулка, наблюдалась некая активность еще не работающих плетений, в которых Т'мор, после недолгих, но очень напряженных размышлений, со скрипом опознал мощные артефакты воздушной стены. В принципе, план засады был вполне ясен. Представители клана ап Хаш выворачивают из-за угла, проезжают несколько десятков метров, и в этот момент, маг, что засел в проулке, активирует артефакты, тем самым запирая Арролда и Т'мора на небольшом отрезке пути от поворота улицы до моста. После чего, собственно, и начинается атака. Вопрос только в том, какая именно из двух троек, полезет первой. У тех белогривых что засели на мосту, имеются арбалеты, так что, по логике, их удар с некоторого расстояния будет самым безопасным для них вариантом атаки. Вот только, киллерам наверняка известно, что, по крайней мере, одна из целей, в боевой магии отнюдь не новичок, а значит вполне способна выставить защиту, как только сработают артефакты воздушной стены. И в этом случае, даже если арбалеты хоргов снабжены зачарованными болтами, им придется немало потрудиться, что бы вскрыть природную защиту мага, учитывая что оная, всегда значительно сильнее, чем любой артефактный щит. Значит, стрелки выставлены на мосту для подстраховки и ведения, так сказать беспокоящего огня, отвлекающего внимание и сбивающего противника с концентрации. А основной удар будет нанесен все тем же магом и его присными. Знать бы еще, что там за кудесник такой, чем промышляет, огнем ли, водой, или еще чем... Но на это даже Уголек не способен. А жаль. Придется ломиться наобум. Хотя... А кто сказал, что Т'мор обязан соваться в эту ловушку?! Нормальные герои всегда идут в обход. Тем более, что в кои-то веки Т'мору представился шанс сыграть в нападении, а не в защите!    Парень ощерился, да так что этой улыбке позавидовал бы и его любимый питомец, и тихо хохотнул. От прокатившегося по переулку эха этого мрачного смешка, наверное, даже у обычно невозмутимых хоргов, волосы встали бы дыбом. Но, к счастью, хранители строго следят за порядком в верхнем городе, а посему, предпочитающие подобные местечки, криминальные элементы, вынуждены были довольствоваться нижними городом, оставив местные подворотни и закутки в пустоте и безмолвии, так что никто не мог слышать этого холодного хохотка.    Дракон почувствовал призыв хозяина, чей настрой ясно говорил Угольку об охватившем парня предвкушении боя и, радуясь очередному свидетельству все приближающегося слияния, помчался на зов, стремительной тенью петляя меж домами, балконами, крышами и каминными трубами.    Стрелки ждали на мосту вот уже третий час, а цели все не было. Холодный ветер завывал в темном зеве древнего сооружения, похоже, оставшегося еще со времен прежних владельцев Аэн-Мора, и каким-то чудом пережившего древнюю катастрофу, отправившую в бездну почти полгорода. Стрелок передернулся. Ночь, конечно, лучшее время для тихой войны, вот только желательно, что бы это была летняя ночь, а не канун Декады Первоцвета, когда в ожидании работы, как ни кутайся в утепленную накидку, можно и сдохнуть от всепроникающего холода, попутно проклиная того недоучку, что создал щит пустоты, замечательно скрывающий Узор, но крайне привередливый к сочетанию с иными амулетами. В частности, с бытовыми, включая, естественно, и согревающие медальоны. То-то, наверное, изобретателю недоделанному в посмертии икается, от "дружеских" поминаний, околевающими на стылом воздухе бойцами.    Самый крайний из наряженных в неприметные темно-серые, почти черные одежды, хоргов-стрелков, встрепенулся. Помстилось ему, что тень от небольшого обелиска-указателя, что у въезда на мост поставили, как-то странно дернулась. Но нет, вроде все тихо, или...    Удар под лопатку, острая боль в сердце, и не менее острые когти впиваются в горло не в меру бдительного стрелка. Шкрябнули чешуйки по скуле, хрустнул вырванный кадык, и не успел фонтан алой крови залить каменные перила моста, как еще два трупа белогривых, так и не увидевших собственной смерти, мягко и почти беззвучно осели на брусчатку, только одинокий хрип прорезал повисшую над мостом тишину, но и его тут же снес порыв злого, холодного ветра.    - Кто к нам с мечом придет, тому его из собственной жопы и вытаскивать. - Пробормотал Т'мор и тихонько щелкнул когтями, отросшими, едва он, оставив привязанного к какому-то фонарному столбу, Серого, тенями двинулся к месту засады. Хотя, это было не единственное изменение настигшее человека. Перестроившееся зрение послушно показывало парню малейшие изменения в окружающих потоках сил, заодно высветив, пропущенное Угольком тусклое на фоне силы земли, сигнальное плетение, сплошным ковром накрывшее дорогу к засаде, а укрывшая тело, мелкая чешуя прекрасно спасала от ссадин, при прыжках в тени со стены на стену, принятыми Т'мором в качестве основного способа передвижения, во избежание знакомства с той самой сигнальной сетью. Удивляться было некогда, да и нечему. Не в первый раз же...    Т'мор уловил довольное урчание Уголька, и все разгорающийся азарт, активно подпитываемый этим мелким провокатором. Вот уж дудки! Парень, старательно игнорируя зуд желания продолжить "веселье", хозяйственно обобрал тела убийц, лишив их всего имущества, кроме одежды... ну, не считая одной накидки. Надо же было куда-то добычу упаковать! А мертвые все равно, ни холода, ни тепла уже не чувствуют. После чего, тенью взобрался на крышу, и только пристроив у каминной трубы объемный баул, двинулся в сторону арьергарда засады.    Как ни странно, но Уголек его вполне понял, и даже не стал обижаться за игнорирование праведного призыва мочить гадов.    - Э, дорогой, да ты оказывается и не дракон вовсе, а хомяк. - Прошептал Т'мор, отправляя Угольку мыслеобраз пушистого дракончика с непомерно раздутыми щеками. Ответный образ толкнулся в голову парня в тот момент, когда он как раз собирался прыгнуть в тень очередной каминной трубы на другой крыше. От вида опаленного с ног до головы, себя любимого, с вьющимся над головой дымком, вместо прически, Т'мор хрюкнул от смеха, но тут же посерьезнел. Хоть до второй тройки еще далеко, но расслабляться рановато. А значит, шутки в сторону.    И снова скользит в тенях закованное в чешуйчатую броню, вооруженное острыми когтями, странное человекоподобное существо, невидимое обычному взору. Тень укрывает его даже от взоров внутреннего ока напряженного мага, раскинувшего свою паутину в ожидании жертвы, словно паук. Хотя, почему "словно"? Он и есть паук. Его жертвы, обернувшись звонким золотом, станут дорогим вином и изысканными блюдами в лучших ресторанах, услужливыми, податливыми служанками в лучших гостиницах, и еще многими и многими удовольствиями. В конце-концов, не хлебом единым жив... белогривый паук. Правда, недолго.    Помощники мага умерли так же быстро, как и стрелки, не успев понять, что за размытая тень свернула им шеи. А вот маг оказался на высоте. Последний из убитых еще не успел упасть на мостовую, а этот хорг уже прикрылся радужным пузырем многослойной защиты, одновременно отправляя в Т'мора сразу с десяток заклятий. Парень еле увернулся от этого потока, скрывшись в тени, и мысленно выругался. Ну до чего неудачно получилось! Надо было сначала валить мага, но тот стоял уж очень неудобно, и Т'мор не стал дожидаться пока белогривый "паук" сдвинется с места. Парень глянул на настороженно зыркающего по сторонам, непонимающего куда делся его противник, мага, и шагнул тенью внутрь выставленных "пауком" щитов. Непонятно каким чутьем, угадавший место появления Т'мора, маг ударил со всей возможной мощью. Новая накидка расползлась вместе с ринсом, от удара плетью молний. Резкая опаляющая боль ударила от пореза, домчалась до мозга и взорвалась фейерверком, напрочь срывая башню. Бешеный рык ударил в лицо уже уверенного в победе "паука", а следом длинные когти чудовища рванули его грудь, выворачивая ребра, и рассекая внутренности на тонкие ленточки.    - Ни фига ж себе, повоевал. - Пробормотал Т'мор, оглядывая место побоища. Забрызганные кровью стены, лужи крови на мостовой... и безнадежно изгвазданная все в той же крови, амуниция убийц. - Блин, а ведь так хотелось хоть тут чисто сработать. Возись теперь, чисть всю эту гадость. Эх. Будем надеяться, что Арролд тоже будет с добычей. Хоть не одному мучиться. Кстати, надо бы проведать, как они там справились...   

Глава 5. Убийственные традиции.

   Собрав измаранные в крови трофеи, Т'мор упаковал их в баул из очередной накидки и, почувствовав накатывающую усталость, уселся прямо на него, прислонившись спиной к дальней, почти не забрызганной вездесущей красной жидкостью, стене. По чешуйчатому телу будто бы пробежала волна пронзительного холода, мышцы на мгновение свело судорогой, и Т'мор вдруг вернулся к привычному человеческому облику. Даже когти исчезли, сменившись вполне обычными ногтями. Помотав головой, парень вздохнул и начал подниматься с резко пахнущего кровью баула. Не тут-то было. Последствия боя, кажется, только и ждали момента, когда он снова станет человеком, и парень тут же почувствовал все прелести жесткого отходняка. Хладнокровие, в бою позволившее без всяких сомнений убить шестерых хоргов, ушло в тоже мгновение, сменившись апатией, которая, спустя несколько долгих тягучих минут насыщенных невообразимой ленью, и полным пофигизмом в отношении всего происходящего и собственных дальнейших действий, как-то резко схлынула, приведя парня в недоумение. А потом пришел страх. Липкий, потный, продирающий до самых печенок ужас от понимания того, каким монстром он был всего-то четверть часа назад, сковал человека по рукам и ногам. По телу пробежала уже знакомая волна холода, и Т'мор содрогнулся, забился, преодолевая этот клятый паралич, подавляя собственной очнувшейся волей, набирающие обороты изменения. Только не снова, только не потерять себя в этом мареве ярости! Застонав, Т'мор, чуть ли не физическим усилием загнал эмоции куда-то в глубину своего "я", и почти тут же ощутил, как превращаются в легкую дымку, только что отросшие, непомерно длинные, антрацитово-черные когти, как осыпается невесомым пеплом не успевшая толком сформироваться чешуя, а краски вокруг тускнеют, и только что вновь расцветившийся потоками сил, мир вокруг, погружается в привычную ночную темноту, еле разгоняемую скудными лучами редких фонарей. Осторожно, что бы не вызвать еще одну волну преображения, Т'мор поднялся на ноги, и прислушался к себе. Нет. Вроде бы нет. Только где-то на дне сознания плещется озером лавы, загнанная туда ярость, но и она засыпает, подергиваясь серым пеплом спокойствия. Т'мор представил это так отчетливо, словно и в самом деле видел весь процесс собственными глазами. И вместе с этим, пришло еще одно ощущение. Чувство, что сделал какое-то сложное и очень опасное дело. Наверно, так же чувствовали себя дрессировщики из головидео, подчинявшие своей воле огромных хищных кошек. Уверенность, что больше никогда эта мощь не повернет против хозяина. Парень облегченно вздохнул и огляделся.    Вид проулка превращенного в бойню, заставил Т'мора передернуться, и тут же зашипеть от боли. Это напомнил о себе длинный порез от последнего удара мага, превратившего пусть и чешуйчато-когтистого, но все-таки вполне человекообразного адепта Тени, чуть ли не в ящера с кинжальными клинками на пальцах. Хорошо еще, что сейчас боль была вполне терпима, не стремилась взорвать ему голову. Обычная такая боль от глубокой и длинной раны, протянувшейся через всю грудь. Кстати о преображении. Т'мор отыскал в себе Уголька, и оторопел. Сумеречный дракон пребывал в сладостной дреме! Т'мор так и видел его сопящим на теплом ложе из остывающей лавы собственной ярости. И по фиг этому гаду чешуйчатому, все муки, что испытывает сейчас его носитель.    От шквала эмоций окативших змея, словно ледяной водой, Уголек проснулся, и тут же материализовался перед Т'мором, Внимательно оглядев человека с ног до головы, дракон что-то успокаивающе просвистел, но тут взгляд алых глаз замер на кровоточащей ране, видневшейся в прорехе напитавшейся кровью рубахи и разъехавшегося из-за срезанной шнуровки ринса. Уголек взволнованно заклекотал и тут же обвился вокруг торса Т'мора, полностью закрыв рану своим телом, при этом, не переставая материться на своем драконьем наречии, и посылать Т'мору нервные мыслеобразы, из которых парень, с великим трудом, но сумел выцепить главное. Дракон остановил кровотечение, но вряд ли надолго, так что ему следует как можно быстрее добраться до резиденции ап Хаш, и сдаться на милость матушки Ирны. На мысленный вопрос Т'мора о судьбе их трофеев, Уголек ответил долгим молчанием, но потом, хомячья натура взяла верх, и он все-таки соизволил согласиться, что оставлять столь ценные вещи утренним обходчикам хранителей, неразумно. Правда, при этом дракон был абсолютно против идеи забрать первый баул с крыши дома, тут же нарисовав Т'мору картинку хлещущей из его пореза крови, едва человек хоть немного напряжется. На это, более или менее пришедший в себя от общения с питомцем, парень ответил легким ехидством и, сконцентрировавшись, слевитировал добычу с крыши, прямо к своим ногам.    - Ну, как говорилось в одном древнем анекдоте: "а теперь мы попробуем взлететь, со всей этой херней на борту". - Пробормотал Т'мор, связывая оба баула хорговским поясом, и закидывая их на плечо. Порез тут же обожгло болью, а Уголек сердито зашипел. - Ох. Хорошо еще, что идти здесь недалеко.    Серый встретил хозяина подозрительным взглядом, а когда учуял запах крови, зло фыркнул и отвернулся. Обиделся, что его с собой не взял. Т'мор только покачал головой. Его окружают животные-маньяки. Что дракон, кайфующий от вида распоротых животов хоргов, что мутировавший усилиями риссов, конь, затаивший обиду за то, что его не взяли поучаствовать в очередной бойне. Впрочем, Серый, хаук отходчивый, так что, уже через пару минут Т'мор покачивался в седле, периодически морщась от боли, и направлялся в резиденцию Арролда, только перед въездом в которую, Уголек посчитал возможным снова укрыться в татуировке. Кровь снова начала сочиться из раны, но вызванная всполошившимся не на шутку Лероем, домоправительница, тут же сориентировалась и разразилась целым водопадом коротких, по-военному точных приказов.    Пока два хранителя дома снимали с седла раненого парня и, крайне осторожно, но быстро волокли его в отведенные комнаты, Лерой, выполняя приказ домоправительницы, умчался готовить все необходимое к перевязке, а еще один громи занялся трофеями и хауком.    Матушка Ирна, взявшая на себя обязанности начальника госпиталя, хирурга и медсестры одновременно, вполне профессионально почистила рану, наложила швы и повязку, и только после этого, позволила пребывающему в слегка одурманенном состоянии, от выпитого перед "операцией" снадобья, Т'мору, рассказать о произошедшем с ним в этот вечер.    Надо сказать, что домоправительница встретила новости о бое и возможной засаде на пути следования эра Ссиды, сопровождаемого Арролдом, со стойкостью истинной супруги военного. Если бы Т'мор не знал и не видел, с какой заботой эта добрая женщина относится к Арролду, сейчас он был бы уверен, что хозяин дома ей абсолютно безразличен. Ведь она и глазом не моргнула, когда захмелевший Т'мор поделился с ней новостями, только кивнула и, приказав ему спать, вышла из спальни. Отправилась готовить все необходимое для приема еще одного пациента. На всякий случай.    Оставшись в одиночестве, Т'мор попытался было разобраться в произошедших с ним в бою метаморфозах, но единственное, на что его хватило, перед тем как уплыть в сновидения, это помянуть "добрым и ласковым" словом Уголька, который, собственно, и был автором идеи использовать в бою с хоргами новоприобретенные способности парня, а не полагаться на мечи и силу стихий.    А сумеречный дракон пребывал в тихом восторге. Неожиданно, но хозяин сегодня прошел не один, а сразу два этапа полного слияния. Самые опасные и болезненные, но они позади, и это здорово! Странно, конечно, что тот двуногий смог ранить хозяина во время Обретения формы, но с другой стороны, как давно уже этот ритуал не проводился в бою? Может, на самом деле так и должно быть? Неспроста же человек прошел Покорение пламени почти сразу после Обретения формы. Вот и третий шаг уже не за горами, по крайней мере об этом говорит его Узор, точнее те молниеносные изменения, которым он подвергся сегодня вечером... Да проводись этот ритуал по всем правилам, под руководством ведущих, и Покорения, как и нынешнего состояния Узора пришлось бы добиваться долгими и муторными медитациями, а это не меньше года постоянного контроля над собственными эмоциями! Так что, хозяину, можно сказать, повезло. Если бы еще не это ранение... Ну, промашка вышла... Зато сколько времени сэкономили, да и Узор теперь сам будет сплетаться так, как нужно, без всякого контроля. Ведь его уже не будет сбивать пламя гнева. Вот оно покоренное, теплое, удо-обное-э. Славно получилось. Уголек немного повозился и довольный прошедшим днем и его итогами, уснул, следом за хозяином.    Утро для Т'мора началось с посетителей. И первым оказался, конечно, Арролд. Чуть потрепанный, распространяющий вокруг себя тонкий, почти выветрившийся запах гари и, успевшей надоесть Т'мору за вчерашний вечер, крови.    - Тоже мне, мастер меча. - Поприветствовал парня Арролд. - Как же тебя какой-то маг смог так располосовать, а?    - Так ведь не клинком же. - Пожал плечами Т'мор, улыбаясь. Плещущее через край, веселье хорга, тут же сменилось недоумением.    - А чем? Мне матушка Ирна сказала, что тебя порезали.    - Не знаю, как оно называется, но выглядела эта штука, как плеть силы создающая вдоль себя непрерывный поток молний.    - Плеть молний. Школа Воздуха. - Задумчиво проговорил Арролд, и тут же вскинулся. - Постой. Но ты ведь не способен поставить от нее щит! Сам говорил, что классическая магия, не твой конек.    - А я и не ставил.    - Тогда ты должен быть мертв. - Заключил хорг, но тут же перебил сам себя. - Но ты жив. Заявляю это, как некроном. Амулет?    - Да нет. - Т'мор на мгновение задумался. - Знаешь, я не могу этого точно объяснить. Все так зыбко, на уровне даже не эмоций, а предощущений, понимаешь? Я ведь вчера, вообще не пользовался оружием. Только тем, что дала Тень... В общем, эта штука, называется Обретение формы. Один из этапов посвящения стихии. Так кажется. Что-то вроде ритуала, во время которого нанести смертельный удар очень трудно. Проходящего Обретение защищает сама Тень, и наверняка, убить его в этот момент, может тоже только она... или сам разумный проходящий через ритуал. Вот как-то так.    - Лихо. Но я так понимаю, что второй раз пройти это самое Обретение нельзя, да? - Спросил Арролд. - В том смысле, что защита эта одноразовая.    - Ага. - Кивнул Т'мор, довольный тем, что Арролд хоть что-то понял из его туманных недообъяснений. Вот только интересно, КАК он понял это самое что-то?    - Не удивляйся. - Угадал ход мыслей побратима Арролд. - У нашего брата-некронома, тоже все заклятья строятся в основном на интуиции и личной силе, а не на вычурных плетениях и академических формулах. Так что я, худо-бедно, могу понять твой лепет. Сам проходил через подобное, во время обучения. Как дрессированная собачка: все понимаешь, только объяснить ни урга не можешь. Жутковатое состояние, но ты не бойся. Оно пройдет, как только освоишься с тем, как и куда направлять свои силы. Так что, возможно ты еще будешь писать заумные книжки с пафосными названиями и зубодробительными, лично тобою выдуманными терминами, знакомя нас, грешных, с вершинами своего недоступного искусства.    - Эк завернул. - Восхитился Т'мор, приподнимаясь на подушках. - Ладно. Будем считать, что ты меня ознакомил с собственными представлениями о моем безоблачном будущем. А теперь расскажи-ка лучше, как прошел ваш вчерашний вояж.    - Нормально. - Пожал плечами хорг.    - Ну-ну. То-то от тебя гарью тянет, и кровушкой. - Покивал головой Т'мор.    - Интересно. Я же, вроде вымылся, да и одежду сменил... Признавайся, как учуял?    - Не знаю. Но кажется, у меня после Обретения с обонянием что-то случилось. Сейчас-то я, вроде уже приноровился, а вот когда проснулся... Собственно, я и проснулся от того, что мне показалось, будто меня прелой листвой засыпали. Открыл глаза, нет никакой листвы. Только когда окно отворенное увидел, - Т'мор кивнул на неплотно прикрытую раму высокого окна, - тогда и дошло, что это из сада листвой тянет.    - Вот диковинная зверушка. - Покачал головой белогривый. - Ладно. Сейчас тебя запахи не беспокоят?    - Не-а. Говорю же, приноровился уже.    - Ну и славно. Еще не хватало, что бы ты у нас каким-нибудь ароматом траванулся.    - Уходишь от темы, белобрысый. - Насупился Т'мор.    - Ладно-ладно. Рассказываю. - Сдался Арролд. Довольство собой и окружающим миром только что фонтаном не било из хорга, так что, даже нарочитая грубость побратима не смогла испортить настроение обычно уравновешенного белогривого. - В общем-то, все было достаточно просто. Как и в случае с тобой, нападающие устроили классическую коробочку, примерно на полпути к резиденции Рраена. Вот только место там было не такое удобное, но зато и в поддержке у них было аж трое довольно сильных магов, примерно моего возраста. Да и воины тоже не из последних...    - Ну, и чего замолчал? - Не выдержал повисшей тишины Т'мор.    - Знаешь, до меня только сейчас дошло, почему преподаватели Академии всегда так скучают на боевках учеников... - Неожиданно признался Арролд, глядя куда-то поверх головы Т'мора. - А ведь на эти состязания собирается чуть ли не вся молодежь Аэн-Мора. Вот именно, молодежь! Ни одного хорга старше трехсот лет на них и калачом не заманишь. Так вот теперь я понимаю, почему. Им скучно, Т'мор. Представляешь! Все эти хитрые приемчики, финты и цепочки заклятий им просто скучны и неинтересны. Ты же видел Ссиду. Как ты думаешь, кто он по силе?    - Ну... - Немного сбитый с толку такими скачками в настроении побратима, Т'мор на мгновение задумался, вспоминая отблеск Узора главы клана Рраена. - Думаю, где-то на уровне подмастерья.    - Вот и те трое магов-недоделков, так же думали. - Согласно кивнул Арролд, - да и я тоже, всю дорогу рассчитывал как бы мне половчее прикрыть старика от атаки, если что. А вышло... Т'мор, я, честно говоря, и не предполагал, что обладая стоь небольшой мощью, можно ТАК жонглировать силой! Он размазал трех магов-боевиков, еще до того, как я понял, что мы уже въехали в засаду. Ни капли лишней силы, ни одного лишнего движения. Только четкий контроль, несколько тонких, почти на грани размытия плетений, и от трех магов осталось три красных пятна на брусчатке. А боевую пятерку поддержки магов из воинов-наемников он вообще положил сотворенными ледяными болтами. Причем дозировка сил была такой точности, что эти самые ледышки растворились тут же, как только пролетели сквозь цель. Те и охнуть не успели. А амулеты их и вовсе опасности не распознали. Стандартные защитные амулеты действуют только на магическую угрозу, а ледяные колышки, разогнанные почти до скорости звука, вроде как к магии отношения уже и не имеют. Это мне Ссида, после своего показательного выступления объяснил, да еще и целую лекцию прочел, о необходимости думать головой, а не тазобедренным суставом, пока я от истощения на дороге валялся. Класс бьет силу. Мда. - Арролд на секунду прервал свой восхищенный монолог, но почти тут же продолжил, - Вот так. За несколько секунд, никогда не обучавшийся в Академии, старый Рраена порвал арьергард на тряпочки. Ну а дальше и рассказывать особо нечего. Как только Гррилд понял, что отрезавший нам отступление отряд уничтожен, тут же бросился в атаку сам, вместе со своими помощниками, кстати все они были из вассального клана, находившегося под протекторатом маменьки этого мстительного дуболома. В общем, побоялся Гррилд, что без поддержки магов, мы сумеем прорваться сквозь артефакты стены воздуха, обратно в верхний город. А уж там-то, он, действительно, нас не достал бы. Не учел только, что Ссида не один может ехать, за что и поплатился. Эти его идиоты сходу сделали залп из арбалетов и полезли в рукопашную. Типа, добивать. Только далеко их болты не улетели. Уткнулись в мой Огненный Полог и стекли на мостовую. На этом активные боевые действия, можно сказать, и закончились. Пока ренегаты в полог долбились, меня выматывая, Ссида какой-то артефакт в руке раздавил, и не прошло и пяти минут, как всю эту компанию ренегатов, взяла в кольцо стража клана Рраена. Навели арбалеты и предложили сдаться. Те и мяукнуть не успели. В общем, повязали ренегатов, а потом, вывели в круг Гррилда, всучили ему меч и поставили напротив Ссиды. Оказалось, племянник главы клана Рраена, действительно, очень неплохой мечник... был. Ссида его, как бабочку булавкой, к стене пришпилил. Каменной. В общем, глупая затея, бездарное исполнение и, как следствие, дурацкая смерть. Ну а потом, стражники, дождавшись пока глава их клана прочитает лекцию своему юному истощенному коллеге, то есть мне, помогли мне взобраться на Лу, взяли нас в коробочку, и с почетом отконвоировали в резиденцию Рраена. Так что домой я добрался только с рассветом, и в несколько, хм-м, нетрезвом состоянии. Я бы раньше вернулся, было у меня беспокойство по поводу "нашей" засады. Но Ссида ни в какую не хотел меня отпускать, пока не пересмотрен наш договор. Даже связался по шару с матушкой Ирной, получил от нее подтверждение, что ты добрался живым до резиденции. Ну а когда разделались с договором, решили отметить новый союз кланов бутылочкой другой вина. Так что, о твоем ранении я узнал, только когда матушка Ирна пришла меня будить...    - Интересно, а почему она не сказала тебе об этом по шару? - Почесал затылок Т'мор.    - Ты что?! Признаться, в присутствии главы чужого клана, в наличии неурядиц?! Да это же все равно, что во всеуслышание объявить о слабости семьи! - Удачно спародировал "ревун" домоправительницы, Арролд.    - Да уж. Кстати о неурядицах. Арролд объясни, почему ты, отправляя мне мыслеобраз перед Домом Бесед, был так уверен в том, что Гррилд будет атаковать именно эра Ссиду, и что он вообще будет его атаковать? - Дослушав рассказ побратима, поинтересовался Т'мор. - Ведь, вроде как отомстить-то Гррилд хотел именно нам.    - Помнишь, что ты рассказал о встрече Гррилда и Ссиды? - Чуть заметно усмехнулся Арролд. - Глава клана пригрозил ему смертью, если племянник ослушается приказа не трогать мой клан. Но тот, УЖЕ подготовил ловушку, и отказываться от нее не желал. Зато приведение его плана в исполнение гарантировало, как минимум, утерю перспективы стать главой клана после ухода Ссиды, а как максимум, угрозу его собственной жизни и свободе его матери. Ведь глава клана Рраена, чуть ли не прямым текстом заявил ему, что тот не подходит в качестве наследника. А этот хорг, действительно, был воином до мозга костей, причем ярым поборником традиций, что среди подобных ему, явление очень частое. Все, что он мог сделать в этой ситуации, это либо отступиться от мести, что для него просто невозможно, либо отомстить, но тогда необходимо будет сразу же нанести удар по Ссиде, который обезопасит его самого, и вознесет на вершину власти в клане. Но тут есть одно "но": если для расправы над нами, Гррилд вполне мог обойтись обычными наемниками, то бросить вызов и победить главу клана, он должен был только лично, иначе Совет семьи признает его узурпатором, и тихо удавит. Потому я и был уверен, что Гррилд со своими приспешниками, будет атаковать именно Ссиду, оставив для нас засаду из наемников.    - Это нападение со спины ты называешь "бросить вызов"? - Удивился Т'мор.    - Так ведь если бы он выиграл бой, то никакого нападения со спины, никто бы "не заметил". Кто же будет настолько глуп, что бы обвинить в подобном главу могущественного клана? - Развел руками Арролд.    - Вот кстати, - тут же встрепенулся Т'мор. - Как же так получается, что убийца прежнего главы, становится его преемником?    - Ну, это вполне нормально. Если глава настолько одряхлел, что не видит, откуда исходит угроза для него лично, то где гарантия, что он не проморгает угрозу для всего клана? Хранители вмешиваться в семейные дела не станут, а Совет семьи, при прочих равных, поддержит того члена клана, кто доказал свое право умом и мечом...    - Интересные у вас дела творятся. - Ошарашено протянул Т'мор. - Прямо как пауки в банке. Даже не буду спрашивать теперь, как поборник традиций, Гррилд, спокойно пошел на такое. Наверняка окажется, что все его действия вполне сочетаются с обычаями Хорогена.    - Если их правильно подать в кругах, то да. - Невозмутимо подтвердил Арролд. - Вот только боюсь, у Гррилда ума бы на такое не хватило. А сейчас так и вовсе говорить не о чем.    - Как же вы еще друг друга не поубивали к ургам, с такими-то традициями? - Вздохнул Т'мор.    - Не все так грустно, друг мой. - Ответил Арролд. - Поверь, среди наших обычаев есть такие, что с успехом компенсируют вред от подобного способа решения вопросов. Но об этом мы поговорим как-нибудь попозже. А сейчас, давай я помогу тебе подняться.    - Никаких "подняться" до осмотра целителя. - Возникшая на пороге спальни матушка Ирна, грозно оглядела "нарушителей режима", отчего Арролд заметно скис. А домоправительница пошла в атаку. - Эр Арролд, владетель ап Хаш! Какого демона ты соскочил с постели, без разрешения?! Думаешь, твое истощение уже прошло? А куда собрался ИДТИ ты, эр Т'мор ар Хаш? Хочешь, что бы швы разошлись?    - Уважаемая Ирна, не могли бы вы все-таки посторониться, и пропустить меня к моему пациенту? - Тихий чуть недовольный голос, раздавшийся за спиной полуйотунши, заставил домоправительницу отпрыгнуть. Резко развернувшись, она увидела входящего в комнату, пожилого полненького тора, в черной, подбитой мехом пелерине и, украшенном таким же меховым подбоем, берете. На плече у тора висела кожаная массивная сума с искусно вышитым серебряной нитью рисунком змеи свернувшейся кольцами вокруг какого-то цветка.    - Господин Хорт, вы меня напугали. - Чуть укоризненно, но крайне вежливым тоном произнесла матушка Ирна. - Вам что-то необходимо для удобства осмотра?    - Пока не знаю, госпожа Ирна. - Сухо ответил тор, приближаясь к постели Т'мора. - Но будьте уверены, если мне что-то понадобится, я обязательно это потребую. А сейчас, будьте любезны, оставьте меня наедине с пациентом.    Не смотря на грубый тон целителя, матушка Ирна тут же испарилась, не проронив ни слова, и доказывая тем самым неподдельное уважение, испытываемое ею по отношению к этому толстому коротышке. Арролд же попытался было устроиться на подоконнике, и подождать конца осмотра в комнате, но схлопотал угрожающий взгляд от тора, и предпочел, так же молча, ретироваться следом за домоправительницей.    - Итак, господин Т'мор, если не ошибаюсь, пожалуй, начнем обследование, если не возражаете. - Целитель скинул пелерину, бросилв ее на стул, сверху положил берет и, устроив свою суму на прикроватном столике, начал шустро доставать из нее всяческие, странноватого вида безделушки. Т'мор с легкостью перешел на внутреннее око, и убедился, что вытащенные на свет предметы, являются артефактами со сложной структурой многочисленных тонких плетений.    - Будьте любезны, вернитесь к нормальному зрению, а еще лучше, просто закройте глаза и постарайтесь не мешать работе моих агентов. - Непреклонный тон Хорта, явно недовольного манипуляциями пациента, заставил Т'мора вздохнуть, но, пусть и с неохотой, парень выполнил требование целителя... и чуть не уснул. В себя он пришел от раздавшегося рядом голосом тора.    - Ну что же, господин Т'мор. - Потирая руки, проговорил Хорт. - Осмотр закончен. Благодарите того, кто обработал вашу рану. Он явно неплохой мастер в полевой хирургии.    - Я обязательно передам вашу похвалу матушке Ирне. - Улыбнулся Т'мор, заметив как скривилось лицо тора, когда он упомянул домоправительницу.    - Да-да, конечно. - Пробормотал целитель, но тут же вернул себе уверенность. - А теперь давайте определимся. Ваше излечение можно провести двумя путями. Первый, более прост и дешев, но займет некоторое время. Второй, куда более сложен и дорог, но и намного быстрее. Какой изберем?    - Сначала давайте определимся со сроками лечения. - Вздохнул Т'мор. - Медленно-быстро, это знаете ли не очень-то точные показатели.    - Хм. Резонно. - Кивнул тор. - Так вот, медленное лечение займет около декады, и потребует от вас минимума подвижности, постоянного приема некоторого количества поддерживающих зелий и регулярной смены повязок. Второй же метод... Скажем так, применив его, вы еще успеете собственными ногами дойти до главного храма и присутствовать там на сегодняшней праздничной службе.    - Отлично. Это именно то, что мне требуется. - Улыбнулся Т'мор, чем вызвал недоумение на лице тора.    - И вы даже не поинтересуетесь стоимостью?!    - Не дороже денег, надеюсь? - Усмехнулся Т'мор. - Самое главное, что в храм попаду.    - Э-э. Возможно я неверно выразился... - Протянул тор.    - Что, поторопились с определением сроков исцеления?    - Нет-нет, что вы. - Замахал руками целитель. - Я полностью отвечаю за свои слова. Если действовать ускоренным методом, то еще до обеда, вы встанете на ноги. Максимум, что может быть, в вашем случае, так это легкая слабость в следующие два-три дня, но поверьте, это такая малость. Я о другом. Понимаете, когда я говорил о высокой стоимости такого лечения, я имел в виду действительно БОЛЬШУЮ цену.    - Не томите уже, господин Хорт. - Нахмурился Т'мор, начиная опасаться, что цена может действительно оказаться для него заоблачной, даже с учетом всей, в том числе и находящейся на его счету в Башнях, суммы.    - Шестьсот злотней. - Грустно сообщил тор, и уже было порывался начать объяснения по поводу использования в лечении одноразовых высших артефактов, но остановился, поняв, что его пациент расхохотался.    - Ох, господин Хорт, вы меня и вправду напугали. - Сквозь смех пробормотал Т'мор и, нашарив кисть шнура звонка рядом с изголовьем кровати, вызвал громи.    - Лерой, будь так добр, принеси мою походную сумку. - Попросил он, не переставая хихикать, едва громи вошел в комнату. После чего обратился к тору, - шаэрскими марками возьмете, или камнями силы?    Отсчитав ошеломленному тору необходимую сумму в золотых марках, Т'мор пересыпал их в один из освободившихся кошелей, и положил его на прикроватный столик, рядом с сумой целителя.    - Ну что, господин Хорт, приступим? - Обратился к тору парень, выводя его из легкого ступора.    - Да-да. Разумеется. - Засуетился целитель, и тут же принялся доставать из своего баула очередную россыпь артефактов. Впрочем, тора можно понять. Не каждый день встретишь пациента, со смехом расстающегося с суммой, на которую можно купить небольшой домик в приличном квартале нижнего города.    В столовую, к обеду, как и обещал тор, Т'мор спустился уже на своих двоих, хотя и был несколько неуверен в движениях, орудовать столовыми приборами ему это совершенно не мешало. Единственное, что немного омрачило настроение парня, был тот факт, что он не смог пронаблюдать сам процесс своего исцеления, поскольку первый же примененный тором артефакт отправил его в глубокий сон. И ведь даже Уголька не спросишь, тот как уснул ночью, так до сих пор и не проснулся. Вон даже к обеду глаза продрать не соизволил, лежебока.    На этот раз Байда пришел не к столу, а сразу к посиделкам у камина в гостиной, и тут же принялся расспрашивать, неизвестно ли нам что-нибудь об убитых и ограбленных наемниках на горбатом мосту, и появлении инфернальной твари, порвавшей некоего мага в ста метрах от него. Арролд перевел недоуменный взгляд на фамильяра клана, и теперь уже он рассказывал о своем "великом" сражении.    - Да уж. Покажешь мне потом свои трофеи, глядишь, что и посоветую. Ага? - Усмехнулся кузнец, поднимаясь со своего уютного кресла. - А ведь нам, знаете ли, пора в храм. Служба-то вот-вот начнется.    Площадь перед главным храмом Аэн-Мора была набита до отказа, и гудела как потревоженный улей, но ни Арролд, ни Байда не обращали ни малейшего внимания на всю эту толпу, и зажав Т'мора с двух сторон, двинулись к боковому входу в храм. У неприметной двери, дорогу им заступил дюжий "броненосец", но увидев расшитую симонорами церемониальную накидку Арролда, также резво отскочил в сторону. Препятствовать главе древнего клана со свитой, войти внутрь, он не мог. Так что уже через несколько минут, понтифик Тьмы с интересом рассматривал стоящего перед ним протеже клана ап Хаш, пришедшего за благословением. Человеческий темный маг в одежде риссов, в самом сердце земель Хорогена. Великий Хаос!   

ЧАСТЬ IV. Прости врага перед смертью... его.

Глава 1. Кому не спится в ночь глухую.

   До начала службы и открытия колодцев тьмы оставалось не более десяти минут, а понтифик все еще не мог принять решения. Нет, благословение самому странному из темных, встреченных на его долгом жизненном пути, он дал. Не имел права отказать. Да и не хотел. Ведь всем известно, что Тьма никого не тянет к себе за уши, но мешающим идти к ней, придется несладко. Тьма не любит, когда у нее отбирают то, что она уже считает своим. Тем более, если нарушить волю ее, посмеет тот, кто всей своей жизнью и положением, обязан Тьме. Говоря проще, Великая просто прихлопнула бы своего жреца, если тот отказался бы благословить ее именем добровольно пришедшего в храм, пусть даже и человека. И плевать ей было бы на то, кто этот жрец: боевик ли из нижнего клира, едва разбирающий древние руны священных текстов или сам понтифик, чей огонь жизни, уже добрых два столетия поддерживается исключительно самой стихией. Нет. Другой вопрос не мог решить предстоятель. Жрица нижнего храма, Темнейшая Ллайда, присутствовавшая при появлении в чертогах храма главы клана ап Хаш и его вассала, после того как к ее протестам по поводу благословения Т'мора никто не внял, заявила свое право на поединок стали с человеком. И теперь, понтифик не мог решить обычный организационный вопрос. Что делать? С одной стороны, клан ап Хаш доказал свое право выйти из подчинения нижнего храма, поскольку прямой вассал его главы, тот самый, благословенный Тьмой человек, уже один раз победил эту самую Ллайду в поединке стихий, а значит, девочка может бросить ему вызов, только поднявшись в верхний клир, что ей не светит еще лет пятьдесят. Но, с другой стороны, официально, ап Хаш еще не причислены к Верхней Обители, а значит Ллайда в своем праве... И как же поступить в этом случае старому предстоятелю Тьмы?    - Арролд, кончай издеваться! - Не выдержал повествования хорга, Байда, прождавший все время визита побратимов к понитфику, во внутреннем дворике храма, поскольку дальше, его, как не посвященного, и не желающего проходить посвящение Тьме, просто не пустили "броненосцы", а потому не видевший происходившего внутри храма своими глазами. Так что сгоравший от желания узнать, что происходило с Т'мором и Арролдом на встрече с понтификом, Байда доставал побратимов требованиями поведать ему об этом, всю дорогу до трактира, куда троица направились, сразу после визита к понтифику, забив на предстоящую службу в храме.    - Да, собственно и все. - Пожал плечами белогривый, заставив артефактора глухо зарычать. - Ладно-ладно. Так и быть, расскажу, только не кусайся. Пока наш понтифик обдумывал ситуацию, Т'мор как всегда вылез вперед и, продемонстрировав предстоятелю знак мастера меча, задвинул речь на тему нецелесообразности прореживания клира Тьмы, и своего участия в этом процессе, даже если самой Великой и откровенно по фигу, сколько именно жрецов находится у нее на балансе. Понтифик глубокомысленно покивал, заявил, что Т'мор ведет себя как истинный и очень прилежный последователь Тьмы, после чего закатил такой охренительный втык бедной Ллайде, что та, наверное, навсегда заречется лезть, куда не просят. Потом глава храма выдал пару лозунгов, наверное, в качестве тренировки перед проповедью, официально признал клан ап Хаш присоединившимся к Верхней Обители, и мы откланялись, пока нас не затащили на службу в клир.    - Ты откуда таких слов понахватался? - Охренел Байда.    - Догадайся с трех раз. - Вздохнул Арролд, покосившись на Т'мора, в данный момент увлеченно терзающего жареного цыпленка, а потому абсолютно недоступного для беседы. Что, правда, не помешало ему угрожающе сверкнуть глазами в адрес Арролда.    - И куда бедному хоргу податься? - Тихо пробормотал белогривый. - Окружили человеки, понимаешь. Один рычит как инфернал с голодухи, другой и вовсе взглядом испепелить готов. Уйду я от вас... К Ллайде. Она красивая.    - Но-но. Мне и тебя одного достаточно, не хватало еще и за твоими спиногрызами приглядывать. А ты что ржешь, Т'мор? - Байда обратил свое внимание на хихикающего парня. - Думаешь, тебя это не касается? Так, ошибаешься! Как фамильяр клана из личного круга вот этого раздолбая, тебе, помимо всяких привилегий, положены еще и обязанности, и одна из них, это должность наставника при его гипотетическом наследнике. Так что, если наш белогривый друг свалит к этой самой Ллайде и обзаведется потомством, тебе же за дитятями и присматривать придется, и учить их. Уловил?    Икнув, Т'мор вынул изо рта недогрызенную кость, задумчиво посмотрел на фонтанирующего весельем хорга, после чего перевел загнанный взгляд на Байду, и натянуто улыбнулся.    - Ты шутишь?    - Щазз. - Скривился артефактор.    - Понятно. Не шутишь. Так может, это... его... того... ну, пока не поздно, а? - Тихо поинтересовался у Байды Т'мор, покосившись на здоровый нож, воткнутый в тушку запеченного индюка, красовавшуюся в центре уставленного яствами, стола.    - Чего "того"? - Не понял занервничавший Арролд и, на всякий случай, демонстративно отодвинулся подальше от побратима. - Т'мор, ты смотри, убийство главы клана тебе с рук не сойдет, так и знай, и никакой титул фамильяра не спасет.    - Зачем убийство? - Все так же тихо произнес Т'мор. - Я же аккуратно, чик, и все. Никто ничего и не заметит... Ну, разве что голос у главы клана повыше станет, но это ж мелочи.    От природы бледный, хорг чуть ли не позеленел, когда до него дошло, что именно, предлагает "чикнуть" его побратим.    - Изверг! Ургов выползень! - Полузадушено прохрипел белогривый. - Я лучше дождусь твоей смерти, а уж потом наследником обзаведусь, а то с таким воспитателем как ты, из него точно ничего приличного не вырастет.    - Вот и договорились. - Абсолютно нормальным тоном заключил повеселевший Т'мор, и, воздев к потолку заляпанный куриным жиром указательный палец, гордо посмотрел на еле сдерживающего смех, артефактора. - Главное в споре, найти правильные аргументы.    Этого заявления, здоровяк-кузнец уже не выдержал и заржал в полный голос, колотя кулаками по толстой столешнице и не обращая никакого внимания на уже поглядывающих в их сторону посетителей трактира.    - Эх, не надо нам было сюда заходить. Сейчас опять начнется. - Вдруг погрустнев, проговорил Т'мор, пока Байда отходил от приступа смеха, а Арролд изо всех сил пытался удержать каменную маску на лице и не дать вырваться эмоциям из-за спешно возводимых щитов разума. Почти тут же, Байда умолк и настороженно огляделся. К их столу, уверенно лавируя меж посетителями, действительно направлялся какой-то хорг, в темно-зеленой накидке мага Академии.    - Опять твоя статистика, да? - Не хуже какого-нибудь рисса, прошипел мастер артефактор Арролду.    - Прости. - Не понятно за что извинился тот, разведя руками.    - Да как же оно меня все ЗАДОЛБАЛО! - Байда, мгновенно озверев, одним неуловимым движением, выудил откуда-то из воздуха свою секиру и, с размаху, всадил ее в столешницу. Во все стороны брызнули осколки разбитого блюда с ошметками копченой рыбы, а дикой крепости каменный дуб, из которого был сделан стол, жалобно хрустнув, покрылся сеточкой мелких трещин. В зале повисла ошеломленная тишина. Шедший к ним хорг-"академик", на мгновение замер на месте, плеснув в окружающих удивлением, но тут же справился с собой и, еле слышно вздохнув, продолжил движение вперед. Байда окинул белогривого самоубийцу уже не таким бешеным взглядом и нехотя процедил. - А ничего, упертый. Далеко пойдет... если, конечно, сегодня не сдохнет.    - Эр Арролд, эр Т'мор, господин оружейник, доброго дня. - Ровным тоном проговорил визитер, наконец добравшийся до их стола. Похоже, последние слова Байды не ускользнули от слуха хорга, поскольку цвет его лица, несмотря на всю выдержку истинного белогривого, отливал сейчас тем же зеленоватым оттенком, каким блистал минуту назад Арролд. Тем не менее, хорг продолжил свою речь, - от имени Совета мастеров Вязи и по поручению ректора Академии Аэн-Мора, я уполномочен вручить эру Т'мору разрешение на посещение государственных библиотек Хорогена для ознакомления с хранящимися в них книгами и инкунабулами. Также, эр Т'мор, прошу принять наши извинения за то, что мы не смогли довести решение Совета до вашего сведения, и передать пропуск в назначенный главой совета мастеров Вязи, срок.    Хорг протянул Т'мору открытую бархатную коробочку, в которой лежал массивный серебряный перстень-печатка, украшенный рельефным изображением открытой книги из черного оникса.    - Когда я могу начинать? - Тут же осведомился Т'мор, стараясь краем глаза проследить за тем, куда Байда денет, только что вырванную им из столешницы, секиру. Не увидел. Ушлый мастер попросту опустил руку с секирой под стол, а когда потянулся за очередным грибным пирогом, секиры в ладони уже, естественно, не было.    - В любое удобное для вас время. Библиотеки работают и днем и ночью, без перерывов. - Ответил хорг. - Один совет, если позволите. Этот перстень может провести вместе с вами еще одного хо... разумного, но вот отдавать пропуск в чужие руки не стоит. Без вашего присутствия, он просто не сработает, и охранные сети библиотек не пропустят его носителя.    - Благодарю вас. - Кивнул парень, и хорг, коротко кивнув в ответ, моментально слинял, словно его и не было.    - Ну что, кончилось твое безделье, а Т'мор? - Усмехнулся в усы кузнец.    - Знаешь Байда, что-то мне подсказывает, что уж лучше книжной пылью дышать, чем так бездельничать, как нам с Арролдом за последние две декады выпало. - Отразил его улыбку парень. А хорг только согласно кивнул.    - Ну-ну. - Хмыкнул артефактор, и неожиданно предложил, - а загляни-ка ты ко мне в гости, на днях, земеля. Посмотрим на твои трофеи, что ты со вчерашних бойцов снял, глядишь, там что-нибудь интересное найдется. Сторгуемся.    - Договорились. - Кивнул Т'мор, - Только я еще и свою амуницию притащу. Посмотришь, может что и поправить пора, а то и вовсе заменить.    - Да не вопрос, только ты уж тогда и побольше денежек прихватить не забудь. - Нарочито небрежно бросил Байда. - Не буду же я бесплатно работать?    - Сторгуемся. - Весело хохотнул Т'мор.    - Арролд, а ты как, навестишь мою хижину вместе с этим оболтусом, может и тебе подберем что-нибудь вместо этой твоей любимой зубочистки, а? - Поинтересовался Байда.    - Вряд ли. С оружием у меня все в порядке, да и делами пора заняться. А то родственнички из Башен уже завалили письмами, а мне все до них добраться никак не удается. То одно, то другое...    - Ну и утт с тобой. - От отказа Арролда заглянуть в гости к Байде, тот совершенно не расстроился. Впрочем, у Т'мора появился совершенно иной интерес, так что ему стало не до определения степени обидчивости оружейника.    - Вот, кстати, Арролд! Со всеми этими перипетиями, я совершенно упустил из виду одну крайне интересную деталь! - Обратился к побратиму парень.    - Дай угадаю. - Протянул хорг, - ты очень хочешь знать, куда делся из резиденции тот самый клан, главой которого я являюсь. Я прав?    - Грандиозное по своей сложности умозаключение. - Преувеличенно пораженно покачал головой Т'мор.    - Мог бы уже и сам догадаться. - Арролд не обратил ни малейшего внимания на ужимки человека. - Я же говорил, ап Хаш, это род магов. И я имел в виду не врожденные способности, а профессию. Так что, часть клана заперлась в Башнях и Академии, а те, кому не по нутру власть круга мастеров Вязи, имеют собственную практику в разных городах Хорогена, или шляются с отрядами наемников, опыт нарабатывают. И ни те, ни другие, вовсе не горят желанием просиживать штаны и платья в столичной резиденции. Но ты особо не расстраивайся, в конце этой декады у тебя будет великолепная возможность познакомиться с частью твоей новой родни.    - Почему именно тогда?    - Традиция. В последний день каждой праздничной декады, клан ап Хаш дает бал или устраивает прием, на котором обязаны присутствовать все члены круга семьи.    - Час от часу не легче. - Вздохнул Т'мор. - Арролд, я тебе говорил, что не выношу эти официальные торжества? Они меня еще в Доме и-Нилл до печенок достали.    - А куда ты денешься? - Хмыкнул Арролд. - Байда же недавно говорил об обязанностях? Не был бы я главой клана и не входил бы в состав круга семьи, никто бы и бровью не повел, если бы мы с тобой не явились на прием. Но я тот, кто я есть, и тебе придется соответствовать высокому званию фамильяра клана из личного круга его главы. Так-то.    - В общем, отвертеться мне не светит. - Вздохнул Т'мор.    - А я о чем. - Подтвердил Арролд. - Ты не болен, не отсутствуешь по делам клана или велению одного из правящих кругов, а значит, обязан присутствовать на официальных мероприятиях рода.    - А может, я все-таки болен? Вон, и целитель Хорт меня сегодня навещал? - С безнадежностью спросил Т'мор.    - Раньше думать надо было. До того, как осыпал несчастного тора своим золотом. Вот уж кто после визита к тебе, выглядел больным. Матушка Ирна, на пару с Лероем, потом, еще целый час беднягу на кухне пряным ллиалом отпаивали.    - Правильно говорят, поспешишь, людей насмешишь. - Хохотнул Байда, с интересом следивший за препираниями побратимов. - Да. Т'мор. Если б не твое желание как можно скорее встать на ноги, не считаясь с затратами, откинул бы Хорту пару злотней, и мог спокойно валяться в постели положенные полторы-две декады. Тогда, даже наш двинутый на этикете, белобрысый друг не посмел бы затащить тебя на эти грешные торжества. Сочувствую, парень. Скука на этих приемах страшная. И ведь даже морду на них никому не набьешь. Не поймут.    - Ага... То-то отец тебя так редко приглашал на эти самые приемы. Бывало, даже заказы специально под это дело давал, с такими сроками, что бы ты никоим образом не мог завалиться в резиденцию во время приема. - Пробурчал Арролд, но и Т'мор и оружейник его прекрасно расслышали.    - Ты думаешь я этого не знаю? - Улыбнулся в усы Байда. - Поверь, Арри, между вариантом набить бледную физию какого-нибудь напыщенного идиота или получить за любимую работу несколько злотней, я, выбираю золото.    - Несколько злотней? - Хмыкнул Арролд. - Да это были самые дорогие заказы из всех, что он когда-либо тебе давал.    - Ну, у твоего отца тоже был выбор, не так ли? - Ехидно поинтересовался тот. - И он, в свою очередь, предпочитал лишить меня удовольствия доводить до белого каления гостей клана ап Хаш. Хотя и не всегда. Но и это тоже было ему на руку.    - Я догадываюсь. - Кивнул Арролд.    - Да ладно. Слышь, Байда, ты что, в самом деле устроил мордобой на приеме у ап Хаш? - Изумился Т'мор.    - Подумаешь, подрался пару раз. - Артефактор замялся. - Да и бил я за дело.    - То есть если за дело, то помахать кулаками на приеме все-таки можно? - Въедливо уточнил Т'мор, исподтишка наблюдая за тем, как с Арролда, в очередной раз, норовит сползти его аристократическая невозмутимость.    - Да что я, спрашивать буду, что ли? - Отмахнулся Байда.    - Отлично. - Словно уяснив для себя все необходимое, кивнул парень.    - Я тебе дам "отлично"! - Прошипел Арролд. - Посмеешь устроить на приеме бардак, и наше путешествие, тебе, действительно бездельем покажется.    - О! Кстати о бардаке. - Не обратил никакого внимания на тон хорга, Т'мор. - Кто-то очень белобрысый обещал показать мне лучшие салоны Аэн-Мора, и подло зажилил свое обещание. Арролд, ты не знаешь, кто бы это мог быть?    - Я с ним повешусь. - Пожаловался Байде хорг.    - Примерно тоже самое я говорил твоему отцу, когда он, уезжая по делам клана, оставлял тебя под моим присмотром. - Злорадно ответил оружейник. - Так что, терпи коза, а то мамой станешь.    Под дружный хохот людей, Арролд длинно выматерился на древнем наречии и вцепился в бокал с вином, как утопающий в спасательный круг. Общаться с этими буйными психами на трезвую голову, он, просто, больше не мог.    Компания из двух человек и одного хорга, разошлась по домам, только ближе к полуночи. Точнее, Байда отправился к себе, а Т'мор и Арролд двинулись в сторону резиденции клана ап Хаш. По пути их несколько раз останавливал непривычно многочисленные обходчики хранителей города, но рассмотрев накидку хорга, быстро и вежливо прощаясь, уступали дорогу.    - А ведь это из-за нас, точнее из-за тебя. - Задумчиво протянул Арролд, когда побратимы уже въехали во двор особняка ап Хаш.    - В смысле, вчерашней заварушки?    - Ну да. В верхнем городе, уже лет сто, как не было совершено ни одного убийства. - Арролд кивнул открывшему им навстречу двери, Лерою, и двинулся в гостиную.    - Подожди, а почему только из-за меня? А как же ваши с эром Ссидой упражнения в практической магии? - Возмутился Т'мор.    - Ну, так ведь, там ничего необычного не было. Банальная семейная стычка. А вот шесть трупов наемников, явно подготовивших на кого-то засаду, это другое дело. Тем более, ТАКИХ трупов. Если бы не отсутствие следов Прорыва или Призыва, их смерти наверняка бы списали на пару инфернальных тварей. А так... Вот хранители и напряглись.    - То есть, это они меня ищут? - Опешил Т'мор. Хотя чему тут удивляться? Наделал трупы и решил, что это происшествие власти проигнорируют? Перепутал Аэн-Мор со Свободным городом?    - Да ну, никого они не ищут. Успокойся. - Отмахнулся хорг. - Зачем? И так все ясно. Наемники готовили засаду, но их цель оказалась шустрее, и успела их положить первой. Какие вопросы? Ты был в своем праве. К тому же родственники погибших никаких претензий не заявляли. Хранителям нет до тебя никакого дела. Они просто подняли все наличные силы, что бы не допустить подобных боев на территории города, впредь. А сейчас, давай по кружке ллиала, и по койкам. Вымотался я за последнее время, как не знаю кто.    - Хорошо, если так. - Кивнул Т'мор.    - Даже если бы это было не так. Поверь, влияния глав двух старейших кланов Хорогена, вполне достаточно для того, что бы хранители моментально убедились в твоем праве на убийство тех наемников. Я уже не говорю о том, что закон Хорогена даже без наших с Ссидой слов, и так на твоей стороне. - Арролд, поудобнее устроился в кресле у камина и, приняв из рук громи огромную кружку с ллиалом, с видимым удовольствием сделал длинный глоток. Т'мор устроился было в кресле напротив, но передумал и, шагнул к выходу из гостиной.    - Сегодня был славный денек, а, Т'мор? - Вопрос Арролда нагнал парня уже у дверей.    - Полностью согласен. - Кивнул Т'мор, остановившись на пороге. - Особенно радует, что сегодня мы избавились от угрозы со стороны храмовников.    - А вчера от проблемы с Рраена. Хотя и не сказал бы, что дело обошлось малой кровью. - Согласился Арролд.    - Это да. - Т'мора даже передернуло. - Крови вчера было хоть отбавляй.    - А у тебя по-моему, иначе и не бывает. - Ехидно заметил хорг. - Ты как самовосполняющийся огневик с телепортом. Где ни появишься, все в клочья разносишь.    - Ха! А ты думаешь, почему меня из Шаэра к вам в гости выпроводили? Князь князей так и сказал, мол, Столицу этот придурок уже на уши поставил, теперь пусть в Аэн-Море развлекается. Дескать, не все же одним несчастным риссам от него, то есть меня, страдать. - Рассмеялся Т'мор.    - Вот оно что? Но я тебя разочарую. Хоть ты и пытался прикидываться белой овечкой, но то, что от тебя больше проблем, чем пользы, было ясно еще при встрече. Только, как говорит Байда, полный отморозок, догадается свести в один отряд эйре и хоргов. Кстати, думаю, о том, что я до сих пор подозреваю твою вину в атаке корабля двуязыких на нашего "змея", можно и не упоминать. - Арролд залпом допил ллиал.    - Да чего уж теперь, все равно же упомянул. - Хмыкнул Т'мор.    - Ну, раз так, хоть сейчас скажи, чем ты их так довел, что они не поленились отправить в погоню за твоей тушкой, целый посольский корабль? - Поинтересовался Арролд. - Тем более, что на земле, вы с этой девкой, как ее? Донна, да? Так вот, вроде бы вы не так уж плохо общались...    - Неплохо?! Ты же сам все видел! - Фыркнул Т'мор.    - Эй, парень! Вы же не кидались друг на друга с мечами, не пытались перегрызть друг другу глотку...    - Не плевали друг другу в еду. - Продолжил Т'мор.    - И это тоже. - Невозмутимо согласился Арролд, хотя через его барьеры ехидство все равно пробивалось. - Так что, по меркам обычного общения темных и светлых, вы были, можно сказать, друзья - не разлей вода. И вдруг, целый корабль обозленных эйре. С чего бы?    - Ну, понимаешь... Они не так давно увели у риссов одну вещицу, а я, соответственно возжелал восстановить справедливость.    - Иначе говоря, попер у двуязыких какой-то очень редкий и нужный им, светлый артефакт. Поскольку темные они бы и в руки не взяли. В отличие от тех же риссов, которым по барабану стихия предмета, если его можно выгодно загнать. - Покивал собственным умозаключениям Арролд. - Теперь понятно. Эйре догадались чьих это рук дело, и решили, примерно наказать обидчика. Но почему корабль был ПОСОЛЬСКИЙ?    - Так это, Донна же, дочка посла. - Пожал плечами Т'мор.    - И что? Ни за что не поверю, что ла Сольвейн ринулся бы за нами в погоню, нарываясь на международный скандал. Для этого, тебе как минимум, пришлось бы попятить у них... Т'мо-о-ор. Скажи, что я ошибся?    - Я не знаю, о чем ты говоришь. - Небрежно пожал плечами парень. Откровенность даже с побратимом, должна знать хоть какую-то меру, разве нет? Впрочем, о том, что основание кристалла Света хранится у риссов, знает, наверное, весь мир, равно как и о том, что двуязыкие спят и видят, как заполучить себе эту стекляшку. А поскольку в этом плане ничего не изменилось... Но прямо говорить обо всех обстоятельствах Арролду, все же не стоит. Равно как и признавать правоту его догадок. Т'мор вздохнул. - Арролд, когда я забирал эту безделушку из ларца ла Сольвейна, я, СЛУЧАЙНО, освободил его духа-стражника, и тот, уходя, хорошенько зачаровал свою "тюрьму" из мести хозяину. Так что, преследовала нас разъяренная дочь посла, а не он сам, поскольку пребывал в то время в глубокой коме.    - С чего ты взял?    - А ты сам подумай, великий логик! - Фыркнул Т'мор. - Кроме пропажи безделушки, причин для преследования "Ищущего", у эйре не было. Узнать о ее пропаже можно, только открыв ларец. Кроме самого ла Сольвейна, этого сделать никто не мог, да и не стал бы. Уж особенности этого сейфа, думаю, были известны всем окружающим его прихлебателям. И на закуску. Если сам посол был в отрубе, то кому должна была перейти власть на корабле, до его возвращения в Эйреаллан?    - Ну, с последним предположением не так, что бы очень ясно. Возможны варианты... Но в целом, тот, кто командовал, замещая ла Сольвейна, просто обязан был попытаться вернуть... предмет. - Хорг медленно кивнул и, усмехнувшись краешком губ, отсалютовал побратиму пустой кружкой из-под ллиала. - Принимается. Но вообще, хочу тебе заметить, Т'мор, что насколько быстро тебе удается вылезать из неприятностей, настолько же легко и непринужденно ты и находишь их на свою тощую задницу.    - Уж кто бы говорил?! - Изумился Т'мор. - На себя посмотри. Поехал в Шаэр с посольством, всего-то навсего, на рутинные переговоры о времени открытия перевалов, и во что это для тебя вылилось?!    - Хм. С этой точки зрения, я, как-то, наше долбанное путешествие не рассматривал. - Признал хорг, и тут же съехал с темы. - Ладно. Закрыли вопрос. Ты сейчас спать идешь, или еще на одну ночную прогулку?    - Скорее второе.    - Ну-ну. Надеюсь, сегодня ты обойдешься без таких масштабных последствий, как в прошлый раз. - Голос хорга только что не сочился сарказмом.    - Уж как-нибудь. - Улыбнулся Т'мор, пожимая плечами. Дверь закрылась за его спиной, и парень направился в сад. Проснувшийся Уголек уж очень хотел выбраться на свежий воздух. Как ни парадоксально, но, чем дальше заходило их слияние, тем больше времени крылатому змею требовалось проводить в своем естественном состоянии. Но сейчас, только сумеречный дракон решил проявиться, как за спиной парня раздались легкие шаги, и из-за живой вечнозеленой изгороди, на тропинку в самом глухом уголке сада, вышел вездесущий Лерой.    - Мастер Т'мор, хороший вечер, не так ли? - Произнес громи, застыв в паре шагов от человека, и внимательно вглядываясь своими огромными глазами, куда-то в темное небо, испещренное мириадами искорок далеких звезд. Сейчас, вечно шебутной и стремительно-текучий как весенний ручей, Лерой был абсолютно не похож на самого себя. Отрешенный вид громи должен был насторожить Т'мора, но что-то в человеке было уверено, что это странное существо, такое привычное для хоргов, и при этом остающееся полным загадок и непонятностей, не причинит ему никакого вреда. Что-то подобное, только гораздо слабее, Т'мор испытал на стоянке их отряда, когда он, решив прогуляться тенями, столкнулся с говорящей змеей... "А ведь она тоже была хранителем места".- Вдруг промелькнуло в голове у парня, и он встрепенулся.    - Да и день был очень неплох. - Наконец проговорил Т'мор. Громи, в ответ медленно кивнул, так и не оторвав взгляда от небосклона.    - Можете выпустить своего дракона, мастер. Он явно соскучился по полетам. - Спустя минуту тягучей тишины, проговорил Лерой, вгоняя Т'мора и Уголька в ступор. Громи же, наконец, перевел взгляд на человека, и глаза его засияли смехом... или это просто отблеск звезд?    - Ты... вы... знаете о нем? - Тихо проговорил Т'мор.    - Лучше все-таки на "ты", мастер. Я ведь сейчас здесь один. - Губы Лероя тронула легкая улыбка. - И да, разумеется я знаю о сумеречном драконе. Любой хранитель знает.    - Лерой мне бы не хотелось... - начал Т'мор, но громи покачал головой.    - В вас так много от новых жителей Моратаэн... Не беспокойтесь, ни один хранитель никогда, ничего и никому из них не расскажет.    - Верю. - Т'мор не понимал почему, но он точно знал, что Лерой не лжет. Даже не так, он знал что ни один из "хранителей" не способен лгать. Вообще. А значит можно последовать его словам без опаски. Заметно прибавивший в размерах, и теперь достигший почти двух метров длины, Уголек возник в воздухе перед парнем и, с любопытством, принялся рассматривать громи, заинтриговавшего его самого и Т'мора, своими знаниями. Лерой, в свою очередь, уставился на сумеречного дракона, а увидев соткавшиеся из дымки призрачные крылья змея, тихо, и как-то счастливо вздохнул. Угольку в этот момент надоело играть в гляделки, и он, заложив крутой вираж вокруг громи, взмыл в небеса. Глаза Лероя потеряли какое-либо осмысленное выражение, и Т'мор тут же поспешил вернуть хранителя резиденции ап Хаш, на грешную землю. - Лерой, а что это за Морат... как там дальше, я не запомнил...    - Мир меж бездной и высью. - Грустно, нараспев произнес громи. - Так его называли хозяева... Но они ушли, и мир сменил имя.    - Хозяева, это Ушедшие? - Тихо спросил Т'мор.    - Да, так их называют новые жители. - Согласно кивнул Лерой, и так же мгновенно, как секунду назад, настроение громи сменилось. Теперь перед Т'мором стоял уже знакомый ему, веселый, всюду и все успевающий слуга. - Примите наш совет мастер. Ищите в хранилищах беловолосых не тени, а ушедших. Все что сможете. И вам многое откроется. Да, хотя знание это будет подчас горьким, но оно необходимо. Без него, вы так и останетесь только половинкой самого себя. Поверьте, даже сумеречный дракон не знает всего. Ищите, мастер. А мы будем надеяться.    - Вы? - Заторможено переспросил Т'мор.    - Мы. - Так же весело продолжал улыбаться громи. - Хранители. Хорошей ночи эр Т'мор.    И громи, резко развернувшись, скрылся в темноте сада, оставив ошеломленного человека среди ломаных теней, еще не обзаведшихся листвой деревьев.   

Глава 2. Ученье - свет, даже если изучаешь Тьму.

   На следующий день, Т'мор все еще пребывал под впечатлением от ночного разговора с Лероем, что, впрочем, не помешало ему приступить к делу, ради которого он, собственно, и прибыл в Хороген. Так что, сразу после великолепного завтрака от матушки Ирны, парень заглянул в кабинет Арролда, пожелал ему хорошего дня, на что занятый просмотром каких-то свитков, глава клана только буркнул что-то невнятное, и умчался в Академию, потрошить тамошнюю библиотеку.    При входе на территорию основного места обучения белогривых магов, перстень на руке Т'мора слегка нагрелся, и массивная, низкая дверь, вделанная прямо в ворота цитадели, бесшумно отворилась, пропуская человека внутрь. Миновав большой, мощеный огромными плитами, двор, Т'мор притормозил у единственного увиденного им входа в основное здание. Пропуск, это, конечно, здорово, вот только где искать саму библиотеку, в которую он и пускает? Домик-то, совсем не маленький... Впрочем, что тут думать? Если в здании не будет указателей, можно будет просто отловить кого-нибудь из местных "обитателей". Проблема здесь в другом. Как заставить высокомерного белогривого поработать проводником для хумана? Но с этим вопросом, Т'мор решил повременить до того момента, пока не столкнется с ним в реальности. Определившись со своими, честно сказать, весьма немудрящими планами, парень тихо хмыкнул, и уверенно направился внутрь.    Табличек здесь, естественно, не нашлось. Зато "обитатели" так и шныряли вокруг, словно и не зная о Праздной декаде. Пролетая мимо Т'мора по свои делам, они бросали на него равнодушные взгляды. Действительно равнодушные, а не опустошенные эмоциональной блокадой! Уж на то, что бы просечь этот факт, скромных познаний парня в школе разума, вполне хватило. Ну, что ж, удивительное дело, конечно, для такой самобытной расы снобов, как хорги, но может это ему и на руку?    Повертев по сторонам головой, Т'мор наметил себе цель, и двинулся через поток только что вылетевших с занятий учеников, к уклоняющемуся от них, невысокому и подвижному как ртуть, хоргу, черный цвет накидки которого, свидетельствовал о статусе преподавателя. Все-таки, какие бы взгляды не были у учеников, а общение с более взрослым, а значит и более уравновешенным хоргом, обещало принести куда меньше сюрпризов, чем попытка наладить контакт со вспыльчивыми юнцами. И плевать, что они раза в три старше Т'мора.    - Хорошего дня, эр. - Поприветствовал парень преподавателя. Стоявший вполоборота к нему, хорг резко развернулся, и, увидев перед собой человека, плеснул презрением, но тут его взгляд споткнулся о, предусмотрительно выставленный на всеобщее обозрение, медальон школы Тени, и парню показалось, что он, словно наяву услышал, как лязгнули щиты разума хорга, смыкаясь между собой.    - Эр Т'мор, если не ошибаюсь. Можете называть меня Ссист. - Мягким, вкрадчивым голосом проговорил хорг, и тут же извинился. - Прошу простить мою первую реакцию. Я, было, решил, что ко мне обратился один из наших "особых" учеников, а это знаете ли не те существа, по отношению к которым легко заставить себя испытывать положительные эмоции.    - Прекрасно вас понимаю. - Согласился Т'мор, вспомнив лекцию Арролда перед боем в Лиисте, но не сдержал удивления, и спросил, стараясь попасть в тон собеседника. На всякий случай. - Позвольте узнать, откуда вам известно мое имя?    - О, в этом нет никакой тайны. Эр Ррох, наш ректор, знаете ли, заботится о психическом состоянии преподавательского состава Академии, а потому предупредил нас о вашем возможном появлении в этих стенах. - Блоки блоками, но ирония из речи хорга уходить явно не торопилась. - Правда, я, если честно, не ожидал увидеть вас так скоро. Все же, молодость, не то время, которое хочется тратить на пыльные свитки. Юным умам куда интереснее горячка боя и жар любовных утех.    - Да вы поэт, эр Ссист. - Покачал головой Т'мор. - Но знаете, горячка боя меня откровенно вымотала еще во время пути в Хороген, а уж за "жар любовных утех", моя пассия, по возвращении домой, может мне и глаза выцарапать. И тогда уж точно не видать мне ни первого, ни второго. Так что, я лучше почитаю книги, целее буду.    Хорг чуть раздвинул губы в намеке на улыбку, и повел рукой в сторону длинного, хорошо освещенного коридора. Совершенно нетипичный белогривый! - Идемте, я провожу вас до нашей сокровищницы знаний.    - Благодарю. - Т'мор последовал за преподавателем, так же как и хорг, напрочь игнорируя удивленные взгляды учеников, которыми они провожали своего преподавателя и его спутника. И куда только делось все их равнодушие?    - Пустое, эр Т'мор. - Отмахнулся эр Ссист от благодарности Т'мора, и, свернув в очередной, залитый светом из витражных окон, коридор, указал на широкие распахнутые двери, за которыми виднелся просторный зал, уставленный книжными шкафами. - Вот мы и на месте. Дальше, думаю, вы и сами справитесь... Но если нет, то наш библиотекарь, эр Ннерт, не откажет вам в помощи. Засим, вынужден вас оставить. Через пять минут у меня начинается лекция. Не хотелось бы опоздать. Но на прощание скажу следующее: назвав меня поэтом, вы польстили самолюбию скромного наставника целителей, а ваши суждения, взвешены не по годам. Иными словами, я буду искренне рад увидеться с вами вновь.    - Вам так понравилась моя лесть? - Приподнял бровь Т'мор, немного охренев от странного заявления хорга.    - Мне понравилась мудрость ваших суждений. - Явно усмехнулся целитель и вернул мяч на поле собеседника. - А лесть от мудреца, даже если он юн лицом, поверьте, всегда приятна. До встречи, эр Т'мор.    - Не смею вас задерживать, эр Ссист. И также рассчитываю увидеться с вами в следующий раз. - Т'мор, с трудом переваривший этот волейбол комплиментов, только что церемониальный поклон не отвесил, прощаясь с белогривым. А куда деваться, если хорг сам определил такой стиль общения?    Проводив взглядом удаляющегося преподавателя, парень облегченно вздохнул, и шагнул в зал библиотеки, выкидывая из головы странный разговор с хоргом.    Оказавшись среди бесчисленных книжных полок, перемежавшихся ячейками со свитками, Т'мор на мгновение растерялся, но, опомнившись, с воодушевлением ринулся на поиски каталогов. Правда, вместо них, ему попался библиотекарь. Высушенный столетиями хорг, абсолютно не сдерживающий эмоций лысый коротышка, если он по возрасту и не дотягивал до главы совета мастеров Вязи, то комплекцией, был просто копией лича. Такая же сушеная мумия, только еще живая и скрипит громко. Нецензурно. Последнее, Т'мор выяснил опытным путем, столкнувшись с удивительным хоргом в проходе меж двух книжных рядов. Выматерившись на нескольких явно мертвых языках, библиотекарь потер пострадавший при падении локоть и, прищурившись, уставился на Т'мора.    - Ну? И какого... ты......... - Искусная игра слов древнего наречия, с поражающими воображение идиомами, сравнениями и гиперболами, заставила Т'мора вспомнить об Арролде, с его записями, о чем парень, не удержавшись, и сообщил старику, в ответ на что, тут же получил еще одну серию изысканных матюгов. В конце концов, выдохшись, хорг замолк, а Т'мор получил возможность наладить с ним нормальный контакт.    - Не будет тебе никаких каталогов. - Выслушав человека, отрезал старик.    - Как это?    - А вот так. Если что нужно, обратишься ко мне. Выдам. Но! Читать будешь только здесь, в зале. Выносить тексты из библиотеки запрещено. И еще. Не дай тебе Тьма, испортить хоть один лист. Лучше сразу начинай собирать хворост для собственного костра. Уяснил, х-хуман?    - Разумеется. - Кивнул Т'мор, решив не обращать на наезды старика никакого внимания. - Тогда может приступим?    - Прыткий какой. - Фыркнул хорг, и скривился. Да уж а мимика-то у него куда богаче чем у других белогривых... Но додумать мысль, парню не удалось. Старик вдруг развернулся и двинулся куда-то вглубь книжных рядов, буркнув, - Иди за мной.    Спустя пару минут, они оказались в каком-то закутке, где расположилась пара жутко неудобных жестких кресел с высокими прямыми спинками и небольшой стол-бюро.    - Работать будешь здесь. По началу, опишешь мне, какая литература нужна, я подберу необходимое. Если я увижу, что ты способен уважительно относится к книгам, может быть покажу где располагаются тексты с интересующей тебя тематикой. Итак?    Выслушав Т'мора, старик задумчиво потеребил подбородок, и ни слова не говоря, довольно резво уковылял в неизвестном направлении. Вернулся он спустя полчаса, нагруженный десятком фолиантов, довольно потрепанного вида и, сгрузив их на стол перед парнем, тяжело вздохнул.    - Ох. Работай. Если понадоблюсь, найдешь меня у стойки, в читальном зале.    Т'мор понятливо кивнул, и потянулся к книгам, под пристальным взором библиотекаря. Старик еще несколько минут наблюдал за действиями человека, но убедившись, что тот не причинит вреда его любимым книгам, тихо ушел. Впрочем, Т'мор отметил уход библиотекаря лишь краем сознания. Он с головой ушел в старые тексты, в надежде найти хоть что-то о практиках Тени. Хорошо еще, что маршруты большей части учеников, заглядывавших в библиотеку, пролегали на достаточном удалении от того закутка, где устроился Т'мор. Так что они не часто тревожили его своим присутствием, позволив полностью сосредоточиться на работе.    Так и потекли его дни. Утром, Т'мор заявлялся в библиотеку Академии, брал у старого хорга недочитанные с прошлого раза книги, и углублялся в поиск, а вечером, голодный парень сметал со стола в резиденции ап Хаш, тройной ужин, и с наступлением темноты отправлялся в сад, где, под взглядами, якобы случайно оказавшихся поблизости громи, выпускал Уголька в ночной полет.    Ровное течение времени оказалось нарушено в канун последнего дня декады Первоцвета, когда библиотекарь оторвал Т'мора от очередного сочинения какого-то древнего хорга, в котором автор, пространно излагал собственное видение сути магии Тени. По субъективным ощущениям Т'мора, эта писанина не имела никакого отношения к реальному положению дел, но он не прекращал ее чтения, так как пару раз уже натыкался в подобном навозе на крупицы действительно стоящей информации, касавшейся в первую очередь первоисточников, из которых большинство авторов таких вот опусов, брало материал для исследований, и их предположительного местонахождения, поскольку самих инкунабул адептов Тени, или тех же, постоянно упоминавшихся в связи с этой стихией, Ушедших, в Академии не было. И на этом фоне, разрешение человеку ознакомиться с государственными библиотеками Хорогена, выданное Советом мастеров Вязи, казалось парню некой изощренной насмешкой над ним, как посланцем риссов. Хоть и нельзя сказать, что парень всерьез воспринял такой поворот, но мыслишка об этом не торопилась покидать его голову, особенно учитывая тот факт, что вариант с библиотекой Великих Башен тоже пока завис в воздухе. Как было сказано Т'мору при попытке попасть в ее залы, сейчас в библиотеке проводилась инспекция книгохранилищ, организованная по указанию все того же Совета мастеров Вязи. Возможно, это было так на самом деле, а может, мастера Вязи, просто, решили таким образом выказать своему главе собственное неудовольствие от его поведения на совете. А заодно и поприжать энтузиазм засланца котоподобных, который вполне мог бы, по их мнению, появиться у Т'мора после столь ярой поддержки со стороны старого лича. Или же это шуточки самого главы совета мастеров Вязи... Хотя зачем ему это, Т'мор не понимал. В общем-то, все это были не более чем догадки, но если дела и дальше будут идти по такому сценарию, то парню придется забыть про официальные пути и начать изыскивать способы попасть в книжные сокровищницы кланов. Ведь, как Т'мор успел убедиться сам, большинство первоисточников, разбором которых занимались авторы изучаемых им на данный момент, опусов, находились не во владении Хорогена, а в собственности кланов. Как выяснил у того же библиотекаря Т'мор, коллекционирование книг в Хорогене не редкость, а скорее что-то вроде популярного увлечения, особенно среди магов, в связи с чем, путь древних текстов, тем более, касающихся уникальных и исчезнувших школ магии, написанных самими ее носителями, подчас был весьма извилист. Так что, не всегда можно было даже точно утверждать, в чьей именно библиотеке осела та или иная библиографическая редкость. А ведь именно такие книги и нужны были Т'мору для его собственных изысканий. Вот и рылся парень в сочинениях магов, сопоставляя факты, и выискивая намеки на местонахождение интересующих его книг.    - Тебя ждут у входа в Академию. Поспеши. Только не забудь сначала отнести все что набрал, на мой стол. - Проскрипел библиотекарь, и удалился, бормоча что-то о том, что он не нанимался всяким молодым выскочкам, в качестве слуги. Странный старик.    У входа в Академию, прямо перед воротами торчал Арролд на своем бессменном Лу, с легким, но явно демонстрируемым интересом, наблюдая за стайкой учениц, собравшихся недалеко от него, и переговаривающихся о предстоящей практике, в свою очередь, так же демонстративно не замечая интереса хорга.    - На твоем месте, я бы не стал так увлеченно пялиться на этих барышень, Арролд. - Отвлек хорга от развлечения, Т'мор, выводя в поводу своего хаука, жутко довольного тем, что ему не пришлось в очередной раз простоять целый день в конюшне Академии. - Насколько я могу судить, они из класса наставника Ссиста, а он очень ревностно относится к своим... обязанностям. Так что, флиртовать с его ученицами, не лучшая идея.    - Эр Ссист? Ты его знаешь? - Тут же встрепенулся Арролд.    - Мастер целитель. Умный, весьма оригинальный и, по-моему, очень опасный хорг. - Кивнул Т'мор, взлетая в седло Серого.    - Вот как? - Арролд смерил побратима долгим взглядом. - И откуда такие умозаключения?    - Я же сказал, он целитель. - Пожал плечами Т'мор. - Так что ему просто положено знать обо всех уязвимостях организмов разумных, разве нет?    - Положим. - Кивнул Арролд разворачивая скакуна, и направляя его куда-то в сторону закатных кварталов Аэн-Мора. - И что с того?    - Ну, он же хорг. А все темные расы, что я встречал, за исключением кромов, разве что, буквально повернуты на боевом применении собственных умений.    - Знаешь, - Белогривый внимательно посмотрел на едущего с ним бок о бок парня, - по логике вещей, именно я должен был бы рассказывать тебе об этом. Но уж никак не наоборот.    - Да ладно. Что у меня, глаз нет? - Отмахнулся Т'мор. - Я видел, как Ссист двигается. Это тебе не пыхтящий на каждой ступеньке Хорт. Так что додумать что к чему, не составило труда.    - И все же. - Недовольно покачал головой Арролд. - Я непозволительно расслабился. Мне следовало продолжить читать тебе лекции о нашем мире и укладе жизни Хорогена. Боюсь, что, не смотря на твою проницательность, незнание наших обычаев может привести к печальным последствиям. Как для тебя, так и для всего клана... А это не та роскошь, что я могу себе позволить.    - И что ты предлагаешь? - Вздохнул парень, придерживая хаука. Они как раз въезжали на торговую площадь, и народу на ней было столько, что двигаться прежним темпом не представлялось возможным.    - Для начала, обновим твой гардероб. А потом займемся штопаньем прорех в твоих знаниях этикета. - Арролд спешился у небольшого трактира и, отдав поводья Лу, подскочившему служке, тут же уведшему коня в стойло, смерил Т'мора оценивающим взглядом, словно прикидывая, а есть ли там вообще, что штопать. - Собственно, для этого я тебя и выдернул из нашего академического пылесборника. Если помнишь, завтра у нас прием по случаю окончания Декады Первоцвета, и мне не хотелось бы, что бы ты и в самом деле, устроил на нем светопреставление.    - Понятно. - Парень последовал примеру хорга, и отдал поводья Серого очередному трактирному служке. - Но может, сначала перекусим?    - В трактире на торговой площади? Не самая лучшая идея. Максимум, что здесь можно попробовать без риска отравления, так это ллиал, и то не везде. - Заметил хорг.    - Ну, нет, так нет. - Пожал плечами Т'мор, а в голову почему-то пришли мысли о том кошмаре, что называли едой в Свободном городе. Вряд ли после такого питания, пища в трактирах торговой площади, будет признана его желудком несъедобной...    Тем временем, хорг, бросив конюхам мелкую серебряную монетку, двинулся вдоль окружающих площадь зданий, не обращая никакого внимания на шум и гам, царившие под дощатыми навесами торга. Вот они с Т'мором миновали ряд с одеждой, но Арролд и головы не повернул в его сторону, продолжая посматривать на вывески зданий. Наконец, когда Т'мор уже хотел, было, поинтересоваться целью поисков побратима, тот остановился у небольшого домика с невразумительной вывеской, и решительно хлопнул по двери специально закрепленным на ней латунным молоточком.    Из ателье побратимы выбрались спустя добрых полтора часа. У Т'мора, даже когда они уже дошли до трактира, в конюшне которого остались их скакуны, в глазах все еще мелькали расцветки тканей, а в ушах звенел гомон трех очаровательных белогривых барышень, снимавших с него мерки.    Как и было обещано, новую одежду доставили на следующее утро прямо в резиденцию ап Хаш. Арролд придирчиво оглядел наряженного в черный, расшитый серебряной канителью камзол, Т'мора и довольно кивнул. Вымотанный вчерашним посещением ателье, последовавшей за ним пятичасовой лекцией о правилах хорошего тона, как понимают их хорги, и, наконец, устроенным по этой лекции практическим занятием, завершившимся в третьем часу ночи, не выспавшийся парень облегченно вздохнул, и отправился в свои апартаменты. У него еще было несколько часов перед началом приема, и он не хотел бездарно тратить это время на всякую ерунду, типа обеда. Уголек, было, что-то недовольно заворчал, но тут же умолк, придавленный усталостью, которой Т'мор с ним, тут же, с великой охотой, поделился.    Когда Арролд впервые упомянул о предстоящем мероприятии, Т'мор решил, что дело ограничится присутствием членов клана ап Хаш, но не тут-то было. Услышав об этом предположении, хорг только покачал головой, и задвинул своему ученику еще одну тему в своей многочасовой лекции. Оказывается, подобные приемы, отнюдь не семейные торжества, на которые члены клана прибывают, что бы повидать родню и поделиться своими новостями, успехами и бедами. То есть, они-то, конечно, появляются, но вряд ли составляют и десятую часть от общего числа гостей. Именно на таких вот приемах, происходят все публичные действия в Хорогене. От объявления о предстоящем браке отпрысков и представления обществу новых членов клана, до принятия вассалитета и заключения межклановых союзов. Ну а кроме того, подобные приемы служат и для распространения неофициальной информации, иначе говоря, слухов, и для удобства проведения излюбенного развлечения аристократии, наверное всех миров и времен, то есть, для плетения интриг. Из всего этого вытекало, что, практически, все кланы Хорогена устраивают по нескольку обязательных приемов в году, а иногда, если находится подходящий повод, и больше. Единственный род, никогда не устраивающий приемов и балов, но не вызывающий по этому поводу никаких нареканий у соплеменников, это клан Владыки. Но, как сказал Арролд, надо быть самоубийцей, что бы высказывать свое "фи" в отношении этой полумифической личности. Не то что бы, его клан отличался какой-то особой кровожадностью, просто, за своего Владыку, любой хорг порвет на клочки даже Хозяина Бездны, если таковой, конечно, существует. Правда, на чем основывается его уверенность в этом предположении, Арролд так и не сказал.    В общем, на приеме Т'мор появился во всеоружии и подготовленный настолько, насколько это вообще представлялось возможным для того, кто первый раз в жизни оказался на подобном мероприятии у чопорных, временами просто помешанных на этикете, хоргов. Правда, подобное помешательство, как уже заметил Т'мор, штука временная и несколько ограниченная. Иначе говоря, в приватной обстановке, знакомые друг с другом, белогривые вовсе не настаивают на официозе, а иногда, даже целенаправленно посылают его по далекому адресу.    К сожалению человека, прием по поводу Декады Первоцвета, к подобным междусобойчикам явно не относился. Какая же это скука-а! Т'мор завершил третий, регламентированный правилами, круг по залу приемов и, обменявшись последними церемониальными поклонами с не встреченными на прошлых "обходах" гостями, с облегчением вырвался из помещения, на открытую террасу.    - А! Вот и наш юный мудрец. - Вкрадчивый голос целителя, парень узнал сразу.    - Приветствую, эр Ссист. - Т'мор развернулся навстречу хоргу, и тут же почувствовал вторжение в собственные мысли, мягкое, но отнюдь не такое незаметное, как, наверное, казалось неизвестному любопытному "исследователю". Один точный ментальный удар по раскрывшемуся в атаке мозгу, и незнакомый Т'мору спутник целителя покачнулся, теряя равновесие. Надо отдать должное рефлексам Ссиста, он, практически, моментально подхватил падающего хорга, и, чуть плеснув весельем из-за приопущенных щитов разума, выговорил пытающемуся справиться с головокружением, спутнику. - А я ведь предупреждал тебя, дорогой друг. Не стоит делать поспешных выводов.    - Хм? - Т'мор обозначил свое присутствие.    - Ох, эр Т'мор. - Убедившись, что жертва собственной наглости уже более или менее уверенно держится на своих двоих, целитель повернулся к парню. - Прошу извинить поступок моего родственника. Он вовсе не был вызван неуважением к вам.    - Ну да, скорее уж презрением ко всему роду человеческому. - Вздохнул Т'мор, успевший ухватить часть эмоций нападавшего, во время их короткого "общения". - Вот только одного понять не могу. Если так претит запах дерьма, зачем же его пробовать еще и на вкус? Он у вас что, самоистязатель?    От слов Т'мора, Ссист еще больше развеселился, а вот его родственник явно посмурнел, и попытался свалить в опустившуюся на сад темноту вечера, но был удержан коротким и безапелляционным приказом целителя.    - Стоять. - На этот раз в голосе Ссиста не было и намека обычную мягкую вкрадчивость, а эмоции оказались наглухо заблокированы. Его спутник дернулся, но тут же замер на месте. Целитель если и не был ему начальником или старшим родичем в иерархии клана, то непререкаемым авторитетом, являлся со стопроцентной вероятностью. Эр Ссист еще раз окинул взглядом своего спутника, и обратился к Т'мору. - Не возражаете, если мы найдем более удобное место для беседы? Насколько я помню, Арролд еще не снес старую беседку в дальней части сада. Думаю, там нам будет удобнее всего.    - Ничего не имею против. - Согласился Т'мор, немало заинтригованный поведением хоргов.    Спустя пару часов, очень задумчивый Т'мор вышел из беседки вместе с эром Ссистом и его молчаливым спутником, и, проводив их до экипажа, отправился в дом, с четким намерением запереться в своих комнатах, и спокойно обдумать все услышанное.    Не тут-то было. Уже на лестнице его перехватил, чем-то явно довольный, Арролд и, раскланиваясь по пути, с уже начинающими покидать прием гостями, потащил Т'мора в малую гостиную.    Открыв дверь, Арролд быстрым шагом пересек помещение, и уселся в кресло у окна, так, что бы видеть все происходящее в комнате, но при этом, словно бы отделив себя от остальных присутствующих. А такие были. В гостиной собралось немало хоргов, которые тут же принялись разглядывать Т'мора, словно какую-то диковинку. Впрочем, вполне возможно, что он для них таковым и являлся. В гостиной повисла тишина. Стоящий у входа парень окинул взглядом комнату, но поняв, что никто из присутствующих не собирается начинать разговор первым, мысленно ощерился, и вытащил на из закоулков сознания, пылившуюся там наглость.    Т'мор понял, что здесь и сейчас собрался тот самый круг семьи, что разбирает вопросы, по которым глава клана не может принимать решения единолично. Трудно было бы не догадаться о том, что за собрание здесь происходит, учитывая фамильную схожесть всех присутствующих. Они даже рассматривали Т'мора одинаково. Отчужденно, но как-то настороженно.    - Хорошего вечера, эры и эрии. - Чуть наметив поклон, Т'мор одним усилием воли призвал единственное свободное кресло, установленное четко по центру комнаты, напротив доброго десятка, рассевшихся полукругом хоргов и, установив его у погасшего камина, спокойно в него уселся, расположив любимую трость так, что бы она в любой момент была под рукой. На всякий случай. От внимания Арролда этот факт не укрылся, но белогривый ничем не выдал своих чувств. Хотя хорг и понял, что Т'мору очень не понравилась ситуация, в которую он его вовлек, Арролд кинул на парня светящийся весельем взгляд, и откашлялся. Почти половине присутствующих, пришлось повернуться, что бы не только слышать но и видеть дистанцировавшегося от них главу клана.    - Прошу знакомиться, эры и эрии, фамильяр клана ап Хаш и мой побратим, эр Т'мор гардэно Рауд Шаэр-и-Нилл.    Ни один мускул не дрогнул на лицах присутствующих, вот только неплотные блоки выпустили наружу большую часть эмоций. Сказать, что среди них не было радости, значит, ничего не сказать. Т'мор буквально утонул в затопившей гостиную волне негатива.    - В приличном обществе, незнакомец, заходя в помещение, представляется первым. - Довольно громко сообщил один из хоргов - долговязый и худой как щепка маг, с амулетом школы Воды поверх камзола.    - В приличном обществе, незнакомца зашедшего в помещение, приветствуют стоя. - Ответил Т'мор, - А в приличном обществе хоргов, как я слышал, кроме этого еще и принято блокировать эмоции. Или меня неверно информировали?    - Не стоит так раздражаться, эры. - Проронила красивая статная эрия, в вечернем платье серо-стального цвета, с заколкой-кинжалом в высокой прическе, пока остальные хорги в спешном порядке доводили свои щиты до ума.    - Действительно, считать незнакомцем фамильяра клана, даже если мы не представлены, это перебор. - Медленно заговорил старый хорг, весь вид которого, куда больше подошел главе клана, нежели гладкая физиономия Арролда. - Но хотелось бы знать, глава, какую выгоду может принести нашему клану, твой странный выбор?    - Выгода уже есть и немалая. Верхняя обитель. - Коротко ответил Арролд. - Благодаря Т'мору, клан причислен к верхнему храму с благословления понтифика.    - Хм. - Старик на мгновение прикрыл глаза, но почти тут же тряхнул головой. - Я "за". Он, конечно, наглец, человек и вообще и-Нилл, но он сделал то, что не удавалось поколениям ап Хаш. Надо быть идиотом, что бы отказаться от такого родственника. Кто со мной?    Хорги начали переглядываться и, в конце-концов, их взгляды скрестились на Арролде. Тот хмыкнул, и поднялся с кресла.    - Понял-понял. Уже уходим. - Он повернулся к Т'мору. - Идем, пусть круг выносит решение без нас.    Т'мор молча кивнул, и вышел следом за побратимом. Но выйдя из гостиной, хорг остановился.    - Ну а теперь рассказывай.    - Сначала ты. - Усмехнулся Т'мор. - Что это был за фарс?    - Это не фарс. Это представление фамильяра клана из личного круга главы клана, кругу семьи. - Вздохнул Арролд. - Хотел тебя предупредить об этом еще на приеме, но ты как сквозь землю провалился.    - Да? Если это просто представление, то о чем они там совещаются без нас? - Прищурился Т'мор.    - Ну, формально, круг клана мог бы не признать тебя в качестве фамильяра. - Медленно проговорил Арролд, и помолчав, закончил. - Тогда, мне пришлось бы покинуть пост главы клана. Но, раз Ассан высказался в твою пользу, то об этой неприятности можно забыть. Твоя очередь.    Т'мор окинул взглядом довольного Арролда, и решил не финтить.    - Эр Ссист предложил мне отправиться вместе с его экспедицией в подземелья Аэн-Мора.   

Глава 3. Свинья грязи везде найдет, а где не найдет, там наделает.

   Обменявшись взглядами, Арролд и Т'мор спустились в почти опустевший зал приемов, где оставались только несколько членов клана, которые и взяли на себя труд, вежливо распрощаться с гостями. Удостоверившись, что чужих в резиденции не осталось, Арролд провел Т'мора в свой кабинет и, усевшись в одно из двух стоящих в углу комнаты кресел, предложил побратиму присоединиться к нему. Устроившись поудобнее, и вооружившись бокалами с вином, побратимы некоторое время молча сидели друг на против друга.    - Подробности. - Голоса Арролда и Т'мора прозвучали в унисон, заставив обоих улыбнуться. Каждого на свой манер.    - Ладно. Ты у нас глава клана, пока, по крайней мере, тебе и начинать. Ну, так что там с признанием? - Поинтересовался Т'мор, и его улыбка заметно похолодела.    - Хм. Ладно. - Арролд не стал противиться, но с ответом помедлил, задумчиво катая в руках бокал с вином. - В общем-то, ситуация довольно проста. Я - глава клана. Будь у меня близкие родственники, входящие в мой личный круг, это гарантировало бы присутствие двоих из них в круге семьи, но таковых у меня нет. Тоже самое касается фамильяра клана, если он входит в мой личный круг.    - То есть, по этой логике, я должен буду войти в число хоргов решающих все наиболее значимые вопросы для клана? - Округлил глаза Т'мор. - А раньше предупредить не мог?    - "Мог - не мог". - Покачал головой Арролд. - Это же ничего не меняет. И вообще не перебивай, я сам собьюсь. Так вот, весь вопрос в том, одобрит ли круг семьи введение в него главой клана нового члена. В том случае, если круг не согласен, глава может предоставить другого кандидата на этот пост, отвечающего уже описанным мною требованиям, Но это в обычном случае, а сейчас, мало того, что у меня нет другой кандидатуры, так и отказав тебе, круг, фактически, отказывается от слова чести данного мною, как главой клана, члену своего личного круга. А глава клана нарушивший слово чести, должен передать свои полномочия преемнику. То есть, ближайшему родственнику по прямой нисходящей или равной параллельной линии.    - Ахренеть. - Пробормотал Т'мор. - И ты пошел на это, зная о возможных последствиях.    - Скажем так, даже если круг вдруг взбрыкнет, я с радостью сам покину место главы. Мне не нужен клан, власть в котором держат тупоголовые идиоты. - Арролд резко отставил от себя бокал. - Так что, выбирая между ними и честью, я, несомненно, выберу последнюю. Поверь, в этом мире не так много людей, которых я мог бы назвать братьями. И я не собираюсь раскидываться ими.    - Точнее, таковой, у тебя, вообще один. - Т'мор гордо ткнул себя пальцем в грудь, и улыбнулся. - Не нервничай, Арролд. Даже если круг, как ты выразился, "взбрыкнет", у тебя в запасе имеется не только названный брат, но и еще одна семья...    Арролд непонимающе посмотрел на Т'мора, но через мгновение до него дошел смысл слов человека, и хорг расхохотался в голос, затапливая кабинет в собственном веселье с легким привкусом безумия.    - Да уж! Страшный сон всей Темной стороны! Хорг, вошедший в семью риссов, посредством брата-человека! А светлые, вообще, самоубьются от такого финта ушами! - Сквозь приступы смеха, пробормотал Арролд, вызвав гомерический хохот Т'мора, отчего и сам, вновь не смог удержаться.    На странные звуки, доносящиеся из кабинета главы клана, заглянул молодой хорг, проходивший в этот момент по коридору, и замер истуканом, увидев вытирающих выступающие от смеха слезы, побратимов. Вид невменяемого клановца, вызвал у них еще один приступ хохота, правда, довольно быстро сошедший на нет.    - В чем дело, Ллард? Что-то случилось? - В кабинет, аккуратно подвинув стоящего на входе хорга, зашел Ассан. Старик внимательно оглядел комнату, но не увидев причин, по которым клановец мог бы превратиться в безмолвную статую, попросту взял родственника за плечи и хорошенько его встряхнул.    - Эр Ассан? - Недоуменно глянул тот на хорга.    - Неужто узнал? Уже хорошо. - Старик бросил взгляд на молча наблюдающих за происходящим побратимов и, не дождавшись от них никаких пояснений, вновь обратил свое внимание на юного эра. - Итак, может поведаешь, что привело тебя в такой ступор?    - О... Не знаю, эр Ассан. Померещилось что-то. - Медленно проговорил хорг, и тяжело вздохнул. - Это, наверное, от усталости. Вторые сутки на ногах. Я пойду?    - Иди, конечно. - Кивнул старый хорг, и тот, тут же слинял.    - Странный он какой-то. Ну да ладно. Я здесь не за этим. - Заметил побратимам Ассан, когда за юным эром захлопнулась дверь, после чего, отвесил церемонный поклон, чем заставил Арролда и Т'мора подняться с кресел, и заговорил предельно официальным тоном. - Эр Т'мор, клан ап Хаш, в лице круга семьи приветствует своего фамильяра. Надеемся, что вы с пониманием отнесетесь к своему новому положению, тем обязанностям, что оно накладывает на вас, и будете поддерживать честь клана, как того требуют наши обычаи и традиции. А теперь, выслушайте волю клана.    - Слушаю, вас Голос клана. - Т'мор ответил церемониальной фразой, мысленно подсказанной ему, мгновенно сориентировавшимся Арролдом.    - Круг семьи желает видеть вас в своем составе, но без права решения, кое может быть даровано вам, только по истечении восьмидесяти лет, начиная со следующего собрания круга, которое состоится в первый день полуденной декады.    - Я принимаю волю клана. - Парень церемонно поклонился. Хорг отразил его движение почти моментально.    - Подтверждаю. - Голос Арролда завершил эту своеобразную лечебную гимнастику и, дождавшийся его слова, Ассан тут же удалился. Все. Церемонии закончились, и Т'мор, недовольно поглядывая на втравившего его в эту катавасию побратима, рухнул в кресло.    - Как они тебя любят-то, а? Держатся за главу клана, обеими руками. А я-то уж, было, настроился еще разок попутешествовать в твоей компании. Не вышло. - Проговорил Т'мор.    - Ха! - Арролд залпом осушил недавно отставленный им, бокал. - Они просто посчитали варианты, и пришли к выводу, что человек - фамильяр клана, наименьшее зло.    - Вот как? Поясни. - Заинтересовался Т'мор.    - У меня нет родственников по нисходящей линии. Не успел я еще наследником обзавестись. А из параллельных линий, равных моей, есть только один возможный кандидат... ты. - Арролд искренне наслаждался охренением побратима.    - Ч-чегоо?!    - Того. - Фыркнул хорг. - Я последний представитель старшей ветви рода ап Хаш. Остальные члены клана, выходцы из младших ветвей. Даже Ассан и тот приходится мне, ни много ни мало, внучатым племянником, как это не забавно. Понимаешь? Будь жив мой двоюродный брат, он бы унаследовал главенство в клане после меня. Но Аннорт погиб при Сандоваре, а других равных мне кровных родственников параллельных линий, попросту нет. Зато есть названный брат, который по законам Хорогена, ничем не отличается от родного.    - Стоп-стоп-стоп. - Замахал руками Т'мор. - Ты, помнится, как-то говорил что-то об ограниченных правах фамильяров, относительно кровных родственников. Разве это не такой случай? Это же глупость, иметь такую лазейку в праве?!    - Да. Но помимо писаных законов, есть еще обычаи, традиции, соблюдаемые порой, с куда большей неуклонностью, нежели своды законов. Как раз к таким, относятся и ограничения прав фамильяров кланов. Иначе говоря, не дай тебе Тьма, проявить хоть какой-то интерес к месту главы. Порвут, не дожидаясь доказательств. Но в данном случае, все еще гораздо смешнее. Откажи тебе круг семьи в принятии, как фамильяра клана и члена круга, что, как ты помнишь, гарантировало бы прекращение моих полномочий, как главенство в клане перешло бы к тебе автоматически, как к наследнику первой очереди. Занимал бы ты мое место, конечно, не долго. Только до тех пор, пока тебя не поймают и убьют. Но вот дальше... Дальше началась бы война семей за право возглавить клан, так что...    - Короче, ты все продумал, интриган белобрысый. И круг семьи умыл, и своего человека, - тут Т'мор невесело усмехнулся. - к ним протащил, да еще и показал, что несмотря на молодость, не лишен таланта стратега, так что кругу лучше не держать тебя за ничего не понимающего в жизни неопытного юношу.    - Ну... где-то так. - Лениво покивал Арролд, но тут же подобрался, заметив настороженный взгляд Т'мора и, вздохнув, пояснил, - понимаешь, я просто нутром чую, что время, когда моя юность и неопытность, вкупе с авторитетом покойного отца, могли служить хорошим прикрытием, что бы заниматься делами, не боясь, что на мою возню кто-то обратит внимание, прошло. Пора завоевывать собственный авторитет. А без хорошего щелчка по носу родственничкам, это не получится. Только прошу, не подумай, что мое предложение тебе, стать фамильяром клана ап Хаш, было продиктовано этими соображениями. Тогда, я об этом даже не думал. Идея официально представить тебя клану, пришла мне в голову, уже после твоей победы над Ллайдой. Тьмою клянусь.    Над рукой Арролда взвился темный шарик стихии. Белогривый обратился к единственному возможному способу доказать свои слова, пока Т'мор не убедил себя в полном сволочизме побратима.    - Безумие. И как вы с таким бредом уживаетесь, а? - Рассматривая подтверждение клятвы хорга, задумчиво заключил Т'мор.    - Привычка. - Пожал плечами Арролд и облегченно вздохнул, поняв, что Т'мор ему поверил, после чего, с интересом переключился на другую, куда более занятную для хорга, тему. - Ну ладно. Если мы завершили наш внеочередной коллоквиум по родовому праву, давай вернемся к твоим новостям. Так куда говоришь, тебя Ссист позвал?    - В подземелья. Его прадед, эр Ннерт, библиотекарь Академии, поделился с внучиком моей проблемой поиска нужной информации, а тот, не будь дураком и подсуетился, предложив вариант с походом в подземелья.    - Хм. Пока, вопроса только два. - Протянул Арролд. - Первый: зачем это ему надо?    - Ушедшие тоже были адептами Тени, насколько известно. А значит, у экспедиции появляется шанс пройти там, где до этого никто, кроме адептов Тени, пройти не мог. - Ответил Т'мор.    - Ну что ж. Верно подмечено. - Чуть помедлив, склонил голову Арролд. - Второй вопрос в следующем, зачем это нужно тебе?    - Трофеи. Деньги. Доступ к библиотекам кланов, где могут храниться интересные мне документы. - Рублено проговорил Т'мор. - Ну, и возможность найти тексты Ушедших в самих подземельях.    - А что, библиотеку нашего клана ты уже осмотрел? - Невинно поинтересовался хорг, и Т'мор, покраснев, хлопнул себя по лбу.    - Идиот.    - Без комментариев. - Плеснул смехом Арролд. - Но вообще-то удивительно, обычно ты проявляешь редкое здравомыслие, но иногда...    - Понял. - Вздохнул Т'мор. - Завтра же отправлюсь шерстить вашу коллекцию.    - Нашу, Т'мор, нашу. Привыкай. - Покачал головой Арролд. - Я, конечно, не могу гарантировать, что ты найдешь в ней искомое, но буду крайне удивлен, если там не окажется вообще ничего интересного по нужной тебе тематике. Что же касается экспедиции, то решай сам, но учти, Ссист хоть и не имеет прямого отношения к Великим Башням, но одно только то, что он смог организовать экспедицию в обход действующего запрета, уже говорит о наличии у целителя поддержки в совете мастеров Вязи, а лезть в их интриги, как ты понимаешь, не самое лучшее развлечение для человека, желающего, через восемьдесят лет, получить право голоса в круге семьи ап Хаш.    - Не дурак, понимаю... Эй! Кто тебе вообще сказал, что у меня есть такое желание?! - Задохнулся от возмущения парень.    - Что, неужели ты не хочешь прожить восемьдесят лет? - Деланно удивился Арролд.    - Не гони пургу! Ты прекрасно понял, о чем я говорю. - Прорычал Т'мор.    - О, да ты поэт! - Восхитился Арролд, продолжая издеваться над побратимом.    - Спасибо за напоминание. - Т'мор зло ощерился. - Теперь я знаю к кому обратиться, что бы ты, наконец, угомонился, и перестал вплетать мою жизнь в свои интриги. Закажу тебя Ссисту.    - И займешь место главы клана. - Довольно усмехнулся Арролд.    - Убьюю! - Т'мор уже даже не рычал, он был готов просто взвыть. А Арролду, кажется, доставляло истинное удовольствие злить побратима. Но тот, вдруг, как-то одномоментно, погасил свою ярость, чем вызвал неподдельное удивление хорга. - Нет. Лучше, договорюсь с Байдой, он что-нибудь придумает, и мы женим тебя на Ллайде. Ты же вроде говорил, что она красивая? И правильно, у главы клана должна быть красивая супруга. Это стильно.    - А зачем? - Не понял хорг.    - Ну как же. Ты женишься, у тебя появляется наследник, потом приходит Ссист, и наследник становится главой клана, а я обретаю покой и счастье. По-моему, неплохо. - С готовностью поделился планами, полностью успокоившийся Т'мор, с усмешкой поглядывая на побратима.    - Ох. Все. Сдаюсь. - Арролд поднял руки вверх. - Лучше скажи, когда Ссист планирует выход и сколько народу пойдет с ним в подземелья.    - Пока о дате мы не говорили, но судя по всему, не позже чем через декаду. - Т'мор, вполне удовлетворенный победой в этой небольшой пикировке, легко поддержал очередную смену темы побратимом. - Что касается количества... кроме Ссиста с племянником и меня, будет еще пара хоргов. Но кто они, я не знаю.    - Племянник, говоришь? - Аррролд побарабанил пальцами по подлокотнику кресла. - Это, случаем, не эр Иллой?    - Ну... да, а что? - Непонимающе воззрился на хорга, парень.    - Да уж. Трудненько тебе придется, если ты решишь идти с ними. Иллой, один из наставников у адептов Крови, помнишь, я тебе рассказывал? Так что будь готов к тому, что ты будешь не единственным человеком в отряде. Но суть не в этом. Иллой, как ты понимаешь, вынужден довольно близко общаться с людьми, чья психика, скажем так, сильно искажена их прошлым опытом работы с магией Крови. Так что вполне возможно, что хорг перенесет отрицательное отношение к своим подопечным, на тебя.    - Не думаю, что здесь будут большие проблемы. - Вздохнул Т'мор. - Я уже успел познакомиться с эром Иллоем, и несколько охладить его пыл, да и Ссист явно продемонстрировал свое негативное отношение к поведению племянника. А он как я понял, для Иллоя, и мама, и папа и воинский начальник.    - Хм. Ну ладно. Ты с ними общался, тебе виднее. - Пожал плечами Арролд. - Надеюсь только, что ты не забудешь предупредить меня о дате вашего выхода заранее?    - Я же еще даже не решил, соглашусь ли на это предложение. - Рассмеялся Т'мор. - А ты мне уже пирожки на дорогу готовить собрался.    - Уверен? - Хмыкнул Арролд. - А мне кажется, что ты все уже решил, только почему-то не осознаешь этого... Впрочем, твое дело. Только Байду все же навести. Обещание-то надо держать.    Т'мор согласно кивнул. Действительно, со всеми этими библиотечными заморочками, он совсем забыл о своем обещании притащить кузнецу на оценку трофеи, взятые в недавней стычке с хоргами в верхнем городе.    - То-то. Забывчивый ты наш. И вообще, время уже позднее, пора уделить время и снам, не находишь? - Арролд демонстративно взглянул на настольные часы, стрелки которых уверенно подбирались ко второму часу ночи.    - Может быть, может быть. - Задумчиво покивал Т'мор, одновременно пытаясь обратиться к Угольку, но тот как раз, и следовал мудрому указанию Арролда, и ни в какую не желал просыпаться. Что ж, может оно и к лучшему, а то мало ли кто увидит полет сумеречного дракона над садом? Все же, сейчас в резиденции полно народа... А как хорги отнесутся к наличию у них под боком такого соседства, выяснять совсем не хочется.    С Ссистом, Т'мор встретился только через два дня, в холле Академии. Услышав от парня согласие на участие в походе, целитель заметно расслабился, да и вообще стал производить впечатление че... хорга выполнившего тяжелую и трудную работу, и теперь с законной гордостью взирающего на плоды трудов своих. Правда, уже через минуту, узнав, что выход экспедиции планируется в канун первого праздного дня текущей декады, Т'мор засыпал целителя таким ворохом вопросов, касающихся предстоящего похода, что вскоре Ссист был бы просто счастлив избавиться от его компании. Не вышло. Т'мор стальной хваткой вцепился в хорга, выясняя все нюансы и особенности предстоящей пятидневной экспедиции, он даже затребовал список вещей, которые могут понадобиться в походе. О подземельях же ему вообще были интересно знать, буквально, все. Тем более, что, как оказалось, эта экспедиция была отнюдь не первой в послужном списке Ссиста, так что он мог дать столь нужную Т'мору информацию.    - Подземелья... - Задумчиво протянул хорг, поняв, наконец, что настырный человек, просто так, от него не отвяжется. - Что я могу сказать? Там довольно холодно, темно, но сухо, хотя кое-где встречаются небольшие источники. Скорее всего, это остатки древней системы водоснабжения. Вообще же, в подземельях опасно все. Но это "все", ограничивается тремя пунктами. Создания Ушедших, результаты природных разрушений и создания Бездны. Сами по себе, подземелья представляют собой полуразрушенную сеть ходов и залов, когда-то служивших Ушедшим хранилищами, лабораториями и подсобными помещениями. Нас интересуют первые и вторые, как вы понимаете. Но здесь, нужно иметь в виду, что среди лабораторий и складов есть такие, что были очень хорошо защищены хозяевами от проникновения. И некоторые из ловушек все еще действуют. При этом, встречаются места, где защита была установлена не только на отдельных помещениях, но и на целые узлы, так мы называем скопления залов, соединенных с основной системой несколькими линиями ходов. Да, еще одно, сами ловушки могут быть как полностью магическими, так и механическими, укрепленными магией. Кроме того...    - Подождите, Ссист. Ушедшие изготавливали артефакты? - У Т'мора не укладывалось в голове, как можно применить силу Тени в артефакторике.    - Вот у вас и появится возможность это выяснить. - Пожал плечами хорг, недовольный тем, что его перебили. - А теперь, я продолжу... В лабораториях Ушедших, очевидно, проводились эксперименты с живыми организмами, часть которых выжила после катастрофы и, вырвавшись из залов с нарушенной защитой, смогла приспособиться к жизни в подземельях. Естественно, что добрее она от этого не стала. Это касается как животных, так и растений. Имейте в виду, в подземельях ВСЕ растения - хищники. Так что, находясь внизу, не стоит тянуть руки к вкусным на вид ягодам. Они могут оказаться свернутыми стрекалами, одного удара которых хватит, что бы пробить неплохо зачарованный доспех. Теперь о разрушениях, здесь все несколько проще. Часть ходов и залов сильно пострадали от катастрофы, некоторые оказались завалены, превратив достаточно четкую систему подземелий в своеобразный лабиринт. Кое-где появились провалы, трещины и нагромождения породы, но в принципе, при условии постоянного внимания, особой опасности они не представляют. Другое дело, что в подобных местах очень любят селиться разнообразные твари. Как инферналы, так и измененные прежними хозяевами Аэн-Мора, животные. Естественно, что ни те, ни другие, комфорта экспедициям не прибавляют. Но, если не повезет с закрытыми Ушедшими лабораториями, наличие тварей даст нам неплохую возможность компенсировать неудачу, разжившись весьма ценными и дорогими трофеями. Я удовлетворил ваш интерес?    - Вполне. - Кивнул Т'мор, - но я бы не отказался получить от вас совет в отношении оружия.    - О, да, несомненно. - Собравшийся, было, уходить, хорг остановился, не сделав первого шага. - Я не знаю ваших предпочтений, но могу сказать точно, какое оружие не стоит брать в поход. Прежде всего, любые виды копий и древковое оружие вообще. Кое-где, ходы не настолько велики, чтобы в них можно было орудовать той же глефой, например, без опасения ранить товарища. Ну и луки, конечно. Лучше уж воспользоваться арбалетом. Убойная дальность у него, конечно, не та, но и расстояния в подземельях невелики. В остальном, дело ваше. А теперь, эр Т'мор, прошу меня извинить, но я вынужден вас покинуть, поскольку не рассчитывал на столь долгий разговор, и теперь рискую опоздать на собственный семинар.    - Вам не за что извиняться, эр Ссист, наоборот, это я прошу простить, что занял у вас столько времени. - Не остался в долгу Т'мор, и раскланявшись, человек и хорг, разошлись по своим делам.    Байда встретил земляка в печально знакомом по драке с храмовницей, трактире, неласково. Обиделся артефактор, что Т'мор забыл о своем обещании, и теперь всячески это демонстрировал. Правда, узнав о предстоящем парню походе в подземелья, кузнец заметно оживился, а уж когда Т'мор заявил, что собирается сделать обширный заказ на экипировку, и вовсе довольно хохотнул. За хорошим обедом, да после таких добрых новостей, Байда быстро забыл о своей обиде, и теперь, с благодушным выражением на бородато-усатой физиономии, дожидался момента, когда можно будет подробно оговорить все тонкости заказа.    Разбираться с трофеями и предстоящей экипировкой, земляки решили в мастерской Байды, удобно расположившейся на первом этаже принадлежащего артефактору дома, в одном из неожиданно тихих переулков у торговой площади.    - Что, удивляешься здешней тишине? - Байда подтолкнул Т'мора к просторному двухэтажному строению, с потемневшей от времени вывеской.    - Да уж. По сравнению с гвалтом в соседнем переулке и на площади, в ста метрах отсюда, улочка вообще выглядит мертвой. - Согласился Т'мор.    - Ну не все так страшно. Просто, ни владельцы здешних лавок, ни наши клиенты не любят шума. - Проговорил Байда, открывая ворота в стене, по соседству со своим домом, куда Т'мор и завел хаука, навьюченного сумками с трофеями и старой экипировкой парня.    Торговались долго и яростно. Подняв шум на всю мастерскую, но не забывая при этом прикладываться к кружкам с ллиалом. В результате Т'мор со вздохом отсчитал три злотня в довесок к добытому им в бою имуществу хоргов, а Байда, с таким же вздохом их принял. Зато, это позволило полностью решить вопрос оплаты снаряжения самого Т'мора. Сначала, Байда собирался было раскрутить земляка на покупку одежды, которую он мог бы зачаровать специально для похода, но узнав, что у Т'мора имеется целый комплект таковой из кожи крикс, махнул рукой.    - Такое добро чаровать, только портить. - Прогудел Байда. - А вот твоим арбалетом я все-таки займусь.    - А что с ним не так? - Нахмурился Т'мор.    - Ну как тебе сказать... - Мастер артефактор задумчиво потеребил ус, поглядывая на лежащий перед ним арбалет. - В принципе, все так, ежели обычными болтами или пулями стрелять. Да только обычная пуля подземным тварям, что горох. А моими пулями, что у тебя вон, в том мешочке лежат, нормально стрелять из этого агрегата, просто так не получится. Вот и поправлю в твоем самостреле, кое-что.    - А я-то думал, у тех кабанов-переростков просто шкура непробиваемая. А оказывается, меня тор с этим арбалетом напарил. - Заметил Т'мор.    - Да нет. Он же видел, что ты маг, вот и промолчал. Ладно. Подожди, тут всего делов, на пять минут. Поправлю, и можешь забирать. Чего ему у меня валяться, пока ты за заказом придешь? - С этими словами, Байда слинял в соседнюю комнату, оставив Т'мора увлеченно рассматривать увешанные и заставленные стойками с оружием, стены этого маленького "торгового зала".    - Ну, принимай работу, заказчик. - Ухмыльнулся Байда, отвлекая Т'мора от любования короткими парными кинжалами, затянутыми тонкой, едва видимой внутренним оком, паутинкой сложнейшей вязи, крепящейся к рунному узору, испещрившему клинки. Т'мор оглянулся, и принял из рук артефактора, собственный арбалет. Внимательно оглядев его, Т'мор не заметил никаких изменений, кроме небольшой, вроде как латунной нашлепки на спусковом крючке, самострела. А вот внутреннее око, показало, что от этой детали отходит такая же незаметная, как и на кинжалах нить плетения, собирающаяся у местоположения тетивы в натянутом состоянии, в своеобразное "гнездо".    - Что это? - Озадаченно спросил парень.    - Это? Как раз это и отличает арбалеты приспособленные для боя моими пулями, от обычных. - Гордо заявил Байда. - продавец, тебе, просто не сказал, но для того, что бы моя пуля, выпущенная из самострела. приобрела необходимые, поражающие инферналов, качества, нужно перед выстрелом чуточку напитать ее силой. Обычно, хорги делают это сами, благо, уж на такое простое действие, даже у самого необразованного белогривого, умений хватит. Ну а с тобой, ситуация совершенно другая, вот и пришлось всадить небольшую приспособу. Действует незатейливо, но безотказно. Нажимаешь на крючок, накопитель подает энергию на гнездо, в тот же момент тетива освободившись, выстреливает активированную пулю в цель. Заряжать накопитель не надо, этот сплав сам "собирает" разлитую вокруг энергию Ее вполне достаточно, что бы запустить процесс. Ясно?    - В принципе, да. - Кивнул Т'мор. - Только это же, наверняка дорогой сплав, получается, с такими-то свойствами?    - Не дороже денег. - Ухмыльнулся Байда. - Не бери в голову, Т'мор. У этого металла есть одна особенность, он не может собрать много энергии. Так что. использовать его в качестве идеального накопителя для каких-нибудь мощных артефактов, невозможно. А даже для того, что бы напитать небольшой светильник, размер накопителя из такого сплава, должен быть, с мою ладонь шириной и длиной, и еще в ладонь высотой. Знаешь, таким фонариком и убить можно. Ну а в разных мелочах, накопитель попросту ни к чему. По-крайней мере, в случае, когда торгуешь с теми, кто от рождения наделен Даром. Ведь каждый хорг может сам активировать ту же пулю, потратив при этом такие крохи сил, что и сам не заметит их потери. Вот так-то.    - Хм. А с людьми торговать не пробовал? - Усмехнулся Т'мор.    - Вывоз магических материалов и артефактов с территории Хорогена, с целью дальнейшей продажи, запрещен. - Деланно суровым тоном, проговорил Байда.    - Понял. Ты законопослушный член общества белогривых, и тебе зазорно заниматься такими низменными вещами. - Протянул Т'мор.    - Именно так, эр Т'мор, именно так. - Усмехнулся Байда, и тут же сменил тон. - Чего еще желает благородный эр?    Т'мор покачал было головой, но тут он вспомнил свою первую охоту в подземельях и-Нилл, и глаза парня загорелись.    - Хм-м. Угольная пыль... Примитив, конечно, но... Чем не граната? Но, сам он, ни одного огневика создать не может, а значит, нужно искать другой способ. - Байда и не заметил, как погрузился в размышления, позабыв обо всем на свете. Отвлекся он только в тот момент, когда Т'мор заявил, что ему пора ехать. В ответ, Байда рассеяно покивал и, поспешно выпроводил гостя.    Парень с улыбкой покосился на дом артефактора и, взлетев в седло, отправился к Великим Башням. На сегодня у него еще был запланирован очередной штурм самой большой библиотеки Аэн-Мора, по прежнему защищаемой библиотекарями от его посягательств.    Но, и в этот приезд, его не пустили дальше холла библиотеки, так что, Т'мору пришлось убраться от Башен, несолоно хлебавши, отчего, недавно еще приподнятое, настроение парня быстро скатилось до отметки "хреновое". А уж когда, проезжая пустой переулок, мимо его носа просвистел арбалетный болт и верный Серый вдруг взвился на дыбы, Т'мор понял, что сейчас кого-то убьет. Например, ту тварь, что стреляя в него из арбалета, поскользнулась и сбросила с крыши дома кусок черепицы, прямо перед храпом хаука.    Не теряя мгновений в ожидании следующего болта, Т'мор перекатился к стене здания, и тенью взлетел на крышу, что бы успеть заметить бегущую по коньку, фигуру. Забыв обо всем, парень рыкнул, и вслед беглецу устремился нож. Удар. Фигурка незадачливого убийцы покачнулась и, упав, заскользила по скату крыши. Метнувшись вперед, Т'мор успел подхватить неожиданно легкое тело, удержав его от падения с приличной высоты, но тут, глубокий капюшон свалился с головы еле дышащего противника, и парень разразился матерной тирадой. Ллайда!   

Глава 4. Ищущий, да обрящет... на свою голову.

   Несколько охреневший Т'мор, поднял потерявшую сознание храмовницу на руки и, воспользовавшись тенями, постарался как можно осторожнее спуститься на землю. Дыхание незадачливой убийцы было ровным, хотя и слабым, но парень, удивившись ее жизненной силе, все же не рискнул вытаскивать глубоко ушедший в тело Ллайды клинок, и с сомнением глянув, на зло косящего взглядом в сторону его ноши, Серого, тяжело вздохнул. И почему он просто не бросит эту сумасбродку, прямо здесь?!    - Серый, иди к Лу. - Хаук в ответ, только презрительно фыркнул. Но Т'мор, не отступил. - Иди. Я встречу тебя там.    Парень не был уверен, что своенравный и гордый скакун его послушает, но тот, резко заржал и, выбив копытами искры из мостовой, скрылся за поворотом.    - Идиот, слюнявый идиот. - Покачал головой Т'мор, укутываясь тенями, и скользнул к резиденции.    Надо отдать должное хауку, он появился у ворот дома ап Хаш, почти сразу после Т'мора, только и успевшего привалиться к стене, что бы перевести дух. Ллайда все также пребывала без сознания, а руки Т'мора ставшие скользкими от ее крови, уже отказывались удерживать ее на весу.    - АРРОЛД! - Вопль парня, наверное, был слышен и на другом конце города. Так что нет ничего удивительного в том, что через секунду, на высоком крыльце особняка появились все его обитатели, от громи и матушки Ирны, до самого владельца особняка.    - Что... Тьма! Т'мор, где ты ее взял?! - Хорг даже не потрудился натянуть маску безразличия, рассмотрев, кого именно притащил в резиденцию неугомонный фамильяр его клана. - Матушка Ирна, немедленно пошлите за Хортом.    - Это ни к чему. - Пропыхтел Т'мор. - Лучше отнесите ее в дом, только аккуратнее, не вздумайте вытащить нож! Насчет целителя, есть идея получше...    - Он меня еще учить будет. - Фыркнула матушка Ирна и кивнула Лерою. Тот мгновенно сориентировался, и ткнул пальцем в двух своих сородичей. Пара выбранных им громи, не дожидаясь приказа Арролда, подлетели к Т'мору и, бережно приняв у него из рук Ллайду, умчались в дом, а следом за ними отправилась и причитающая вполголоса домоправительница. Парень же, утер со лба пот, мимоходом удивившись тому, как много сил отобрало его короткое путешествие тенями, с раненой девушкой на руках и, не глядя на замершего в ожидании его действий, чрезвычайно бледного главу клана, выудил из кармана небольшой кругляш, уронил его на землю, и тут же раздавил каблуком.    - Все. Скоро придет. А теперь идем в дом. Есть разговор. - Кивнул он побратиму, но тут за спиной парня раздалось недовольное ржание. - Ай, совсем забыл!    Т'мор подошел к тяжело дышащему после бешеной скачки, хауку и, похлопав его по шее, легонько дунул прямо в храп.    - Молодец, Серый. Ты самый умный и быстрый скакун под этим небом. Я тобой горжусь. - Обняв голову хаука, проговорил парень. - А теперь иди к себе. Громи о тебе позаботятся.    Серый переступил копытами, довольно фыркнул в ухо хозяина, и величаво удалился, под ошарашенным взглядом Арролда.    Ссист появился у ворот резиденции, как раз в тот момент, когда Т'мор заканчивал краткое изложение событий, приведших Ллайду к такому плачевному состоянию. Дорога у целителя не заняла и десяти минут, с того момента, как Т'мор активировал, врученный ему еще на приеме амулет вызова. Ссист снабдил его этим амулетом, на случай если Т'мор вляпается в какие-то неприятности, до похода. Предусмотрительный целитель, совершенно точно не желал срыва экспедиции, из-за отсутствия в ее составе адепта Тени, а потому позаботился о том, что бы иметь возможность прийти на помощь человеку, в случае каких-либо трудностей. Вот только, вряд ли он предполагал, что Т'мор воспользуется амулетом для вызова обычной "неотложки".    - Вот уж не думал, что вы так быстро им воспользуетесь, эр Т'мор. - Проговорил Ссист, влетая в кабинет, впереди встретившего его у входа громи, несущего объемную сумку целителя. Тут, эр Ссист заметил стоящего в тени портьер, бледного побратима Т'мора, и принял более официальный вид. - Эр Арролд. Приветствую.    - Взаимно, эр Ссист. Предлагаю оставить церемонии, если вы не возражаете.    - Согласен. Но тогда... может Т'мор объяснит, зачем меня вызвали?    - Нам нужна ваша помощь, эр Ссист. Лерой! - Т'мор окликнул застывшего у дверей громи. - Проводи нас к раненой.    - Хм. Интересно. - Пробормотал целитель, следуя за подчинившимся приказу человека, громи.    Осмотр Ллайды не занял у целителя и минуты. Он сдержано похвалил мастерство матушки Ирны, успевшей все-таки извлечь нож, и обработать рану магически, что бы прекратить потерю крови, и обезболить место ранения, после чего принялся за лечение, предварительно выгнав из спальни лишних, по его мнению, присутствующих. То есть, одного громи, одного хорга и человека. Домоправительница осталась. Может Ссист выгнал бы и ее, вот только суровая вдова так выразительно посмотрела на целителя, что тот моментально выкинул эту мысль из головы. А может, он просто решил, что она будет в силах ему помочь, в случае непредвиденных осложнений.    Все полтора часа, что Ссист приводил в порядок Ллайду, по скоростному методу, не так давно испытанному Т'мором, на своей шкуре, Арролд наворачивал круги по своему кабинету.    - Я тебе беговую дорожку подарю, когда твоя жена забеременеет. - Заметил Т'мор.    - Зачем? - Хорг даже прекратил свой бег, от неожиданности.    - Что б ковры своим кроссом не стирал. - Пожал плечами Т'мор. Арролд хотел было что-то сказать, но только со свистом выпустил воздух из легких. Что не ускользнуло от внимания побратима. - Вот-вот, а я о чем? Сядь, успокойся.    Парень налил полстакана крепкой настойки, притащенной предусмотрительными громи, и, буквально насильно впихнул его в руки присевшего на краешек кресла, хорга. Арролд опустошил содержимое одним залпом, и уставился на Т'мора.    - А ты-то что такой спокойный, а? - Эмоции хорга выплеснулись, сметая все барьеры, и окуная Т'мора в водоворот щемящей боли.    - А я должен на себе волосы рвать? - Вопросом на вопрос ответил парень, кое-как справившись с наплывом чувств побратима.    - Знаешь, сейчас я думаю, что ты даже куда больший хорг, чем я сам. Так контролировать себя... - Покачал головой Арролд.    - Ой. Вот только этого не хватало. - Вздохнул Т'мор. - Причем здесь контроль?    - Но ведь что-то заставило тебя притащить ее сюда, вместо того, что бы добить или оставить умирать на той крыше. - Абсолютно неестественным тоном проговорил глава клана. - Ты был в своем праве. Никто бы и слова не сказал. Но ты поступил иначе, решив ее спасти. Ценой этого спасения вполне может стать долг жизни со стороны ее клана. Разве нет?    - Арролд, ты идиот? - Устало поинтересовался Т'мор. - Сам бы ты как поступил на моем месте, а? Можешь не отвечать, по лицу вижу. Но, на всякий случай, поясню. В первый и последний раз. Я никогда в жизни не воевал с женщинами, и не собираюсь изменять этой милой привычке. Ясно?    Арролд молча кивнул, и лицо его чуть расслабилось. Т'мор внимательно посмотрел на пребывающего в расстроенных чувствах хорга, и еще раз вздохнул.    - Кроме того, что-то мне подсказывает, что поступи я по озвученному тобой сценарию, и на этом наше побратимство закончилось бы. - Тихо проговорил Т'мор.    - Но я... - Хорг вздрогнул, и вдруг как-то сгорбился, словно его придавило многотонной глыбой. Белогривый опустил голову и, уставившись в пол, почти прошептал, - спасибо, брат.    - Налей себе еще настойки, и выпей. - Потребовал Т'мор, сделав вид, что не расслышал слов Арролда. - Полегчает.    Хорг покосился на пустой стакан и, скривившись, схватился за бутылку. Три громких, долгих глотка, и поллитра огненной жидкости, винтом исчезли в желудке хорга.    - Ой, что-то мне говорит, что я еще пожалею о своем решении. - Пробормотал Т'мор, наблюдая, как его побратим отрубается прямо в кресле. Подозвав Лероя, парень указал ему на хозяина особняка и, накинув на побратима, принесенный громи плед, двинулся в сторону временно ставшей госпиталем, спальни.    Ссиста он встретил на полпути. Целитель шел навстречу по коридору, и что-то негромко говорил матушке Ирне, старавшейся уравнять свой шаг с легкой походкой хорга, и с готовностью кивавшей, на каждую его реплику.    - А, эр Т'мор. - Ссист прервал наставления по уходу за раненой, остановившись перед человеком. - Не буду спрашивать, что ты не поделил с Темнейшей Ллайдой, но должен заметить, что с ножом обращаешься неплохо. Это был хороший бросок.    - Т'мор?! Как ты мог так обойтись с девушкой?! - Всплеснула руками возмущенная домоправительница.    - Матушка Ирна, если вы не против, я бы обсудил с вами эту тему, несколько позже. - Хмуро ответил парень. Домоправительница смерила его суровым взглядом, и, убедившись, что Ссисту ее помощь больше не нужна, удалилась.    - Как вы догадались, что это я ее приложил? - Поинтересовался Т'мор, проводив хорга в гостиную и усадив в кресло. В ответ, Ссист одарил его укоризненным взором, и выразительно указал на, до сих пор не снятую парнем, перевязь, снаряженную "стрижами" - недлинными заточенными до бритвенной остроты метательными ножами, с узким, но чрезвычайно прочным жалом. Одно из "гнезд" смертоносных "птичек", явно выделялось своей пустотой. Т'мор уязвленно хмыкнул. - Да уж. Это было несложно.    - Вот-вот. Но, собственно, я хотел поговорить несколько о другом. - Ссист на мгновение умолк, попробовал предложенную вездесущим Лероем настойку, и одобрительно кивнув, договорил, - Т'мор, я очень надеюсь, что в походе у нас не возникнет проблем... скажем так, межличностного характера.    - А с чего вы взяли, что для меня это составит какие-то трудности? - Не понял парень, удивленно взирая на начальника экспедиции, и соответственно, своего будущего командира.    - Просто, я заметил, как быстро и жестко вы реагируете на чужие действия в отношении вас. Взять, к примеру, моего племянника, или ту же Ллайду. - Пожал плечами Ссист, не спуская при этом внимательного взгляда с собеседника.    - Ну, положим, ваш племянник не так уж и пострадал. - Усмехнулся Т'мор, до которого дошел полный смысл слов дипломатичного хорга, - что же касается Ллайды, будь я таким злым и жестоким, вряд ли озаботился тем, что бы доставить вам хлопоты с ее лечением. Не находите, что подобные действия несколько выбиваются из того образа вспыльчивого хумана, который вы себе нарисовали?    - О... Прошу простить поспешность моих суждений. Я, честно говоря, предположил, что на моем вызове настоял эр Арролд. Это было как-то более ожидаемо. - Вежливо плеснув толикой сожаления, ответил Ссист, и тут же салютовал Т'мору бокалом. - Поверьте, я искренне рад, что ошибся в своем мнении, эр Т'мор.    - Забудем, эр Ссист. - С той же вежливостью ответил парень. - Но вот что мне интересно, неужели о страсти Арролда к Ллайде известно всему Аэн-Мору?    - Думаю, только тем, кто умеет замечать мелочи. - Эр Ссист потер подбородок. - Ведь вы тоже основывались на каких-то незначительных деталях, когда пришли к схожему выводу?    - Ну, да. - Т'мор вспомнил, с какой язвительностью звучало прозвище жрицы в устах Арролда, и каким тоном, та, в ответ, называла хорга "мальчиком"... Плюс неадекватная реакция побратима на шутки Байды и самого Т'мора. Мелочи, конечно, но общая картина...    - Вот-вот. - Заметив задумчивое выражение лица Т'мора, прокомментировал Ссист. - Что называется, имеющий уши, да услышит, имеющий глаза, да увидит. Не скажу, что в свете ходят слухи о них, это было бы в корне не верно. Но все осведомленные, наблюдают за их бескровной войной с искренним и неподдельным интересом. В нашем обществе, знаете ли, подобные противостояния эмоций редки... А от того становятся только притягательнее. И тем больше мое сожаление от того, что совсем скоро это зрелище грозит закончиться.    - Вот как? - Т'мор, только что, с удивлением открывший для себя еще одну сторону в жизни общества хоргов, оказался в замешательстве. - Вы предполагаете, что теперь война между ними ожесточится? Но почему?    - Не ожесточится, эр Т'мор. - Покачал головой Ссист. - Скорее, просто закончится. Они оказались чересчур близко друг к другу, что не может не повлиять на их взаимоотношения, так что, либо следующим шагом будет объявление об их союзе, либо они выйдут в Круг Чести. И пусть и то и другое, будет одинаково красивым финалом... Но все же финалом. Но это, конечно, только мое мнение.    - Однако. - Других слов у человека, по этому поводу, не нашлось.    - Ну что ж, эр Т'мор, время уже позднее, да и мне давно пора домой, пока моя супруга не вообразила себе, урги знают что. - Ссист поднялся с кресла. - Передайте мое почтение эру Арролду. Завтра к утру, Ллайда уже будет на ногах, и полагаю, вполне здорова. Разве что небольшая слабость, но она...    - Пройдет в течение двух-трех дней. - Подхватил слова хорга, парень и, подумав, добавил. - Но, мне кажется, что сбежать отсюда, ей никакая слабость не помешает.    - Вполне возможно. - Кивнул Ссист. - Всего хорошего, эр Т'мор. До встречи в Башнях.    - А как же оплата?    - Я возьму ее с пациентки, когда она выздоровеет. - Отмахнулся хорг, но Т'мор отрицательно качнул головой.    - Не стоит. Если я правильно понял, то процедура быстрого лечения, не всякому хоргу по карману. Потому, будет лучше, если расплачусь я сам.    - Что ж, в отношении стоимости лечения, вы правы. Подобные методы, удовольствие, отнюдь не из дешевых. Но неужели, вам совсем не жаль таких денег? - Притормозив на пороге, поинтересовался Ссист.    - Ну почему же... - Т'мор позволил себе хищный оскал. - Просто, я думаю, Арролд будет не против, возместить мне траты за лечение его... пассии.    - Ну да. К тому же, оплаты от него, Ллайда не примет, а от вас... Ей просто нечем будет возразить. - Ссист вдумчиво покивал, и вдруг плеснул искренним весельем. - Похоже, насчет финала пьесы, я поторопился. Возможно, с вашей помощью, у нас еще будет шанс насладиться ее перипетиями.    - Эти хорги, точно чокнутые! - Обратился к потолку Т'мор, после того как оплатил немаленький счет и, проводив целителя до ворот, вернулся в гостиную.    Как Т'мор и ожидал, Темнейшая Ллайда сбежала из особняка ап Хаш, утром следующего дня, даже не позавтракав. Впрочем, его совсем не огорчило подобное поведение эрии. Все равно, он не знал о чем говорить с той, что так настырно нарывалась на драку с ним, а потом и вовсе чуть не пристрелила. К тому же, Т'мор не ощущал себя хоргом, что бы искренне, как Ссист, наслаждаться зрелищем сверлящих друг друга мрачными взглядами Ллайду и Арролда. Благодарность? Ха! Т'мор бы скорее удивился, если бы эрия, оставшись на завтрак, пожелала приятного аппетита, не добавив при этом яда в его тарелку. В общем, сбежала, и слава Тьме.    Утро последнего предпраздничного дня декады, Т'мор провел в мастерской Байды, проверяя подогнанное мастером снаряжение, и старательно отбиваясь от потуг артефактора "недорого" впарить земляку, кучу экспериментальных образцов своего творчества, требующих полномасштабных испытаний. Правда, отказывался Т'мор не потому, что не доверял умениям Байды, а просто потому, что боялся не утащить все то, что артефактор посчитал необходимым в предстоящем походе. Тем не менее, Байда не терял энтузиазма, и старательно продолжал ездить по ушам Т'мора.    - Достал. - Наконец вздохнул совершенно измотанный спором парень, но не успел артефактор растянуть губы в довольной улыбке, как Т'мор выложил последний козырь. - Хорошо, я возьму несколько образцов, но! За каждый из них, ты заплатишь мне по злотню.    - Я заплачу?! - Охренел Байда.    - А ты как хотел? Артефакты неиспытанные, как подействуют неизвестно. И подействуют ли вообще? - Пожал плечами довольный парень.    - Бесплатно отдам. - Вздохнул мастер. - Когда вылезешь из подземелья, неизрасходованные вернешь.    - А если не вернусь?    - Тогда, туда тебе и дорога, скопидом! - Рявкнул Байда.    - Я что-то не понял, это мне нужны эти побрякушки, или тебе надо их испытать? И кто из нас, после этого, скопидом? - Прищурился Т'мор.    - Ладно-ладно. Погорячился я. Извини. - Вздохнул артефактор. - Но по злотню, это ты все же загнул.    - Ну... - Т'мор окинул взглядом немаленькую горку разноцветных, испещренных рунами, мелких шариков, кубиков и прочих восьмигранников с цилиндрами, мысленно прикинул их количество, и все-таки, вынужден был признать, что в чем-то Байда прав. Экспериментальных артефактов в куче было не меньше сотни. - Ладно, беру половину, по пять серебряных.    - Т'мор. Побойся Тьмы. - Прогудел Байда.    - С чего бы это? - Сделал удивленное лицо парень.    - Блин, ему бесплатно и безвозвратно дают уникальные артефакты, а он еще кочевряжится! - Возмутился артефактор.    - Все-все, успокойся. Уговорил. - Согласно кивнул Т'мор. - А теперь, рассказывай, что, куда, зачем.    - Так. - Моментально понизил тон Байда. - Начнем по порядку. Атакующие. Вот эти, красные шарики, номера с первого по двадцатый, точечные, полностью магические, плетения активируются от удара. То есть, замыкаешь пластинки, кидаешь в цель, ждешь результата. Дождался, идешь дальше. Хороши против одного противника. Далее, номера с двадцать первого по сороковой, эти обеспечивают вполне физическое воздействие, ну там, лед, огонь, камень... Применяются так же против одиночных целей. Способ применения идентичный. Далее, черные цилиндры, номера с сорок первого, по сорок пятый, это уже против множественных целей, воздействие полностью магическое...    - Стоп, стоп. - Замахал руками парень. - Ну, цвета и форма артефактов, ладно. Это что бы в спешке не перепутать. А пронумеровал ты их зачем?    - Как это? - Удивился Байда, и вытащил из-под груды артефактов блокнот, который тут же протянул Т'мору. - Вот. Должен же я знать, как они сработают. А так, на привале, ты номерок израсходованного артефакта в тетрадку запишешь, и пояснение к нему, ну там... объект воздействия такой-то, был раздавлен, или взорван    - Издеваешься? - Прошипел Т'мор.    - Шучу. - Не моргнув глазом, поправил парня Байда. - На самом деле, все гораздо проще. Наденешь в дорогу обруч, да-да. Тот самый, что я тебе вместо каски дал. Так вот, в нем расположен камень сил для защиты твоей черепушки, и отдельный камень-фиксатор. Сенсором для него служит материал обруча, объем камня, до двенадцати суток непрерывной записи. Он-то и будет писать информацию о примененных тобой или твоими спутниками артефактах моей выделки, понял?    - А блокнот тогда зачем? - Нахмурился Т'мор.    - Что бы шутка была веселее. - Байда продемонстрировал исписанные какими-то зубодробительными расчетами страницы своей рабочей тетради.    - Гад. - Констатировал Т'мор.    - Не хуже некоторых. - Хохотнул артефактор. - Ну что, продолжим разбор?    Из мастерской Байды, Т'мор вышел полностью экипированным и готовым хоть к походу, хоть к войне. Комплект одежды из черной кожи крикс, скрывающий любые проявления магии, и Узор носителя, чуть отблескивал на солнечном свету. За спиной парня, оттягивая плечи, расположился удобный рюкзак, с притороченной к нему бухтой крепкого каната и чехлом с арбалетом, Артефакты Байды удобно устроились в многочисленных кармашках на широком поясе, к которому крепились и перевязи со "стрижами". Т'мор глянул на подбирающееся к зениту солнце, вдохнул поглубже прохладный воздух горного плато и, стукнув тростью о камень мостовой, решительно направился к Башням, Если светило его не обманывает, то уже через пару часов наступит время спуститься в древние подземелья Аэн-Мора.    Зная, что хаука оставить в Башнях до возвращения нельзя, он оставил скакуна в резиденции. Там же он попрощался с Арролдом и всеми обитателями особняка ап Хаш, так что к владениям магов, Т'мор шел пешком, и в одиночестве. Впрочем, это не доставляло ему никаких хлопот. В конце-концов, что может быть лучше легкой прогулки, в хорошую погоду, под ярким начинающим явственно прогревать весенний воздух, солнцем?    В общем, к подножию лестницы, Т'мор подошел, сияя довольной улыбкой. Даже необходимость взбираться по бесконечным ступеням, не вызвала у него никакого неприятия. Парень глянул на вывеску трактира, и войдя в знакомый пустой холл, тут же скрылся в тенях. Спустя минуту, он уже стоял, поеживаясь от холода, на продуваемой злыми ветрами площадке у входа в Башни. Все-таки двигаться тенями в одиночку, куда как приятнее...    Как и в прошлый раз, стоило парню шагнуть за порог, как его окружили молчаливые охранники. А спустя еще минуту, неведомо откуда появившийся Ссист, уже вел его длинными, полутемными переходами, куда-то вглубь скалы, на которой и были построены Великие Башни.    - Прошу, эр Т'мор, - Ссист привел парня в небольшую комнату, заливаемую голубоватым светом нескольких плафонов, отчего лица присутствующих приобрели какой-то неприятно синюшный оттенок и, удостоверившись, что члены экспедиции обратили на вошедших свое внимание, повел в их сторону рукой. - Ну, с Иллоем вы знакомы, рядом с ним его протеже Альбис из Корфа, а с припасами сейчас разбирается наш штатный "слухач" - эр Аррас.    - Слухач? - Переспросил Т'мор, поприветствовав присутствующих лекгим поклоном и заработав какой-то отчужденный, мутный взгляд от человека, представленного Ссистом, как протеже Иллоя.    - Его внутреннее око развито чуть лучше, чем у большинства магов, что позволяет видеть скрытые и слишком тонкие плетения. - Ответил начальник экспедиции, направляясь к своему племяннику.    - Я и не знал, что у вас тоже есть свой протеже, эр. А зачем нам нужен еще один маг Крови? - Вдруг поинтересовался у проходящего мимо Ссиста, "слухач", смерив Т'мора неприязненным взглядом.    - А кто вам сказал, что я маг Крови? - Приподняв бровь, ухмыльнулся Т'мор.    - Молчать, хуман. - Отрезал Аррас, не скрывая брезгливости, и даже не повернув в его сторону головы. После этих слов, целитель замер на месте, так и не дойдя до Иллоя, секунду помедлил и развернулся, что бы встретиться с холодным взглядом Т'мора.    - Я вот думаю, эр Ссист, а были ли вы так уж не правы в своем разговоре со мной о возможных трудностях общения в нашем маленьком отряде? - Прищурившись, протянул Т'мор, нарочно обращаясь к главному лицу в экспедиции, в полном соответствии с этикетом Хорогена давая понять, что именно на Ссиста он возлагает ответственность за неподобающее поведение подчиненного. Не зря же Арролд его этим долбанным этикетом, чуть ли не до самого отъезда пичкал? - Вот только с адресатом нотации, вы, похоже, немного ошиблись.    - Эр Аррас, буду вам очень признателен, если вы смените свой тон при общении с эром Т'мором, и потрудитесь закрывать свои эмоции. - Очень тихо и проникновенно проговорил Ссист, скользнув к подчиненному, и одновременно с этим движением, напрочь утратил любое сходство с целителем. Сейчас, напротив слухача оказалась вторая ипостась эра Ссиста, та, которую Т'мор уловил в выверенных движениях хорга еще при первой их встрече, и окрестил "убийцей".    Надо отдать должное Аррасу, то ли он уже сталкивался с этим вариантом своего командира, то ли просто не привык бояться опасности, но хорг не дрогнул, только на мгновение в глазах проскользнуло непонимание.    - Советую последовать совету эра Ссиста, Аррас. - Глухой голос Иллоя заставил слухача на мгновение обдать окружающих удивлением. - И держи эмоции под контролем, ург тебя задери!    - Это очень хороший совет эр Аррас, если вы, конечно, не желаете, что бы эти блоки поставил вам я. - Кивнул Т'мор. Вот теперь "слухач" понял, правда, нельзя сказать, что это понимание принесло ему радость, уж очень характерные эмоции он успел выплеснуть, пока поднимал щиты разума.    - Прошу простить мое поведение, эр Т'мор. - Аррас окончательно взял под контроль свои чувства, так что даже отвесил парню соответствующий этикету хоргов, поклон.    - И мои. - Ссист тоже не забыл этикет своего народа, а потому ненамного отстал от "слухача".    - Принимаю. - Кивнул Т'мор, в свою очередь не забыв, напрячь спину. Эти идиотские поклоны начали его доставать. Интересно, а в походе, они тоже будут разводить церемонии? Если да, то пока кто-нибудь из хоргов выговорит фразу, типа: "уважаемый эр, не могли бы вы отойти в сторону, что бы не попасть под удар вон той криксы", можно и подохнуть успеть. И судя по недовольству, сочащемуся от Альбиса из Корфа, человека посетили те же мысли. Ну-ну. Кстати, вот интересно, риссы же, вроде, не особо-то и прикрывали свои эмоции при общении с Т'мором, но так явственно, как сейчас чувствует этого самого Альбиса, парень их не ощущал. Что это, очередная особенность котоподобных, или Т'мор так продвинулся в магии разума?    Но, поразмышлять вдоволь об этом открытии, ему не дали. Отряд быстро провел последние приготовления, лямки рюкзаков легли на плечи, оружие проверено и приведено в боевую готовность и, выстроившись цепочкой, три хорга и два человека двинулись в темный зев тоннеля, первого из тех сотен ходов, что должны были привести экспедицию к сокровищам Ушедших.    Первым в цепочке, двигался слухач, следом за ним Иллой, потом Альбис, Т'мор, и замыкал строй Ссист. Темнота сгустилась вокруг, и глаза хоргов налились неярким изумрудным светом. Т'мор не знал, что происходило с его собственными гляделками, но отсутствие освещения совершенно не мешало ему ориентироваться в выцветшем до серых тонов, пространстве. Впрочем, было бы где ориентироваться. Высокий и широкий, полукруглый в сечении, тоннель, когда-то, очевидно, обложенный декоративными плитками, а ныне усыпанный их осколками, не имел никаких ответвлений, и казался Т'мору бесконечным. По крайней мере, сделав шаг в сторону, что бы рассмотреть пространство впереди отряда, и получив за это ощутимый подзатыльник от идущего следом командира, Т'мор не увидел впереди ничего, кроме серой дымки, где-то вдалеке превращавшейся в непроглядную мглу. Шли долго и в тишине, только гуляло под сводом эхо от шороха сдвигаемого ногами отряда, мусора. По ощущениям парня, на поверхности давно наступила ночь, когда командир отряда, наконец, ткнул парня в плечо, и тихо скомандовал привал. Т'мор кивнул, и так же тихо передал слова Ссиста идущему впереди него Альбису. Тишина и шепот приказов, как Т'мор тут же выяснил, были вынужденным следствием великолепной акустики тоннеля. Стоило отряду начать устраиваться на ночлег, как ход наполнился какофонией многократного эха. Ссист поморщился, и одним легким пассом накрыл пространство вокруг отряда защитным куполом. Обрадованные отпавшей необходимостью затыкать уши, члены экспедиции, поужинав, завалились спать, оставив на первую стражу Альбиса. Но уже спустя пару часов их блаженный сон был нарушен истошным воплем, умножаемым проклятым эхом и, казалось, наполнившим тоннель от начала до самого конца.   

Глава 5. Если вас съели, то имеется, как минимум, два выхода.

   Первой мыслью Т'мора, спросонья, была: "схряпали Альбиса", но вскочив на ноги с обнаженными мечами, парень, к своему удивлению, увидел ожесточенно рубящегося с какими-то тварями, вооруженного длинным мечом человека, время от времени делающего странный взмах свободной рукой, после которого, лезущие дуром уроды, откатывались назад, издавая уже знакомый леденящий вопль. Естественно, что ни о каком защитном куполе речь уже не шла. Судя по всему, твари просто сломили его напором тел, благо было их здесь... до хрена, в общем.    Увидев, что хорги уже присоединились к бою, Т'мор нашарил в поясе несколько цилиндриков, пробежал пальцами по контактам, и, помянув Тьму, со всей силы швырнул артефакты в самую гущу нападающих тварей, а потом и сам прыгнул вперед, вращая клинками. У самого лица щелкнула смрадная пасть, и исчезла, увлекаемая падающим, почти перерубленным телом твари. Еще один монстрик, подпираемый сзади телами сородичей, сам напоролся на Младшего, и не успел Т'мор расстроиться из-за бракованных артефактов, как где-то в глубине стаи, вдруг раздалось какое-то ворчание, и сразу же серия хлопков. Вой покалеченных монстров усилился. Пространство начало наполняться какой-то дымкой, миг, и та превратилась в сверкающую черную сеть, устремившуюся вперед, в глубину тоннеля. Чудовищный невод на огромной скорости уносился куда-то вдаль, по пути превращая тела монстров, в чуть дымящиеся на запекшихся идеальных срезах, темные куски мяса, кое-где поблескивающие кипенно-белым цветом рассеченных костей. Вой выживших тварей, почуявших смерть сотен сородичей, поднялся на неимоверную высоту, и бегунки, а Т'мор только сейчас смог вспомнить название этих крыс-переростков, ломанулись на отряд с новой силой, словно понимая, кто послужил причиной гибели их сородичей. И хоргам и людям не осталось ничего другого, кроме как упереться ногами в пол, и с удвоенной частотой замахать клинками. Одно хорошо, бегунков осталось не больше трех десятков, так что шанс отбиться от тварей, был и немалый. Вот Ссист, выписывая хитрые фигуры клинком, рявкнул слово-ключ, и с перстня на его пальце сорвалась ослепительная молния, испепелившая разом трех тварей. Следом, Иллой, не прекращая двигаться, сплел какую-то конструкцию, которая, коснувшись двух ближайших к нему бегунков, и растаяла... а твари вдруг лопнули, словно не выдержали давления изнутри. Аррас, не извращаясь в магическом искусстве, просто методично рубил нападающих на него бегунков на куски, как и Альбис, в глазах которого, при каждом удачном ударе, вспыхивал какой-то мрачный огонек. Все это Т'мор успевал увидеть в те короткие мгновения, когда ему приходилось менять позицию, уходя от лобовых ударов бегунков, одновременно награждая самых упертых ударами мечей. Маги... Т'мор тоже маг, вот только как бы прибить этих тварей, не призывая Тени? Мало того, что ему Уголек уже не раз и не два читал нотации по поводу опасности вольного обращения со стихией, так еще и не очень хотелось демонстрировать свои способности перед малознакомыми хоргами. Тут парень вспомнил трактир в Меельсе, и хищная улыбка скользнула по его губам. Удар! Падает рассеченный Старшим почти пополам, очередной бегунок, а в следующий миг, мощным ментальным посылом, двух оставшихся напротив него тварей, пришпиливает к потолку острыми и не очень осколками, той самой плитки, которой когда-то, этот потолок и был облицован. Бой уже затихает. Ссист добивает последнего доставшегося ему противника, а Аррас с Альбисом, вместе рубят в фарш мечущуюся между ними тварь. Вот Иллой вынимает из дергающегося в конвульсиях бегунка клинок и, вытерев его о жесткую черную шерсть твари, бросает меч в ножны.    - Все? - Эхо от голоса Ссиста смешивается с умноженным шкрябаньем по полу когтей агонизирующей твари, и в ответ слышится четыре облегченных вздоха. Почему-то их, эхо подхватывать не стало. Но команде уже все равно. Хорги и люди отступают к лагерю, вывесив предварительно мощнейший щит. Такой не проломить и стае бегунков. И вроде бы, вот сейчас, ложись и спи, точно никто не помешает, но нет, бродит в венах адреналин, все еще накачивая мышцы силой, движения все еще резкие, словно тела никак не могут выйти из боя, а в глазах с трудом гаснет чуть безумный огонек. Впрочем, не у всех. Альбис так и сияет красным огнем в глазах, но для него это нормально. Кровь врага привычно бередит силы человеческого мага, требуя действий, свершений... и новой крови. Это Т'мор почувствовал явственно. Только теперь он понял истинную причину нелюбви стремящихся к тотальному контролю эмоций, хоргов, к магам крови... Они, просто-таки, прямая противоположность хоргам, вся их магия построена на буйстве эмоций, ярости, гневе, жажде крови и власти над побежденным. Темные и очень опасные чувства.    Видимо, что-то такое изменилось в глазах Альбиса, или Иллой просто почуял, что его подопечный дошел до какого-то предела, но вдруг, хорг подскочил к сжимающему кулаки человеку, и огрел его по голове, заставив протеже тряпичной куклой обвалиться на пол.    - Вовремя, молодец Иллой. - Спокойно кивнул Ссист, и пояснил пребывающему в недоумении Т'мору. - Маг крови должен всегда держать свои чувства в узде, иначе может сорваться. Альбис был как раз на грани. В таких случаях есть два варианта, либо попытаться успокоить мага словами, либо - вот так.    - А раньше нельзя было начать успокаивать? - Удивился Т'мор. - Тогда, глядишь, и по темечку бить не пришлось бы...    - Если бы Иллой угомонил его раньше, это, конечно, избавило бы нас от необходимости наблюдать сорвавшего тетиву мага крови, вот только ему самому, это не принесло бы никакой пользы. А так, когда он очнется, предел его безумия отодвинется еще чуть-чуть.    - То есть, это что же, получается этакая раскачка возможностей? - Спросил Т'мор.    - Именно. Один из приемов, которым пользуются наставники, что бы превратить кровавых зверей, в нечто, более уравновешенное. - Кивнул Ссист. - Аррас, как закончишь с чисткой оружия, помоги Иллою уложить Альбиса в спальник, и можешь отправляться спать. Иллой, приказ понял? Вот и замечательно. Порядок стражи менять не будем, так что следующие два часа за Т'мором.    - Помню-помню. - Кивнул парень. - эр Ссист, как думаете, выдержит ваш щит еще один наплыв бегунков?    - Этот? Выдержит, Т'мор. - Уже собираясь отправиться к своему спальнику, целитель притормозил. - Это, так называемый, "волнолом". Кое-где, на восходном побережье, такими щитами защищают рыбацкие селения от штормов. Кстати о магии, может расскажешь, что за артефакты ты использовал в бою? Признаться, если бы не та ургова сеть, нам пришлось бы куда как хуже.    - Хм. Это наработки Байды. Вот, уговорил меня взять несколько штук, на испытания. - Честно ответил Т'мор.    - Неплохо, совсем неплохо. - Покачал головой Ссист. - Ну ладно. Спокойной стражи тебе, Т'мор. Держи клепсидру.    Хорг вручил Т'мору сдвоенный сосуд в кожаном футляре, обитом латунью, и отправился спать, а Т'мор, активировав подачу жидкости в клепсидре и, приведя в порядок свою амуницию, отправился к границе щита. Бдеть. Но нападений этой ночью, больше не было. Подземелья, словно попробовали пришельцев на прочность, и взяли тайм-аут, для раздумий.    А на следующий день, порядок строя изменился. Аррас по-прежнему шел впереди, а вот в двух шагах за ним, чуть сместившись в сторону, двигался Ссист. Тогда как оставшиеся члены отряда образовали короткую цепь, на флангах которой разместились люди, а Иллой шел в центре. В стенах начали появляться боковые проходы, кое-где такие же аккуратные, как и главный тоннель, по которому двигалась экспедиция, а некоторые представляли собой самые натуральные проломы или разошедшиеся трещины. Все чаще, Аррас стал замирать на одном месте, останавливая отряд, и присматриваясь к чему-то, видимому только ему одному. Частенько он подзывал к себе Ссиста, и они о чем-то тихо переговаривались, пока Т'мор с Иллоем и Альбисом следили за окружающей обстановкой. На ночной привал остановились в одном из довольно широких, боковых штреков и, спокойно переночевав, двинулись по нему же дальше. Здесь уже почти не было эха. Высота потолков стала заметно меньше, а на стенах поселился слабо мерцающий мох, но Т'мор, помня наставления Ссиста, не торопился его касаться. Так, пересекая встречающиеся ходы, с осторожными подстраховками Арраса, они и шли, время от времени, по приказу Ссиста, сменяя тоннели. К середине третьего дня отряд вывернул в широкий и низкий ход, с доброй сотней облюбовавших его для проживания, лоскутников. Обнаружил их наличие, конечно, Аррас, подобравшийся к одной из тварей почти вплотную. Находившийся в конце отряда Т'мор, успел заметить только стремительно движение Ссиста, обрубающего "ленты", уже обвившие торс присевшего на корточки слухача. Пришлось отряду расчехлять арбалеты, и двигаться вперед предельно аккуратно, отстреливая попадающихся на пути лоскутников. Как объяснил сам Аррас, когда отряд свернул в очередной, пустой на этот раз, ход, несмотря на то, что это далеко не первый его поход в подземелья, с лоскутниками он столкнулся впервые, и не разобравшись в странной мешанине их узоров, хорг принял подземных тварей за, неизвестный ему, тип ловушек, а не найдя в принятых им за плетения, узорах лоскутника, привычных узлов идентификации цели, подобрался поближе, что бы хорошенько разобраться в хаосе линий сил.    Получив заслуженный короткий втык от Ссиста, Аррас покивал, и повел отряд вперед с удвоенной осторожностью. Теперь хорги и люди шли по довольно узкому ходу, выстланному каким-то выкрашивающимся камнем, в котором Т'мор, почти без удивления признал обычный бетон, а присмотревшись хорошенько, тихо хмыкнул. На полу виднелись забитые пылью отверстия. Два двойных ряда, на расстоянии меньше полутора метров друг от друга. Не нужно быть гением, что бы понять, что когда-то здесь была проложена ветка железной дороги. Метро в Аэн-Море. Ха! Хотя, скорее не подземка, а что-то вроде специальной узкоколейки, ведущей к каким-нибудь складам долговременного хранения. При этой мысли, Т'мор испытал давно забытое, как ему казалось, чувство. Чудная смесь легкого мандража азарта и предвкушения, закружила его голову. О да! Сколько времени он провел в Свободном городе, занимаясь поиском и потрошением таких складов, созданных хомяками-предками жителей уничтоженного мира... И вроде бы, смотался парень оттуда, в другой мир смотался, да еще и транзитом через третий, а все равно пришел к тому же. К охоте за чужими захоронками. Что ж... Т'мор усмехнулся. Дело привычное.    Парень едва успел отпрянуть в сторону, как мимо него с фырчанием пронесся здоровый огневик. Отряд мгновенно рассредоточился вдоль стен.    - Третий поворот! - Прорычал Ссист. - Совсем мне эти лоскутники нюх отбили. Аррас, твой выход!    Слухач напряженно кивнул, и, распластавшись вдоль стены, медленно пополз в сторону непонятно когда вылезшей из бетона, полусфере, усеянной несколькими рядами... стволов?! Словно в ответ на рык Ссиста, полусфера разразилась десятком выстрелов, встретивших на своем пути стену зеленоватого пламени. А Аррас все так же медленно двигался в сторону плюющегося огнем дота, словно и не замечающего его приближения. Т'мор догадался перейти на внутреннее око, и удивленно присвистнул. Слухач активировал некий амулет, который тут же оплел его узор выписанными линями сил, рунами и неясными, но чрезвычайно сложными плетениями, про которые Т'мор мог сказать только одно, они явно не были закончены. Пока парень наблюдал за метаморфозами произведенными непонятным амулетом, Аррас добрался до полусферы, и коснулся ее рукой. Тотчас, незаконченные плетения амулета устремились к поверхности дота. Штрек на миг озарился оранжевым светом, и приятный, но какой-то бесполый голос, произнес фразу на языке, которого Т'мор совсем не ожидал здесь услышать, и потому на мгновение сильно опешил.    - Права техника подтверждены. Доступ открыт. - Услышав фразу, Ссист напрягся. Кажется, он не знает этого языка. Но вот, увидев как полусфера открылась и Аррас скользнул внутрь, командир махнул рукой, и члены отряда, со всей возможной скоростью метнулись из-под прикрытия его щита, к открывшемуся проходу. Т'мор поспешил следом, стараясь успокоить бешено колотящееся сердце и накатывающие девятым валом эмоции. Спасибо тренировкам Джорро, он сумел взять под контроль бушующие чувства, и спускался по лестнице, уже не рискуя испепелить кого-нибудь из своих спутников, взглядом.    Узкая винтовая лестница привела экспедицию в очередной ход. Чрезвычайно узкий, освещенный зеленоватым светом разросшегося под потолком мха, длинный штрек со свисающими вдоль стен лохмотьями, когда-то, очевидно, бывшими изолированной проводкой, создавал несколько гнетущее впечатление. Впрочем, на настроении отряда, это не сказывалось ни в коей мере. Даже угрюмый Альбис повеселел, в предчувствии завершения похода. А вот Т'мор этой радости не разделял. Мало того, что недавний голос вывел его из равновесия, парень, к тому же, очень хорошо усвоил, что радоваться удачному завершению поиска, нужно только после того, как перетащишь все найденное в свои закрома. Не раньше. Да и Уголек, до этого ведший себя на диво спокойно, тоже что-то почуял... А еще, Т'мор никак не мог взять в толк, зачем Ссист прихватил в поход магов крови. В качестве носильщиков добычи, что ли? В общем, паранойя, довольно давно не подававшая признаков жизни, проснулась, и тут же начала доводить Т'мора подленькими вопросами.    Пока парень боролся с собственной мнительностью и старательно восстанавливал душевное спокойствие, отряд, миновав несколько коридоров и пустых комнат, добрался до небольшого круглого тамбура, второй выход из которого, оказался перекрыт массивной металлической, запертой на классические кремальеры, дверью. Именно здесь отряд и расположился.    - Тут мой амулет бессилен. Надо взламывать. - Тихо проговорил Аррас.    - Без тебя знаю. - Бросил ему Ссист. - Ничего, не в первый раз.    И действительно, под воздействием магии целителя, неприступная дверь начала покрываться каким-то странным налетом, спустя минуту превратившимся в лохмотья ржавчины. Создавалось впечатление, что целитель каким-то образом ускорил время старения одной, конкретно взятой двери. Оч-чень многосторонне развитый хорг.    - Вот интересно, если не в первый раз эту дверь взламываете, то кто ж ее заново устанавливает? - Не удержался от вопроса Т'мор, подзуживаемый все той же паранойей.    - Ург его знает, кто ее восстанавливает. - Процедил сквозь зубы Ссист, не отрывая взгляда от жалобно скрипящей двери. - Одно известно точно. Если не успеем сделать все что нужно, за двенадцать часов, придется ее снова взламывать.    - Магия?    - Не совсем, скорее технология в сплаве с магией. - Покачал головой Ссист и, прерывая разговор, сильно пнул ногой по остаткам двери. Скрежет, шелест, рыжая пыль взвилась под потолок, и дверь осыпалась на пол, слоистыми ржавыми кусками. Командир отряда оглядел своих подчиненных и первым шагнул в проем. - Ну вот, осталось совсем чуть-чуть, и мы у цели.    За разрушенной Ссистом дверью, оказался обширный зал с высокими потолками, сплошь затянутыми все тем же сияющим мхом. На полу виднелись остатки креплений каких-то агрегатов, явно немаленьких размеров, в остальном, здесь было все также как и в коридорах этого узла, пыльно, пусто и тихо.    Следующее препятствие встретилось отряду, когда они, миновав зал, выбрались в следующий коридор и, поднявшись по очередной лестнице, выбив небольшую легкую дверь, вывалились в совершенно иначе отделанное помещение. Сразу было понятно, что обитатели этого уровня, вряд ли ходили тем же путем, что привел сюда экспедицию. Даже время оказалось не властно стереть все следы здешней роскоши. Ничуть не пострадавшие от воздействия самой разрушительной стихии, высокие витражи, со странными рисунками, расположенные на стенах, должно быть, когда-то подсвеченные изнутри, они играли роль окон. Пол, покрытый также замечательно сохранившимся паркетом, выложенным затейливыми узорами, как и деревянные панели стен, очевидно, были покрыты каким-то консервирующим составом, или же за их сохранностью следили некие плетения, многочисленные контуры которых, Аррас нашел в стенах, потолке и полу. Странное зрелище, особенно, когда понимаешь, что все это было сделано за сотни веков до тебя... Члены команды застыли у входа, рассматривая наследие, доставшееся им от давно исчезнувшей из Мор-ан-Тара, расы. Только Ссист, да слухач отнеслись к этому месту спокойно. Должно быть потому, что были здесь не в первый раз...    Именно целитель и вывел свою команду из ступора.    - Ну, что застыли? У нас куча дел впереди. Пошли, пошли. - Ссист махнул членам отряда рукой, и двинулся следом за Аррасом, по пути поясняя действия слухача. - Здесь, конечно, ловушек уже нет, но мало ли, с этими их самовосстанавливающимися предметами, кто его знает, что именно восстановится помимо уничтоженного нами, в следующий раз?    - А что, были прецеденты? - Спросил Т'мор, одновременно утихомиривая все больше и больше волнующегося Уголька.    - Ну, по-моему, в девятую экспедицию, мы выломали одну из дверей в соседнем коридоре, так вместе с ней восстановился и какой-то механизм, запертый за ней. Пара моих помощников, минут сорок потом бегала от него, пока до нас не дошло, что этот механизм, всего лишь сборщик пыли.    - А что же он тогда за ними гонялся? - Удивился Иллой.    - А ты на нас посмотри. - Фыркнул хорг. - Думаешь, тогда мы чище были? Вот этот механизм и собирал ту грязь, что убегая от него, оставляли за собой мои помощники. Так. Стоп. Мы пришли. Т'мор, сейчас дело за тобой. Вон там, рядом с дверью, пластина. Сейчас оденешь амулет Арраса и приложишь к ней руку. Иллой, Альбис, возьмите у него образец крови, и приступайте.    - А это зачем? - Напрягся Т'мор.    - Как зачем? - Удивился целитель. - Не будем же мы тебя тревожить всякий раз, как нам понадобиться пройти в подобные помещения. А Узор скопировать мы не можем. Так что, сейчас наши маги возьмут у тебя немного крови, по связи проследят все происходящее с тобой в момент открытия дверей, составят модель, а по ней, впоследствии будет создан артефакт-ключ. Понятно?    - Хитро. А я уж надеялся денежек подзаработать. - Протянул Т'мор, одновременно, аккуратно и незаметно для окружающих, разбрасывая вокруг себя сеть ментальных сенсоров.    - Ничего, пока проведут исследования, пока создадут рабочий образец, немало воды утечет. - Целитель и не заметил, как тонкие щупы разума проникают сквозь стыки его щитов. Все-таки есть свое преимущество в академическом подходе к обучению магов школы Разума, перед неограненным талантом хоргов. Пусть это пока и не дает возможности Т'мору прочесть мысли собеседника, но вот отличить правду от лжи, ему уже вполне по силам. - Так что, успеешь еще не раз здесь побывать. Ну что, приступим?    - Да, конечно. - Т'мор скинул на пол, глухо звякнувший от удара, рюкзак, приладил трость в специальную петлю на поясе, и, усмиряя нервную дрожь в руках, двинулся к своеобразному замку, больше всего напоминающему парню, сканер ладони, частенько встречавшийся в старых складах Свободного города.    Поймав на лету, брошенный Аррасом амулет, Т'мор натянул его на шею. Серая пластинка качнулась, и тут же начала нагреваться. Задействовав внутреннее око, Т'мор увидел поднявшийся вокруг его тела смерч из рун и все тех же, недостроенных плетений, что окружали Арраса, когда он открывал проход в дот. Вот мельтешение прекратилось, символы заняли какой-то, ясный только давно ушедшим посвященным, да их, все еще непонятно как работающей технике, порядок, и Т'мор, наконец, коснулся заветной пластины ладонью.    - Доступ прим открыт. Добро пожаловать, арн. - Все тот же бесполый голос, изъясняющийся на языке, который Т'мор и не думал когда-либо услышать вновь. А обращение было совсем иным, отличным от того, что выдал автомат Аррасу. Есть над чем подумать. Но... не сейчас.    Дверь уехала в стену, открывая отряду вид на небольшой кабинет, отделенный прозрачной перегородкой с тамбуром, от большого помещения самого, что ни на есть, лабораторного вида.    - Дошли. - Выдохнул Ссист, и осторожно шагнул внутрь. Тут же под потолком кабинета и лаборатории, засияли теплым светом матовые шары светильников, а в углу тихо заворчал какой-то агрегат, соединенный с лабораторией толстым гофрированным шлангом, на который целитель тут же обратил свое внимание. - Так, судя по всему, это нагнетатель воздуха. Эры, предупреждаю, ни в коем случае, не пользуйтесь в лаборатории магией.    - Э-э? - Не понял слухач.    - Аррас, посмотри внимательно за перегородку. Ты видишь там, хоть одно плетение? - Со вздохом пустился в пояснения Т'мор. Слухач обвел указанный участок внимательным взглядом, и отрицательно покачал головой. - А это значит, что...    - Пользоваться магией в лаборатории, в лучшем случае нежелательно. А в худшем, противопоказанно. - Завершил речь Т'мора, Ссист. - Кто знает, какие опыты там проводились, и как на них может повлиять магическое воздействие.    - Понял. - Слухач кивнул. - И что теперь?    - Как что? Начинаем шерстить кабинет, как только выгрузим все возможное, примемся за саму лабораторию. Приступили. - Скомандовал командир, и члены отряда, скинув рюкзаки, принялись за работу. Только Т'мор отошел в сторону и принялся рассматривать все еще висящий у него на груди амулет. Ссист заметил это и подошел к человеку.    - Что, интересуешься? - Спросил хорг.    - Да уж, забавная вещица. - Согласился Т'мор.    - О! Глава совета над ним года два колдовал, чтоб с этим куском не пойми чего, любой хорг мог на узел проникнуть. Вот только дальше дверей в лабораторию, он все равно никого провести не смог. - Тут Ссист понял, что сказал что-то не то, и сменил тему. - Идем, что ли, посмотрим, что за опыты ставили прежние хозяева этой цитадели?    - С удовольствием. - Кивнул Т'мор.    Миновав тамбур, обдавший обоих "археологов" каким-то паром, человек и хорг вошли в лабораторию. Белые, выложенные плиткой стены, отражали яркий свет плафонов, и лучи искусственных подобий солнца танцевали на блестящих деталях неизвестных приборов, установленных на длинных столах, протянувшихся из одного конца довольно длинного помещения, в другой. Человек и хорг медленно двигались вдоль этого странного памятника ушедшей расы, поражаясь чистоте, царящей в лаборатории и сохранности каждого предмета в ней. Создавалось впечатление, что хозяева покинули это помещение буквально полчаса назад, и вот-вот вернутся, обсуждая по дороге сложность исследований, перспективность последних теорий и непрожаренное мясо, поданное сегодня в столовой на обед.    Т'мор застыл у отдельно стоящего стола, с лежащей на нем, непонятной цилиндрической капсулой серо-стального цвета, удерживаемой на месте специальной подставкой. Не понимая толком, что он делает, все еще пребывающий в задумчивости, Т'мор коснулся рукой продолговатого выступа в торце капсулы, и та, с тихим шипением открылась, словно разломившись вдоль оси. Увиденное, вывело парня из ступора. Продолговатый, иссиня-черный кристалл, лежащий внутри, только что не источал эманации Тьмы вокруг себя. Т'мор присвистнул, и оказавшийся рядом с ним, во мгновение ока, Ссист глухо охнул. А в следующую секунду, Уголек вдруг взвыл сиреной, в глазах у парня потемнело, и он, мешком, осел на пол.    - Он его нашел. Все собрали? - Ссист вытащил капсулу из лаборатории и, довольно хлопнув ее по стальному боку, скомандовал. - Вытаскиваем сумки в коридор. Аррас, держи амулет. Быстро-быстро.    Приготовленные заранее сумки, усилиями хоргов и молчаливого Альбиса, набитые небольшими, сложенными вдвое черными прямоугольниками, полетели в коридор.    - А что Т'мор? - Иллой подошел к Ссисту. Целитель смерил племянника ледяным взглядом.    - Иглы шшорха.    - Сколько у нас времени?    - Минут сорок осталось. Потом система изолирует этот уровень.    - Понятно. Значит, будем торопиться... Жаль, конечно, что он так быстро наткнулся на кристалл. Если бы еще пару лабораторий обыскали, совсем замечательно было бы. - Иллоя явно пробило на болтовню. Что ж, у каждого стресс выражается по-своему. - Нет, но ты подумай, лич и в этот раз оказался прав!    - Болтай меньше. - Зло процедил Ссист, выталкивая племянника в коридор. Несмотря на то, что затея прошла почти идеально, хорга что-то грызло. Какое-то саднящее чувство, заставляло целителя-убийцу держаться в постоянной готовности, не выпуская эфеса меча из руки. И похоже, что это напряжение передалось и остальным членам его отряда. Потому и уходили они, постоянно оглядываясь, и чуть ли не шарахаясь от каждой тени.    Сумеречный дракон, из теней следивший за действиями бывших товарищей его хозяина, проводил горящим алой яростью взглядом, скрывшихся за поворотом предателей, и, разразившись громким ревом, скользнул обратно в лабораторию.    Т'мор лежал на полу у стола, и Уголек ясно видел, как тускнеют каналы сил хозяина, а Узор начинает подергиваться, искажаясь, и теряя свою цельность. В ужасе, дракон вынырнул из теней и, упав на тело Т'мора, тоненько и пронзительно взвыл.    Мягкая, убаюкивающая Тьма, нежная, бесконечная... Т'мор вздрогнул, почувствовав, как Ночь вокруг него всколыхнулась, пронзаемая долгим, басовитым гулом... Спокойствие испуганно встрепенулось, и исчезло, словно его и не было, оставив после себя ощущение чего-то забытого, но важного, очень важного... Во Тьме блеснули алые угольки... Угольки? Уголек?! Т'мор дернулся, и Ночь неожиданно легко его отпустила, расцветив мир яркими красками.    Парень открыл глаза и попытался сесть, но ударился обо что-то головой, и зашипел от боли.    - Лечение завершено. Отчет о проведенных процедурах можете получить у терминала. - Опять этот голос! Т'мор попытался оглядеться, но понял, что находится в чем-то, вроде полупрозрачного саркофага, и выругался. В тот же момент, накрывавшая его саркофаг, крышка бесшумно отъехала в сторону, и парень, пребывающий в легком охренении от происходящего, наконец-то смог покинуть место своего недолгого заточения, что бы тут же оказаться снесенным к стене, верещащим от счастья Угольком, затапливающим Т'мора такими волнами радости, что парень и сам не смог удержаться от смеха.    Спустя несколько минут, немного успокоившись, Т'мор получил возможность оглядеться, и попытаться разобраться в том, что произошло. Последнее, что он помнил, был блеск кристалла Тьмы, удар о пол... и все. "Услышав" воспоминания человека, Уголек вдруг зарычал, забил хвостом, разнося, к ургам, разложенную на столе рядом с саркофагом, мелочевку и, в один момент растворившись в татуировке, передал Т'мору все те образы, что запомнил, пока наблюдал за отрядом Ссиста из теней.    - А как же я... - Т'мор осмотрелся. Он оказался в совсем другой комнате. Здесь не было лабораторных столов, зато выстроились в два ряда саркофаги, идентичные тому, из которого он только что вылез, да небольшие приставные столики рядом с ними, на которых были разложены какие-то инструменты. Почуяв недоумение хозяина, дракон тут же поделился с ним воспоминаниями о том, как, отталкивая безутешного дракона, вокруг умирающего Т'мора сгустилась, опустившаяся откуда-то сверху, дрожащая серая дымка, заключившая его тело в плотный кокон, и непонятно откуда появившиеся механизмы, подняв затвердевший кокон манипуляторами, оттащили его сюда, в находящуюся в самом конце памятного коридора комнату, где и погрузили в один из саркофагов. Надо заметить, что до бьющегося в истерике дракона, механизмам, судя по воспоминаниям самого Уголька не было никакого дела, но только до тех пор, пока саркофаг, в котором хранилось тело Т'мора, вдруг не окрасился в серо-синие цвета. Вот тут-то, странные железяки устроили на Уголька самую настоящую охоту, он и в тень смыться не успел. Нашпиговали бедного змея добрым десятком игл с каким-то парализатором, и упихали в соседний саркофаг, подключенный к коробке, в которой валялся Т'мор. В себя дракон пришел буквально за полчаса, до того, как поднялась крышка саркофага хозяина.    - Дела... - Пробормотал Т'мор, и почесал затылок. - И что теперь делать?    - Неизвестный язык. Рекомендуется перевод запроса на государственный язык, арн. - Голос. Все тот же бесполый голос. Т'мор выругался, и перешел на язык автомата базы.    - Каков мой статус?    - Статус арн, присвоен, ввиду отсутствия на территории базы иных представителей вашей расы и истечения срока действия прежних учетных записей. Предоставлен доступ ко всем помещениям и базам данных объекта "Тьма".    - То есть, я здесь сейчас полный хозяин? - Уточнил Т'мор.    - Ответ отрицательный. Шесть часов восемь минут назад, был введен приоритет действия инструкции один дробь двенадцать. Ни один объект не может покинуть базу до истечения срока карантина, что подразумевает ограничение свободы перемещения обладателя статуса арн.    - Карантин? Причины? И когда он закончится? - Вздохнул парень.    - Согласно инструкции один дробь двенадцать, в случае угрозы жизни или летального исхода любого биологического объекта находящегося в зоне допуска прим объекта "Тьма", в целях подавления опасности распространения эпидемий, территория объекта блокируется на время, необходимое для проведения соответствующей проверки и дезактивации причины эпидемии, в случае ее обнаружения. - Голос автомата, из бесполого, но хотя бы относительно приятного, превратился в сухой и наставительный.    - Ну и как? Необходимая проверка проведена? - Хмыкнул Т'мор.    - Ответ отрицательный. Возможности системы ограничены, в связи с отсутствием питания в основном энерговоде. Мощность собственных автономных генераторов, не позволяет завершить надлежащие исследования в контрольные сроки. Обратиться к администратору сети с запросом о предоставлении аварийного канала питания?    - Ха! Обращайся. - Усмехнулся Т'мор. Интересно, как долго автомат будет искать этого самого "администратора"?    - Арн! - Неожиданно раздавшийся в тишине, мужской голос, заставил Т'мора подпрыгнуть на месте. - Поступил запрос от объекта "Тьма" на аварийное подключение к энерговодам сети. Предоставить объекту "Тьма" запрашиваемый доступ по резервным каналам питания?    - Э-э... Да. - Охренел Т'мор.    - Выполняю. - мужской голос умолк, но уже через секунду заговорил снова. - Объект "Тьма" подключен к основному энерговоду, по резервному каналу питания девять и три.    - Ответ администратора получен. Доступ к энерговодам разрешен, исследования будут завершены в течение трех суток, с момента подачи энергии. - Опять тот же бесполый голос базы. - Внимание! Согласно инструкции один дробь двенадцать, для питания персонала базы активированы автономные синтезаторы пищи, в блоке один, каждой зоны допуска объекта "Тьма".    - Проверь состояние пищевых синтезаторов. И укажи, где они находятся, что ли? - Т'мор грустно вздохнул.    - Все синтезаторы в полностью рабочем состоянии. Процессы генерации питательной массы проходят штатно. Двери блока один в каждой зоне допуска подсвечены белым цветом. - База умолкла.    - Ну, хоть так. - Пробормотал Т'мор и поднял голову к потолку. - Эй, база! А библиотека у вас тут есть? Раз уж гулять нельзя, так хоть почитаю...   

Не эпилог, но что-то вроде...

Не будите спящего дракона, замаетесь колыбельные петь.

   Т'мор в очередной раз развернул черный прямоугольник книги, и бездумно уставился в белоснежные строки текста. Второй день его пребывания на базе адептов Тени... Ушедших... Древних и прочая, и прочая... принес ему только беспокойство, и злость от собственного идиотизма. И чем больше времени проходило с того момента как он проснулся, тем сильнее становилось волнение. Тексты, так заинтересовавшие его прошлым вечером, не воспринимались ни в какую, еда, пусть и созданная из какой-то там, питательной массы, но, как оказалась имеющая очень даже приличный вкус, сейчас вызывала у Т'мора только отвращение, да и собственное тело вдруг начало вести себя вызывающе непослушно, что, учитывая, мягко говоря, неровное настроение человека, и без того испоганенное Ссистом, и невозможностью уйти с заблокированной базы тенями, разрушительно сказывалось на окружающей обстановке. Вот и сейчас, несчастные автоматы-уборщики, визжали своими древними приводами, не переставая, пытаясь убрать один из осыпавшихся, после очередного взрыва эмоций Т'мора, витражей, а парень продолжил медленно, но верно наливаться гневом.    Ну что мешало поверить своим чувствам, и быть настороже при общении с белогривыми уродами? Так нет же, понадеялся на свои способности, расслабился в более или менее мирной атмосфере этого долбанного мира! Вот и результат. А уж какой великолепный подарочек он преподнес хоргам, по собственной дурости! А теперь вот сидит в карантине, и ждет непонятно чего. Т'мор зарычал от злости и, вскочив из-за стола, рванул из библиотеки в коридор, распахнул дверь, ведущую на лестницу и, скользнув уровнем ниже, влетел в небольшой спортзал, найденный им во время поиска "подсвеченной белым цветом двери" блока один.    Иллюзии противников, выставленные Базой, атаковали слажено и четко, но для уже шипящего от злости Т'мора, их, явно, было маловато. Уголек в душе ревел и метал пламя, вторя хозяину, пока Т'мор отрабатывал на иллюзиях все то, что он хотел бы сотворить с Ссистом и его отрядом. А уж лич... При мысли о проклятой ходячей мумии, Т'мор буквально взорвался ударами. А когда остановился и огляделся, то лишь неопределенно хмыкнул. Недавно чистенький и опрятный, только вчера приведенный трудами многочисленных механических уборщиков в нормальный рабочий вид, спортзал, сейчас напоминал руины взятого штурмом замка... Нет, здесь не было разрушенных подвесных мостов, горящих башен и потеков крови на камнях винтовой лестницы донжона, но вот общее впечатление... Сломано было все что можно, а то, что нельзя, оказалось выпотрошено и разметано по всему полу, упругое покрытие которого было вспорото, как минимум, в десятке мест.    - Арн, сенсоры зафиксировали повышенную агрессивность вашей первой ипостаси. Рекомендуется посетить психокорректора и провести сеанс повторной синхронизации со второй ипостасью. - Голос базы заставил Т'мора разразиться гомерическим хохотом.    - Дожил! Уже древние компьютеры меня психом считают. - Сквозь смех проговорил парень.    - Внесена поправка. Поскольку помощь психокорректора невозможна, ввиду отсутствия на территории объекта "Тьма" специалиста необходимого профиля, база вынуждена настаивать на проведении повторной синхронизации в безальтернативном порядке. - Продолжил голос, не обратив никакого внимания на смех человека. Впрочем, последние слова этот смех оборвали, а выехавшие из открывшейся в стене ниши механизмы, весьма неприятного вида, и вовсе заставили Т'мора нахмуриться. Но, не успел парень осознать брошенный ему Угольком образ, в котором такие же жестянки обстреливали дракона парализующими иглами, как Т'мор почувствовал, что в него всадили, не меньше пяти подобных "снарядов", и сознание человека заволокло пеленой.    Сначала, Уголек пытался сопротивляться, но в какой-то момент понял, что странные агрегаты напитанные магией до тусклого свечения, вовсе не пытаются разобрать его вместе с хозяином на много мелких дракончиков, а, скорее, наоборот, все больше и больше уплотняют связи их Узоров, сплетая причудливую вязь полного слияния... Дракон чуть не замурлыкал от счастья. Дракон? Т'мор потянулся и, расправив крылья, взмыл над саркофагом. Чего-о?! Парень ошалело оглядел себя и икнул, спалив, к ургам, один из приставных столиков в медблоке. Полупрозрачное тело дракона, хвостом касающееся пола, а головой норовящее пронзить потолок, явно не было привычной тушкой Т'мора. Да и Уголек, хоть и прилично вымахал за последнее время, но точно не достиг таких гигантских размеров. К тому же, насколько парень помнил, змей был все-таки вполне материальным, и не обладал способностью проходить сквозь стены, как произошло сейчас с его левым крылом. Впрочем, стоило подумать о материальности, как...    Ноги Т'мора коснулись крышки саркофага, а рядом воплотился довольный до невозможности Уголек, тут же радостно поздравивший человека с успешно прошедшим слиянием. Парень же сначала ощупал себя с ног до головы, с еще большим удивлением отметил наличие на себе привычной одежды и амуниции, и только после этого как-то отреагировал на мыслеобраз посланный Угольком.    - То есть, теперь, мы одно целое, так что ли? - Уточнил офигевший Т'мор и, получив подтверждение змея, хмыкнул. - Три в одном... Призрак, человек и дракон. Охренеть. Так, надо наведаться в библиотеку еще раз. Что-то мне говорит, что там есть информация по моему случаю. Не может не быть!    Забежав по пути за обедом, Т'мор притащил поднос прямо в в библиотеку, и двинулся вдоль полок с одинаковыми черными прямоугольниками, снабженными короткими подписями. В результате, к столу и оставленной на нем еде, он пришел нагруженный добрым десятком местных книг и, только что, не дрожа от волнения, углубился в чтение, преподнесшее ему немало сюрпризов. Немного разобравшись с тем, что дало ему пресловутое слияние, Т'мор, понял еще одну очень важную для него вещь.    - Так это значит, что пребывая в своей энергетической форме, я могу внаглую слинять из этого карантина? - Обратился парень к уплетающему за обе щеки, генерированное мясо, Угольку. Тот на миг оторвался от кормежки, и внимательно посмотрев в глаза Т'мору, кивнул. Парень аж руки потер от удовольствия, а на лице его расцвела хищная ухмылка.    - Знаешь друг, у меня есть идея. Как насчет того, что бы нагнать наших "убитых горем" товарищей по экспедиции? Не возражаешь? Тогда доедай в темпе вальса, и полетели!    База действительно не смогла удержать в карантине шестиметрового призрака, только вякнула что-то об автоматической консервации, и через полчаса, подземелья Аэн-Мора, впервые за долгие тысячелетия услышали рев охотящегося дракона. А может и вообще, впервые. Вряд ли, те же самые Ушедшие охотились в переходах своих подземелий... дичи тогда здесь не было. Разве что сотрудники города-университета, или поезда метро... Т'мор даже рассмеялся, представив себе подкрадывающегося к стоящему на станции подземки поезду, огромного призрачного змея.    Ссист гнал отряд вперед так быстро, как только позволял груз. Переходы стали длиннее, а ночевки гораздо короче. Он и сам не мог внятно объяснить, какая сила гонит его вперед, заставляя срезать путь, где возможно, вихрем проносясь над ловушками и местами облюбованными инферналами и тварями подземелий, отстреливаясь и рискуя жизнями членов команды, но поселившееся еще в лаборатории чувство беды не давало остановиться. Только вперед. Быстро, как только возможно. Вперед, к Башням!    Отряду везло. Феерически, неправдоподобно. Нагруженные до предела, они, живые и почти невредимые прошли там, где до них погибла не одна и не две экспедиции, увязшие в сплошном поле ловушек, или растерзанные местными обитателями. И к обеду следующего дня, Ссист вывел свою команду к месту их первой ночевки. Почти пришли, и как! С победой, с безоговорочной победой, и с такой скоростью, как не ходила еще ни одна экспедиция! Да, им есть чем гордиться. И чуть отступило это проклятое предчувствие. Тем лучше. Ссист скомандовал двухчасовой привал, и с облегчением скинул, всю дорогу врезавшийся в плечо, ремень, приспособленный для переноски тяжелой капсулы с кристаллом.    Отряд устроился прямо на сумках с книгами. Открыли флягу с вином. По традиции подобных походов, она хранится в рюкзаке командира до последней стоянки перед Башнями... Вот только выпить не успели.    Предчувствие, гнавшее Ссиста вперед, не давая пощады отряду, вдруг взвыло... и, с почти слышимым наяву звоном, исчезло. Лопнуло, словно перенапряженная струна, и одновременно, замерцав, опал защитный купол, пропуская к месту стоянки знакомый силуэт. Тот, кого воля главы совета мастеров Вязи и рука наставника целителей Академии, обрекли на мучительную смерть от яда игл шшорха, все-таки их нагнал...    - Меня-то винцом угостите? - Человек улыбнулся, присаживаясь на свободную сумку с книгами, и обвел взглядом своих бывших товарищей по отряду. Не так. Просто бывших. Выпавший, наконец, из ступора, Ссист не стал дожидаться развязки, ударил первым. И опоздал. Сквозь нарастающий шум в ушах, он еще расслышал вскрик Иллоя, еще увидел мутнеющим взглядом, как ему в ноги ткнулся, Аррас, забрызгав сапоги кровью, плеснувшей из рассеченного черепа, а потом пришла темнота. Кто сказал, что Тьма благостна? Настигший Ссиста мрак, оказался совсем иным. Колючий, безысходный обжигающий холодом, жадный...    Т'мор взглянул на единственного, оставшегося на ногах противника.    - Ну что, Альбис, жить хочешь? - Глупый вопрос, кто же не хочет... Наверное, ответ показался магу крови не менее глупым, и Альбис, взревев, кинулся на не пожелавшего сдохнуть в подземельях парня. Но, не успел, как и Ссист. Только тот все еще жив, хоть и без сознания, а от мага крови остался лишь пепел, ровным слоем осевший в двух шагах от Т'мора.    Парень вытер мечи об одежду, все еще агонизирующего, сучащего ногами и царапающего ногтями каменный пол, Иллоя, и грустно усмехнулся. Почему-то вспомнилось, как всего несколько дней назад, племянник целителя-убийцы, точно также вытирал свой меч о жесткую черную шкуру содрогающегося в конвульсиях бегунка. Ну что же, может в этом и есть высшая справедливость? Жил как крыса, и сдох так же... А теперь надо позаботиться о "спящей красавице". Т'мор окинул взглядом пребывающего в отключке Ссиста, и задумался. А собственно, зачем ему нужен этот нод'риш саэлле? Может прирезать его, и всех делов?    Но, по некоторому размышлению, Т'мор решил поступить немного иначе и, подхватив тело Ссиста, скрылся в тенях.    - Что-то мне кажется, что я слишком увлекся, работая амбалом... да еще и бесплатно. - Фыркнул парень, сгружая все еще пребывающего в бессознательном состоянии хорга, на пол. Утерев с лица честный трудовой пот, Т'мор огляделся и удовлетворенно кивнул. Да, это то самое место. Этот кольцевой коридор, он нашел во время своей погони за отрядом целителя. Все-таки не один хорг срезал путь, где возможно.    Главным плюсом для нынешней задумки Т'мора, было то, что единственный выход из этого кольца был завален породой, почти на всем протяжении хода, ведущего к одному из второстепенных тоннелей. А Ссиста, Т'мор доставил сюда, скользнув тенями по узкой трещине, прорезавшей высокий потолок коридора, через которую ни одному хоргу не пробраться... если он, конечно, не освоит в срочном порядке пути теней. В противном случае, бедняге не останется ничего иного, кроме как сдохнуть в этом коридоре... Ну так, собственно, для этого, Т'мор его сюда и притащил.    Целитель с трудом открыл глаза, и попытался оглядеться. Но вокруг все плыло, голова раскалывалась, а тело вело себя так, словно вообще не принадлежит своему хозяину. Голос, раздавшийся прямо над ним, гулким набатом ударивший по ушам, чуть не отправил Ссиста обратно в забытье.    - Добро пожаловать, благородный эр. - Ехидство в словах этого ургова выкидыша Бездны, заставило хорга заскрежетать зубами. Ну погоди, дай только добраться до твоей глотки, мразь! Постепенно приходя в себя, Ссист попытался сесть, и тут же руки хумана, подхватив его за бока, вздернули вверх, заставляя голову кружиться от слабости, а тело принять сидячее положение. Пальцы хорга скользнули по поясу, по карманам... пусто. Даже перстни и серьги исчезли. Человек неплохо выпотрошил его запасы. И снова этот ехидный тон, - так лучше?    - П-чему?    - Что? А, вы желаете знать, почему до сих пор живы? - Усмехнулся парень. Вот только дальше губ усмешка не пошла. В глазах человека, плескалась холодная ярость, а голос был тих и безучастен. - Так нет ничего проще, благородный эр. Вы хотите пожить подольше. Я хочу, что бы вы пожили подольше. Как видите, наши желания совпадают, так что живите, благородный эр, живите, сколько сможете. Думаю, для такого целителя как вы, это не очень сложная задача? Ну, а я позабочусь о том, что бы Вам никто не посмел мешать. Никто и никогда. - Под, все еще мутным взором хорга, Т'мор отступил назад, немного подумал, скривил губы в очередной ухмылке и, отстегнув от пояса флягу, бросил ее на колени белогривому. - Это мой прощальный подарок. Выпейте за мое здоровье, эр Ссист. Всего хорошего.    И исчез в тенях.    Хоргу понадобилось сделать три круга по коридору, прежде чем он понял, куда именно он попал. Но только когда белогривый увидел лежащую на полу, забытую флягу, единственный источник жидкости в этом месте, только тогда, пришло настоящее осознание того, насколько страшна и мучительна будет его смерть.    А Т'мор, стоявший над расщелиной, пропустившей его в кольцевой коридор, услышав приглушенный расстоянием полувопль-полувой, хмыкнул, и отправился в обратный путь. У него еще было несколько дел на поверхности Аэн-Мора. Да и трофеи не мешает собрать...    Уголек был очень недоволен. Раньше Т'мор никогда не позволял себе использовать дракона в качестве вьючного животного! А теперь, нацепил на него кучу сумок и отправил тенями в резиденцию ап Хаш.    - Хочешь, можем поменяться? - Настиг несущегося по подземельям змея, мыслеобраз человека. Уголек вспомнил, как выглядел нагруженный кучей вещей оставшихся от отряда Ссиста, Т'мор, прикинул, как бы эта тяжесть давила на него самого, и вежливо отказался. Лучше уж четыре навьюченных сумки, чем два огромных рюкзака, размером, чуть ли не в полдракона каждый.    Выскользнув тенью в знакомое помещение, откуда началась примечательная экспедиция Ссиста, Т'мор удивленно присвистнул. Количество адептов Башен, во всеоружии скопившихся в относительно небольшой комнате, укрывшихся за иллюзорными щитами, наводило на определенные мысли. Похоже, что даже если бы отряду удалось завершить поход, дальше этой комнатки, они бы не ушли... Т'мор обвел хмурым взглядом, не подозревающих о его присутствии хоргов, и выматерившись на шаэрре, двинулся к выходу. Наверное, после такой демонстрации своих намерений, лич должен был разочаровать еще больше, но... похоже, дальше было уже некуда. Желание испепелить ургову мумию, просто достигло своего максимума.    Особняк ап Хаш встретил Т'мора тишиной и выстроившимися у входа в дом громи, уже успевшими принять у дракона сумки, и теперь ожидающими прибытия человека.    - Добро пожаловать, хозяин. - Лерой учтиво кивнул появившемуся на ступенях крыльца, Т'мору, и двое его подчиненных тут же поспешили избавить парня от ноши.    - С чего такие церемонии, Лерой? - Удивленно глянул на громи Т'мор.    - Хранители приветствуют вас, арн. - Громи даже глазом не моргнул.    - И ты туда же? - Вздохнул парень. - Мало мне было свихнувшегося компьютера, теперь и здесь покоя не будет.    - Т'мор, ты уже вернулся? - Голос, раздавшийся за спиной человека, заставил его подпрыгнуть от неожиданности. Развернувшись, парень смерил взглядом подъехавшего на своем бессменном скакуне, хорга, и покачал головой. Щиты разума Арролда скрипели и прогибались, не в состоянии удержать бушующий в душе белогривого ураган эмоций. И что-то Т'мору подсказывало, что поводом для столь всеобъемлющей радости, послужило отнюдь не его появление в резиденции.    - Скажем так, в результате некоторых разногласий с руководством экспедиции, мною было принято трудное решение о ее досрочном прекращении. - Проговорил парень, дождавшись пока Арролд покинет седло и поднимется на крыльцо. Рассказывать о своей эпопее, здесь и сейчас, Т'мору показалось несколько неудобным... ну, а если быть совсем честным, то парень просто боялс